Современное содержание и отличительные характеристики концепции неосионизма

Современное содержание и отличительные характеристики концепции неосионизма

В статье автор рассматривает современное содержание и отличительные характеристики политической идеологии неосионизма.

Авторы публикации

Рубрика

Политология

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 48 (146), декабрь ‘23

Дата публикации 10.12.2023

Поделиться

Неосионизм оформился в 60-70-ые годы XX века как реакция на арабо-израильские войны и оккупацию новых территорий Израилем. Неосионизм является правоориентированной развивающейся политической идеологией, которая исследует будущие перспективы израильской политики и пересматривает концепцию традиционного сионизма в реалиях конца XX – начала XXI века. Неосионизм дает тонкий взгляд на традиционный сионизм, адаптируя его к современным вызовам и расширяя сферу его применения за пределы традиционных представлений. Понимание его последствий позволяет нам глубже вникнуть в развивающийся ландшафт израильской политики.

Т. Парсонс определял идеологию как «систему ценностей данного общества» [1], наша задача выделить основные содержательные характеристики политической идеологии неосионизма для того, чтобы проанализировать, как эта система ценностей влияет на современное израильское общество.

Современные исследователи выделяют следующие компоненты политической идеологии неосионизма:

1. Еврейский национализм и самоопределение. Неосионизм подчеркивает еврейское самоопределение и необходимость суверенного еврейского государства. Он утверждает право еврейского народа определять свою политическую судьбу, продвигает идею еврейского государства как центрального компонента еврейской идентичности.

Раввин Ишай Флейшер, произраильский активист и один из создателей неосионистской неправительственной организации «Кумах» (миссией которой является пропаганда иммиграции евреев со всего мира обратно в Эрец-Исраэль, которая исторически сегодня включает в себя государство Израиль), в своей статье акцентирует внимание на национальной составляющей неосионизма. Из его слов можно сделать вывод, что для неосионистов Израиль является, пожалуй, высшей ценностью.

«Неосионизм основан на аутентичных еврейских духовных основах, которые рассматривают Израиль как естественный и данный Богом дом еврейского народа. Будущее Израиля – это не только создание защитного убежища для евреев; скорее, речь идет о триумфальном и благородном будущем народа Израиля в Земле Израиля.

Неосионизм – это скрытая энергия еврейского народа. После того, как он будет выпущен на волю, его силу будет невозможно остановить. Наша явная судьба была терпеливой, но теперь ее слава кипит в нас и побуждает нас петь, как написано в субботней литургии: «Храм будет восстановлен, город Сион наполнится. И там мы будем петь новую песнь, и мы воскреснем в радости». [2]

По мнению израильского социолога Ури Рама, автора множества научных работ, посвященных исследованию неосионизма, данная политическая идеология является ультранационалистической, и главным обоснованием этого национализма он видит невозможность совместного мирного жительства евреев и арабов в одном государстве. Эскалация палестино-израильского конфликта – вот основная отличительная характеристика неосионизма, а разрешением этого противоречия в неосионизме может быть только «еврейское государство без арабов».

В своей научной статье «Будущее прошлого в Израиле: подход социологии знания» Ури Рам рассматривает националистические начала неосионизма: «По мнению неосионистов, светский сионизм, особенно его рабочая версия, имеет тенденцию быть слабым в отношении национализма. Он никогда не понимал невозможности мирного сосуществования евреев и неевреев. Отношение арабов к Израилю является продолжением долгой антисемитской истории, о чем свидетельствует поддержка арабами нацизма во время Второй мировой войны (в особенности отношения муфтия с нацистами).

Сионистские иллюзии о жизни в гармонии с арабами всегда приводили к позиции тотального компромисса, которую другая сторона интерпретировала как слабость и эксплуатировала. Единственный способ достичь мира – это сдерживание и возмездие – идея, не нова для классической правой идеологии, а именно, «Железной стены» Зеева Жаботинского. Арабы в Израиле являются пятой колонной и представляют демографическую угрозу. Их можно терпеть только как иностранное меньшинство, хотя «передача по соглашению» рассматривается как предпочтительное решение.

С точки зрения неосионистов, присущая израильскому национализму слабость проистекает из его отчуждения от еврейских источников и культуры. Светский сионизм, особенно его рабочая версия, предпринял тщетную попытку отрицать традиционное, религиозно-еврейское ядро еврейской идентичности. Это самоотчуждение сделало рабочий сионизм неспособным сочувствовать жертвам Холокоста, что привело к серьезному моральному дефолту лидеров перед лицом Еврейской катастрофы. Шестидневная война (1967 г.) объединила Израиль с сердцем еврейской Святой Земли, домом его предков, а Война Судного дня (Йом-Кипур, 1973 г.) символизировала глубокие религиозные корни арабо-израильских войн.» [3]

2. Национальная безопасность. Неосионизм придает первостепенное значение обеспечению безопасности и выживания еврейского государства. Он выступает за сильную военную оборону и активный подход к защите границ Израиля от потенциальных угроз.

Неосионизм признает исторический контекст еврейских преследований и необходимость еврейской родины как безопасного убежища для еврейского народа. Эта идеология считает, что обеспечение национальной безопасности Израиля имеет решающее значение для защиты еврейского населения от потенциальных угроз. Эта точка зрения коренится в опыте еврейского народа на протяжении всей истории, включая Холокост, и убеждении, что для предотвращения будущих злодеяний необходим надежный защитный аппарат.

Неосионизм воспринимает Израиль как остров, окруженный морем противников, что повышает важность поддержания сильного аппарата национальной безопасности. Израильское государство сталкивается с многочисленными проблемами безопасности, включая продолжающийся израильско-палестинский конфликт, региональную нестабильность и угрозу терроризма. Неосионизм утверждает, что без надежной системы обороны выживание Израиля и благополучие его граждан будут под угрозой.

Идеология неосионизма признает важность военной мощи как средства сдерживания потенциальных противников. Силы обороны Израиля (ЦАХАЛ) играют центральную роль в обеспечении безопасности Израиля, а неосионисты выступают за сохранение качественного военного преимущества над соседними странами. Они утверждают, что сильный военный потенциал необходим для предотвращения потенциальной агрессии и эффективного реагирования в случае необходимости.

Неосионизм по-разному повлиял на политику национальной безопасности Израиля. Это привело к развитию передовых военных технологий, разведывательных агентств и активной позиции по превентивным ударам. Неосионистские мыслители и политики часто отдают приоритет соображениям безопасности при формулировании внешней политики и альянсов. Они выступают за прочные отношения с Соединенными Штатами, которые предоставляют военную помощь и поддержку Израилю, еще больше укрепляя его безопасность.

3. Территориальная целостность и территориальная экспансия. Неосионизм верит в право Израиля сохранять свою территориальную целостность и суверенитет. Сторонники неосионизма выступают за расширение территории Израиля за пределы границ, существовавших до 1967 года, отвергая любой компромисс по границам Израиля и утверждая, что исторические еврейские земли, включая Западный Берег и Восточный Иерусалим, должны оставаться под контролем Израиля. Они утверждают, что это расширение необходимо для безопасности Израиля и для размещения еврейских поселений в исторически значимых районах.

Территориальная легитимность является одной из ключевых составляющих неосионизма, т.к. данная политическая идеология сформировалась как раз в ходе арабо-израильских войн второй половины XX века и оккупации Израилем палестинских территорий. По мнению израильского историка Аниты Шапиры, склонность к территориальной экспансии неосионизм перенял от традиционного сионизма: «Неосионистская этноеврейская парадигма по-новому интерпретирует сионизм и иудаизм, объединяя их в новую форму. От светского сионизма он перенял территориальное положение, центральное место территории в национальном проекте; от ортодоксального иудаизма он перенимает императив еврейского кодекса, Галахи, и ожидание мессианского искупления. Объединив эти два фактора, территория и сообщество становятся религиозно освященными.» [4]

По мнению неосионистов План ООН по разделу Палестины 1947 г. и решение о создании еврейского и арабского государств не отражает интересов еврейского народа в существовании на территории Эрец-Исраэль, которая исторически занимала, кроме Израиля, и регионы Западного берега, Иордании, Египта и Ливана. «Решение о создании двух государств теперь, кажется, сулит Израилю только самое мрачное будущее – перманентную войну, продолжающийся терроризм и внутреннюю политическую культуру, в которой все больше доминируют милитаризм и неосионистский теократический (или, по крайней мере, этнократический) шовинизм.» [5]

Территория Иудеи и Самарии (ныне Западный берег реки Иордан) имеет глубокую историческую и культурную важность для еврейского народа и отстаивание прав Израиля на её дальнейшее существование под бело-синим флагом является одной из идеологических характеристик неосионизма. Амаль Джамал, профессор политологии Университета Тель-Авива, подчеркивает неразрывную связь исторической территории Израиля с его народом. Он определяет эту связь, как ключевой принцип неосионизма. «Непосредственный смысл консервативного законодательства, продвигаемого неосионистским лагерем, заключается в том, что он пользуется удобным автоматическим большинством для поддержки своих взглядов, особенно когда они сочетаются с защитой прав всего еврейского народа и подтверждением его права на суверенное государство на своей оспариваемой исторической земле. Связь между государством Израиль и всем еврейским народом возведена в главный принцип неосионистской идеологии, переопределяющий территорию нации и членство в ней. Неосионисты упускают из виду разницу между Израилем и Западным берегом и рассматривают их как единое целое, подчеркивая право еврейского народа на всю его родину.» [6]

4. Еврейские поселения. Неосионизм поддерживает создание и расширение еврейских поселений на оккупированных территориях, считая их важной частью безопасности Израиля и выражением национальных прав евреев.

Поселенческий колониализм следует отличать от классического колониализма. В то время как колониализм усиливает различие между колонией и метрополией, поселенческий колониализм стирает его. Одно из главных стремлений еврейских поселенцев — стать коренным народом, и для этой цели они апеллируют к национальной истории, чтобы оправдать то, что они стремятся сделать, и найти способ справиться с коренными жителями оккупируемой земли. Поселенческий колониализм стремится к растворению коренных обществ. В то же время поселенческий колониализм возводит новое колониальное общество на экспроприированной земле.

Амаль Джамал в своей работе «Неосионизм и Палестина: Раскрытие поселенческой колониальной практики в традиционном сионизме» указывает на поселенчески-колониальный дискурс, доминирующий в политической идеологии неосионизма и выделяет следующие заблуждения многих исследователей: «Во-первых, это различие между Израилем и оккупированными территориями, как будто раздел Палестины требует дифференциации между сферой нормальности (Израиль внутри «Зеленой линии») и сферой аномалии (оккупированные территории). Тот факт, что территории оккупированы с 1967 года и, похоже, стали неотъемлемой частью Израиля, делает вышеуказанное различие всего лишь идеологической завесой. Второе предположение заключается в том, что оккупация палестинских территорий в 1967 году была неожиданным и непреднамеренным действием, ставшим результатом непреднамеренного акта самообороны.

Это предположение неверно и влечет за собой заключение, что поселенческое движение вынудило Государство Израиль расшириться на территории, оккупированные в 1967 году. Это также означает, что экспансия на Западный Берег и в сектор Газа не является естественной частью самореализации сионизма. Такое восприятие противоречит не только основному дискурсу неосионизма, но и убеждениям центральных тенденций внутри традиционного сионизма. Третье предположение заключается в том, что израильское присутствие на палестинских территориях, оккупированных в 1967 году, носит временный характер. Это предположение занимает центральное место в господствующем сионистском дискурсе, несмотря на то, что оно утверждается уже почти пятьдесят лет, как будто Израиль может решить уйти или не уйти из этих территорий в тот момент, когда будет достигнут мир с палестинцами.» [6]

5. Еврейская культурная и религиозная идентичность. Неосионизм уделяет большое внимание историческим и культурным связям между еврейским народом и землей Израиля. Он стремится сохранить и укрепить еврейское наследие и идентичность внутри израильского государства. Неосионизм подчеркивает сохранение и продвижение еврейской культурной и религиозной идентичности в государстве Израиль. Он подчеркивает роль еврейских традиций, наследия и ценностей в формировании национального характера страны.

Культурные и религиозные корни еврейского народа неразрывно связаны с Эрец-Исраэль и поддержание прочности этой связи является одним из идеологических компонентов неосионизма. Иудаизм – фактор, объединяющий еврейский народ и он играет существенную роль в формировании еврейской идентичности. «Еврейская ортодоксальная община является еще одним фактором роста неосионизма. На протяжении всей эпохи национального строительства ортодоксальный иудаизм занимал совершенно незначительное место на политико-культурной карте Израиля, являясь маргинальным меньшинством, терпимым светским сионистским большинством. Но за последние три десятилетия как политический статус, так и пристрастия ортодоксальных евреев радикально изменились. Они приобрели огромный политический вес из-за упадка национального духа, темпов национального роста, внутренней сплоченности и дисциплины, а также того факта, что они стали парламентской опорой между левыми и правыми. Более сильная привлекательность неосионистской риторики, в которой еврейская идентичность была явно закреплена в религии, привлекла их вправо.» [3]

Анита Шапира отмечает слияние религии и политики в неосионистском дискурсе: «Таким образом, иудаизм из того, чтобы идентифицироваться как особая культура, превращается в национально-территориальную религию, то есть в политическую религию, основными принципами которой являются земля и нация. Это не тот процесс, в котором израильский национализм становится все более и более религиозным, как принято считать. Напротив, это процесс, в котором еврейская религия становится все более и более националистической. Фактически, за исключением некоторых закрытых ультраортодоксальных общин, иудаизм в Израиле полностью трансформировался из религии нации в националистическую религию.» [4]

6. Еврейское единство. Неосионизм признает важность поддержания прочных связей между еврейским государством и еврейской диаспорой во всем мире. Он поощряет поддержку и участие еврейских общин по всему миру в знак солидарности с целями и стремлениями Израиля. Неосионизм продвигает еврейское единство и солидарность, признавая важность сплоченной еврейской общины как внутри Израиля, так и в диаспоре.

Одним из ключевых аспектов неосионизма является признание того, что евреи существуют как разнообразное и глобальное сообщество. Неосионисты признают существование различных еврейских общин по всему миру, каждая из которых имеет свое уникальное происхождение, культуру и историю. Однако они утверждают, что эти различия не должны препятствовать единству еврейского народа.

Неосионисты утверждают, что единство евреев необходимо для политической, социальной и культурной силы. Они верят, что единый еврейский фронт может эффективно решить общие проблемы, с которыми сталкиваются евреи во всем мире. Содействуя сотрудничеству и сотрудничеству, неосионисты стремятся усилить политическое влияние еврейской общины, отстаивая права и интересы евреев на национальных и международных платформах.

Более того, неосионисты признают, что еврейское единство играет жизненно важную роль в сохранении и продвижении еврейской идентичности и наследия. Воспитывая чувство коллективной идентичности, они стремятся обеспечить преемственность еврейских традиций, ценностей и обычаев. Это единство также служит источником силы и поддержки для евреев, особенно во времена невзгод или дискриминации.

Неосионизм уделяет большое внимание солидарности евреев, независимо от их географического положения. Идеология продвигает инициативы, которые поощряют взаимодействие и связи между еврейскими общинами во всем мире. Эти инициативы могут включать культурные обмены, образовательные программы и экономическое партнерство, и все они направлены на укрепление связей между евреями во всем мире.

Однако важно отметить, что акцент неосионизма на еврейском единстве не исключает признания разнообразия внутри еврейской общины. Неосионисты ценят богатство еврейских традиций и взглядов, полагая, что это разнообразие способствует силе и жизнеспособности еврейского народа. Стремясь к единству, они также выступают за включение и представительство различных еврейских голосов и точек зрения.

Подводя итог, необходимо отметить, что основными содержательными характеристиками политической идеологии неосионизма являются еврейский национализм, поддержка территориальной экспансии Израиля и создания еврейских поселений на оккупированных территориях, а также упор на национальную безопасность Израиля и сохранение еврейской культурно-религиозной идентичности и еврейского единства.

Список литературы

  1. Virginia Tilley, The One-state Solution: A Breakthrough for Peace in the Israeli-Palestinian Deadlock. Manchester University Press. 2004, p. 186
  2. NEO-ZIONISM by Yishai Fleisher for Kumah http://www.kumah.org/neozionism.html (дата обращения 15.10.2023)
  3. Uri Ram, The Future of the Past in Israel: The Sociology of Knowledge Approach (дата обращения 15.11.2023)
  4. Anita Shapira, Derek J. Penslar. Israeli Historical Revisionism: From Left to Right // Taylor & Francis. – USA, 2013. – p.50-51
  5. Парсонс Т. Система современных обществ / пер. с англ. Л. А. Седова и А. Д. Ковалева. — М.: Аспект-Пресс, 1997. — с.124
  6. Amal Jamal, NEO-ZIONISM AND PALESTINE: THE UNVEILING OF SETTLER-COLONIAL PRACTICES IN MAINSTREAM ZIONISM // Journal of Holy Land and Palestine Studies 16.1 (2017): 47–78

Предоставляем бесплатную справку о публикации, препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Остался последний день
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary