Некоторые проблемы квалификации убийства, совершенного при отягчающих обстоятельствах

Некоторые проблемы квалификации убийства, совершенного при отягчающих обстоятельствах

В данной статье рассматриваются отдельные проблемы уголовно-правовой науки, связанные с квалификацией убийства при наличии отягчающих уголовную ответственность обстоятельств. Анализируются проблемы квалификации: насильственного лишения жизни двух лиц и более; убийство лица в момент осуществления им служебной деятельности, реализации служебного долга, а равно лиц, выступающих близкими для такового; убийства, реализованного с особой степенью жестокости.

Авторы публикации

Рубрика

Уголовное право

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 11 (56), март ‘22

Дата публицакии 09.03.2022

Поделиться

Статья 2 Основного закона России [2]закрепила тот объективный факт, что человек, а также егоправа и свободы выступают в качестве высшей ценности современного российского государства. Согласно статьи двадцатой Конституции РФ, каждый имеет право на жизнь. При этомжизнь принадлежит каждому человеку от рождения, она является самым ценным благом, поэтому посягательство на нее становится наиболее тяжким преступлением.

В то же время, в соответствии с имеющейся статистикой за 2020 год по части 2 статьи 105 УК РФ [5] в нашей стране было осуждено 987 человек [3], что свидетельствует о том, что квалифицированное убийство является достаточно распространенным преступлением. Это означает, что требуется особое внимание к указанным видам убийства как со стороны правоохранительных органов.

Общая государственная задача по сокращению уровня смертности населения включает в себя, в том числе, сокращение количества убийств путем повышения эффективности применения уголовно-правовых норм.

При квалификации убийства по части второй статьи 105 уголовного закона России в практической судебной и следственной деятельности возникают определенные проблемы, на некоторых из которых мы и считаем необходимым остановится в настоящей статье.

Первым квалифицирующим признаком, проблемы квалификации по которому мы рассмотрим, является насильственное лишение жизни двух лиц и более (предусматривается пунктом «а» второй части 105-й статьи УК Российской Федерации).

Исследование накопленной судебной практики позволяет сформулировать мысль, в соответствии с которой насильственное лишение жизни двух лиц и более, характеризующееся наличием одного и того же умысла, происходит в тех ситуациях, когда соответствующий умысел присутствовал у преступника еще до того момента, как первая жертва была убита. Если же умысел насильственно лишить жизни второго (и последующих) людей возник уже после совершения первого убийства, то фактически изначально имелся умысел на насильственное лишение жизни одного человека, который уже впоследствии подвергся трансформации.  Если убийство двух лиц и более реализуется через одно действие (а такое становится возможным, к примеру, тогда, когда производится выстрел из ружья, имеющего дробовой заряд), то мотивы, ставшие причиной посягательства на жизнь разных людей, могут отличаться.

Когда человек предпринимает самостоятельные действия для того, чтобы лишить жизни других людей (каждого по отдельности), то для применения соответствующего квалифицированного признака необходимо доказать, что у него присутствовал один и тот же мотив на насильственное лишение жизни каждого из потерпевших.

Практика следственной деятельности знакома с такими ситуациями, когда человек фактически одновременно убивает двух и более лиц, но при этом мотив на убийство каждого из них является равным.

Покушение на совершение убийства, осуществляемое при использовании общеопасного метода, квалифицируется в соответствии с положениями, предусматриваемыми третьей частью статьи 30 УК Российской Федерации, а также пунктом «е» второй части 105-й статьи УК Российской Федерации.

Квалификация с применением пунктов «е», «а» 105-й статьи УК Российской Федерации производится в то время, когда происходит умышленное убийство двух и более человек, при этом имелась еще и угроза того, что убитым будет и другой человек.

К примеру, Авдеев был посчитан судом виновным и приговорен к наказанию за убийство двух человек, реализованное посредством общеопасного метода. Авдеевым было создано взрывное устройство, которое впоследствии было им смонтировано в непосредственной близости от входа на принадлежащий ему участок земли. В тот момент, когда несколько подростков предприняли попытку получить доступ на земельный участок, взрывное устройство было приведено в действие. В результате случившегося взрыва произошла смерть трех человек, а еще трое подростков, которые сумели удалиться от места взрыва, получили травмы [4, c. 65].

Практика судебно-следственной деятельности зачастую сталкивается с таким вопросом: как следует квалифицировать преступное деяние, если одно действие представляет собой посягательство на жизнь лица, выступающего в качестве сотрудника правоохранительных структур, либо на жизнь лица, реализующего полномочия в сфере предварительного расследования и правосудия, либо на жизнь лица, имеющего статус общественного (государственного) деятеля. Мы считаем необходимым при возникновении ситуаций подобного рода квалифицировать содеянное, используя положения 277-й, 295-й или 317-й статей УК Российской Федерации (соответственно), а также положения, предусматриваемые пунктом «а» второй части 105-й статьи УК Российской Федерации.

Далее проанализируем имеющиеся проблемы при квалификации такого отягчающего обстоятельства, как убийство лица в момент осуществления им служебной деятельности, реализации служебного долга, а равно лиц, выступающих близкими для такового (ответственность регламентируется пунктом «б» второй части 105-й статьи УК Российской Федерации).

Квалифицировать преступное деяние, пользуясь для этого положениями, регламентированными пунктом «б» второй части 105-й статьи УК Российской Федерации, возможно, если будут корректно рассмотрены мотивы, послужившие основой для деятельности потерпевшего.

Комментируемый пункт второй части 105-й статьи УК Российской Федерации может быть применен только тогда, когда убийство оказывается непосредственно сопряженным с законной деятельностью, осуществляемой потерпевшим. Если же потерпевший предпринял попытку злоупотребить предоставляемыми ему полномочиями, то убийство должно быть квалифицировано в соответствии с положениями первой части 105-й статьи УК Российской Федерации.

Практика следственной, а также судебной деятельности насчитывает большое количество примеров, когда появлялись вопросы о том, как следует корректным образом квалифицировать «заказные» убийства, потерпевшие по которым занимались исполнением служебного долга, служебных обязанностей. По нашему мнению, здесь следует основываться на следующем: с ситуации, когда исполнитель преступления не имел информации о мотивах, имевшихся у «заказчика» убийства, то квалификация по пункту «б» второй части 105-й статьи УК Российской Федерации становится невозможной. Если же у исполнителя преступления такая информация присутствовала, то квалификация по пункту «б» второй части 105-й статьи УК Российской Федерации является корректной.

Еще одним квалифицирующим убийство признаком, проблемы которого хотелось бы рассмотреть более подробно, является убийство, реализованное с особой степенью жестокости (ответственность предусматривается пунктом «д» второй части 105-й статьи УК Российской Федерации).

Использование такого признака является достаточно сложным для судов. Ведь любой случай, когда человека насильственным образом лишают жизни, представляет собой акт проявления жестокости. Но опасность для общества такого преступления, как убийство, безусловно, повышается, когда жестокость, проявленная преступником, оказывается чрезмерной даже для того, чтобы осуществить насильственное лишение жизни.

Для разрешения вопроса о пригодности применения рассматриваемого квалифицирующего признака следует уделить особое внимание анализу специфики субъективной стороны случившегося преступного деяния. В частности, необходимо тщательно проанализировать, какое отношение преступник продемонстрировал к совершенному им нарушению, а также к тому, что преступление было реализовано с собой степенью жестокости.

К выводу о том, что убийство являлось совершенным с особой степенью жестокости, эксперты и суды зачастую приходят, базируясь только на том, что на трупе имеется большое количество ран.

Однако данное обстоятельство, как мы полагаем, может быть использовано для квалификации преступного деяния в соответствии с пунктом «д» второй части 105-й статьи УК Российской Федерации только тогда, когда особенности размещения ран на теле потерпевшего, а также их количество, однозначно свидетельствуют о том, что причинение подобного числа ран причинило убитому особые страдания.

Когда определяется, что убийство реализовано в тот момент, когда преступник имел интенсивные душевные волнения (а также в тот момент, когда преступник был вынужден защищаться от нападения, прибегая, тем самым, к необходимой обороне), то наличие большого количества телесных повреждений у трупа не может рассматриваться в качестве основания для квалификации нарушения уголовного закона в соответствии со статьями 107, 108 УК Российской Федерации.

Судебной Коллегией при ВС (Верховном Суде) Российской Федерации был рассмотрен вопрос о квалификации преступного деяния в качестве убийства, реализованного с особой степенью жестокости. Рассматриваемое дело характеризовалось наличием следующих обстоятельств. Пономарев, насильственным образом лишивший жизни Ярцева, нанес по нескольким частям тела удары, используя для этого разнообразные подручные средства (лопаты, вилки, ножи). Непосредственной причиной смерти Ярцева оказался травматический шок, появившийся вследствие возникновения комбинированной травмы грудной клетки, сочетающийся с повреждением головного мозга. Кроме того, судмедэксперты обнаружили на теле Ярцева свидетельства повреждения черепного свода, перелома различных костей, вошедших в состав скелета.

Судебной Коллегией было посчитано, что данные обстоятельства свидетельствовали о наличии у Пономарева намерения причинить смерть Ярцеву, причем сделать это с особой степенью жестокости [1, c. 12].

Проявиться особая степень жестокости способна не только в большом количестве повреждений, наносимых умирающему человеку. Иногда особой жестокостью признаются и случаи, когда на теле убитого присутствует только одно ранение. При этом, как правило, оказывается, что убийца намеренно не предоставляет потерпевшему возможность воспользоваться помощью, тем самым причиняя ему страдания.

Иногда также убийцы в процессе осуществления преступного деяния прибегают к истязательствам в отношении собственных жертв. В качестве отягчающего такое обстоятельство начинает рассматриваться лишь тогда, когда истязание производится непосредственно перед насильственным лишением жизни. Для использования положений, предусматриваемых пунктом «д» второй части 105-й статьи УК Российской Федерации, не является значимым, в результате чего произошло насильственное лишение жизни человека (вследствие истязаний или вследствие отдельного удара, который был нанесен уже после того, как истязания были завершены).

Убийство, осуществленное организованной группой лиц или группой лиц, имеющих предварительный сговор (ответственность предусматривается пунктом «ж» второй части 105-й статьи УК Российской Федерации).

Такой состав преступного деяния возникает в случае, когда вину в убийстве имеет сразу несколько лиц, действовавших согласованным образом. Чтобы использовался рассматриваемый квалифицирующий признак, следует доказать, что договоренность на участие в преступлении была достигнута у преступников еще до того момента, как они реализовали имеющийся преступный замысел. Если кто-либо присоединяется к совершению преступления уже в тот момент, когда оно непосредственно реализуется, что используется такой признак, как убийство, реализованное группой лиц, не обладающих предварительным сговором на это.

Так, Судебной Коллегией ВС РФ не был обнаружен предварительный сговор в действиях, осуществленных Мезенцевым и Челиятом. В рамках ссоры, которая возникла вследствие инициативы Изотова (выступившего в качестве потерпевшего), получив удар от Изотова, Мезенцев перешел к ее избиению. Впоследствии, получив поддержку от присоединившегося Челията, Мезенцев довел избиение Изотова до смерти последнего [4, c. 81].

Зачастую в практике следственной и судебной деятельности появляются вопросы, связанные с тем, как надлежит квалифицировать убийство двух разных лиц двумя разными людьми (которые предварительно согласовали, как будут осуществлять преступление, тем самым вступив друг с другом в сговор).

Вследствие того, что насильственное лишение жизни двух лиц и более – это преступление, которое выступает как единое, то необходимо использовать такой подход к квалификации, который предполагает использование сразу нескольких признаков (предусматриваемых, в частности, пунктами «ж», «а» второй части 105-й статьи УК Российской Федерации).

Если кем-либо из убийц замысел на лишение жизни так и остался нереализованным, то квалификация содеянного должна вестись следующим образом. Если умысел, присутствующий у обоих преступников на то, чтобы насильственным образом лишить жизни двух и более человек, доказан, то квалификация осуществляется как покушение на насильственное лишение жизни, осуществляемое группой лиц, обладающих сговором. Также квалификация производится как завершенного убийства одного человека, совершенного группой лиц, обладающих соответствующим сговором.

Если насильственное лишение жизни было произведено посредством организованной группы, то роль, исполняемая конкретным ее участником, не обладает влиянием на процесс квалификации преступного деяния.

Убийство, которое произведено членами преступного сообщества, также квалифицируется в соответствии с положениями, регламентированными пунктом «ж» второй части 105-й статьи УК Российской Федерации.

Резюмируя изложенное, следует сказать, что в сфере реализации норм об уголовной ответственности за квалифицированное убийство имеется ряд проблем, некоторые из которых были рассмотрены нами выше. Скорейшее решение этих проблем и устранение неоднозначности в трактовке правоприменителем соответствующих уголовно-правовых норм позволит повысить эффективность противодействия убийству уголовно-правовыми средствами и, как следствие, будет способствовать защите человеческой жизни как высшей конституционной ценности.

Список литературы

  1. Артюшина О.В. Убийство с особой жестокостью: уголовно-правовые и криминологические аспекты: автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Н. Новгород, 2011.
  2. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) (с поправками от 14 марта 2020 г.) // Российская газета от 25 декабря 1993 г. № 237.
  3. Отчет о характеристике преступления, его рецидива и повторности по числу осужденных по всем составам преступлений УК РФ [Электронный ресурс] // СайтᱹСудебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации.
  4. Рубцова А.С. Актуальные проблемы уголовного права. Особенная часть: учебное пособие для магистрантов. – М., 2019.
  5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 04.03.2022) // Собрание законодательства РФ от 17 июня 1996 г. № 25 ст. 2954.

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Осталось 5 дней до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary