Международно-правовые основы принципа гласности судопроизводства

Международно-правовые основы принципа гласности судопроизводства

В статье исследуется содержание принципа гласности, исходя из анали-за важнейших международных актов и решений Европейского Суда по пра-вам человека. Значительное число международных документов, в той или иной форме затрагивающих вопросы осуществления судебной власти, со-держат требования гласности судопроизводства, хотя в международном праве применительно к судебному процессу чаще всего используется понятие «публичное разбирательство». Также раскрывается актуальность сущности стандартов международ-ного права при осуществлении гражданского судопроизводства и гарантии реализации принципа гласности.

Авторы публикации

Рубрика

Юриспруденция

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 36 (38), ноябрь ‘21

Поделиться

В системе разделения властей, которая на сегодняшний день активно развивается в ведущих мировых державах, демократические принципы имеют особое значение. Принцип гласности, пожалуй, имеет первостепенное значение, с его помощью осуществляется отчет государством в лице уполномоченных органов перед народом. В этой связи, мы уверены, что гласность признается как юридическим, так и политическим инструментом. Он служит «фундаментом» демократии и напрямую связан со свободой слова. 

Гласность гражданского процесса признается принципом конституционного характера. Исходя из смысла ст. 123 основного закона РФ [2], во всех судебных органах на территории Российской Федерации разбирательство дел должно проходить открыто. Исключением признается слушание конкретного дела при наличии строго определенных федеральным законом случаев. Конечно, фундаментально опираясь на указанное основополагающее начало, разнообразные процессуальные кодексы по – своему устанавливают порядок и основания принятия соответствующего решения.

Безусловно, принцип гласности значим для гражданской процессуальной сферы не только в качестве регулятора процесса, но и признается способом слушания, рассмотрения того или иного дела. По мнению Потапенко С.В., исследуемый принцип имеет прямое отношение к организационно – функциональной разновидности основополагающих начал. Иными словами, именно он определяет дополнительно устройство органов судебной власти, следовательно, его можно обозначить как судоустройственно-процессуальный [3, с. 11].

Относительно понятия гласности в науке не сложилось единого мнения. В частности, Фоменко Е.Г. понимает под гласностью некий структурный элемент некоторой публичности [1, с. 7]. Здесь необходимо исследовать также определение транспарентности – объемная юридическая категория, состоящая из гласности и публичности.

Треушников М.К. говорил о содержании основополагающего начала, заключающемся в векторе на дачу возможности любому гражданину быть осведомленным о разбирательстве, даже если таковой не участник конкретного процесса [4, с. 123]. Думается, что указанное в обязательном порядке должно давать возможность на развитие всех демократических элементов.

Существует два основополагающих направления в понимании института гласности. Первый подход исследует юридическое явление в узком смысле, как исключительно процессуальное. В то время, широкое понимание института – гласность для граждан, включающее в свое содержание, конечно, возможность иметь законодательно установленный доступ к сведениям о судебной деятельности.

Многие авторы сходились во мнении, что гласность следует рассматривать исключительно во взаимосвязи с таким понятием как «открытость». В частности, Петерас А.В. утверждал, что гласность относится к судебному разбирательству, в то время как открытость можно использовать исключительно при исследовании работы судов как органов государственной власти [5, с. 7].

Высшими органами судебной власти воспринята именно такая формула. Исключительно как конституционное основополагающее начало рассматривается гласность в любом виде судопроизводства, который имеет закрепление во всех кодексах процессуального характера. Открытость по своему существу законодательно гарантирует право любого лица на соответствующий доступ к сведениям о судебной деятельности. В настоящее время, когда происходит становление постиндустриального общества данная тема имеет особую актуальность.

Соответственно, по мнению высшего судебного органа власти гласность и открытость судебных разбирательств признаются одноуровневыми определениями, которые обеспечивают право, дарованное Конституцией РФ, каждого на возможность получения сведений. Значение (социальное) данных принципов раскрывается в возможности контроля со стороны общества за деятельностью судебной власти, именно в этом кроется взаимосвязь между обществом и судом.

Если говорить о международном законодательстве, то именно с помощью его механизмов происходит определение принципов деятельности и организации структуры управления органов власти, устанавливаются основные начала во многих направлениях, в том числе, в области открытости судопроизводства.

В этой связи нарушение стандартов международного права со стороны того или иного государства в свою очередь нарушает взятые на себя международные обязательства.

Судебные органы власти, осуществляющие свои полномочия на территории России, обязаны обеспечивать и позволять работать правовым механизмам с целью обеспечения защиты свобод человека. При этом, необходимо соблюдать международное законодательство, а также юридические позиции Европейского суда. Они содержатся в принятых постановлениях в отношении иных государств, представители которых приняли Конвенцию.

Вышеуказанное актуализирует сущность стандартов международного права при осуществлении гражданского судопроизводства. 

Вектор развития принципа гласности в мировой практике строится на основе строго установленной законодательной базы, формируемой страна-участниками:

– международные акты в целом;

– Европейская конвенция о защите прав человека;

– практика Европейского суда по правам человека.

Плавно перейдем к международному законодательству, в котором задается основа функционирования института гласности.

Во-первых, ст. 10 Всеобщей декларации прав человека [6], в которой говорится о возможности человека пользоваться защитой беспристрастного, справедливого и независимо суда, опираясь на абсолютное равенство и гласность разбирательства.

Во-вторых, ч. 1 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод [7]. В данном акте раскрывается и дополняется сущность принципа гласности для применения в различных областях судопроизводства.

В-третьих, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах [8] указывает на применение принципа гласности конкретно в гражданском судопроизводстве. Иными словами, любой человек имеет право при установлении его обязанностей и прав на «публичное и справедливое разбирательство». Очевидно, что в данном акте «публичность» и «гласность» употребляются как слова-синонимы. 

Вообще, в литературе под публичностью понимается коллективность, доступность, открытость [9, с. 6], а гласность – доступность к контролю и обсуждению со стороны общественности [10, с. 7]. То есть, мы видим, что по своему содержанию указанные термины не имеют ключевых для данного института отличий.

Важным проблемным вопросом в данном институте является определение рамок ограничения принципа гласности. Рекомендуется правоприменителям применять некий «тест пропорциональности». Он предполагает следующие аспекты:

– определение уровня закрытости (при наличии возможности сделать заседание закрытым частично);

– оценку важности и надобности проведения судебного заседания в закрытом формате.

В ст. 6 Европейской конвенции имеется вполне исчерпывающий перечень тех обстоятельств, которые позволяет ограничить публичное дело:

– национальная безопасность;

– общественный порядок;

– соображения морали;

– интересы несовершеннолетних.

Однако, ключевым моментом в данной области является тот факт, что даже при закрытых разбирательствах любое постановление должно быть публичным, за исключением споров, затрагивающих интересы несовершеннолетних. 

Важно сказать, что в странах Европы и мира уделяется внимание тому, что представители средств массовой информации (далее – СМИ) и любые другие граждане должны иметь реальную доступность в каждый суд. Именно таким образом должна быть организована судебная ветвь власти для гарантии гласности. Непосредственно в международных актах устанавливаются фундаментальные способы и принципы обеспечения некоторого доступа к сведениям о судебной деятельности. 

Дополнительно заметим, что в нем напрямую определены соответствующие формы, с помощью которых осуществляется предоставление сведений.

На практике гласность находит свое проявление в следующих аспектах. Предлагаем подробнее остановиться на перечислении способов, которыми обеспечивается доступ к сведениям:

- опубликование в информационных официальных ресурсах сведений о деятельности судов;

- участие в судебном заседании открытого характера;

- опубликование в сети «Internet» соответствующих сведений;

- размещение в судах стендов, вывесок, в которых отражаются необходимые сведения;

- обеспечение доступа к архивным фондам;

- предоставление тех или иных сведений по должным образом оформленному запросу.

Таким образом, в вышеуказанном находят непосредственно отражение гарантии реализации принципа гласности. К обязанностям судьи во многих европейских странах относится грамотное и профессиональное освещение публично сведения о судебной работе. Сделано это, в первую очередь, для формирования должного уровня гражданского правосознания и увеличения к судебным органам доверия, а также содействию выполнения ключевой общественной функции СМИ – информирование население о значимых для общества событиях. 

Дополнительно отметим, что в европейских странах видеозапись, фотосъемка, трансляции по телевидению и радио, в сети «Internet»в процессе разбирательства может быть осуществлена только при получении судебного разрешения. 

В целом полагаем, что международное законодательство и практика его применения в области гласности находится позволяет гражданам отстаивать свои права в рамках конкретного судопроизводства. 

Список литературы

  1. Всеобщая декларация прав человека (принята резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года) // Бюллетень международных деклараций. 2018. № 10.
  2. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (принята в г. Рим, 4.ХI.1950 г.) // Журнал международного законодательства. 2019. № 2.
  3. Фоменко Е.Г. Принцип публичности гражданского процесса: истоки и современность // Молодой ученый. 2019. № 7.
  4. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голо-сованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020) // СПС «КонсультантПлюс». – URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/.
  5. Потапенко С.В. Тезисы лекции по дисциплине «Гражданское процессуальное право» // Кубанское агентство судебной информации. 2015. №5.
  6. Треушников М.К. Гражданский процесс: Учебник (5-е издание, переработанное и дополненное). М., 2014.
  7. Петерас А.В. Спорные вопросы реформы гражданского процессуального законодательства // Сибирское юридическое образование. 2018. № 17.
  8. Международный пакт о гражданских и политических правах (Принят 16.12.1966 Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // СПС «КонсультантПлюс». - URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5531/.
  9. Кулешова Л.В. Анатолий Федорович Кони - рыцарь российского правосудия (обзор материалов межвузовских научных чтений памяти Анатолия Федоровича Кони) // Юридическая наука: история и современность. 2020. № 3.
  10. Колосович М.С. Современные аспекты гласности судебного разбирательства и деятельности суда // Вестник Воронежского института МВД России. 2018. № 8.

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Остался последний день
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary