ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА МОШЕННИЧЕСТВО В СФЕРЕ КРЕДИТОВАНИЯ

ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА МОШЕННИЧЕСТВО В СФЕРЕ КРЕДИТОВАНИЯ

Авторы публикации

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 23 (121), Июнь ‘23

Дата публикации 19.06.2023

Поделиться

В статье освещаются проблемы правового регулирования преступления мошенничества, совершаемого в кредитной сфере. Автор предлагает меры по совершенствованию действующего уголовного законодательства в части регулирования и закрепления кредитного мошенничества.

Многие ученые, посвятившие свою научную деятельность изучению признаков отдельных преступлений, уделяли особое внимание истории развития уголовно-правовых средств борьбы с ними. Размышляя над общеисторическим значением мошенничества, И.Я. Фойницкий писал: «Комплексность в юридическом анализе преступления необходимо предполагает изучение его как целостного явления жизни, в его совокупности и под влиянием различных условий; и, не зная прежнего рока и физиономии обмана, рискуем принять случайное за существенное, произвольное за необходимое ему» [2, с. 21].

Соответственно, чтобы объективно оценить важность п. 159. 1 УК РФ борьба с мошенническими действиями в сфере кредитования невозможна, если не знать, были ли для этого необходимые историко-правовые предпосылки, нормы уголовного права, устанавливающие ответственность за мошенничество.

 С древних времен сфера кредитных отношений на Руси позиционировала себя как самостоятельная сфера, охраняемая правовыми средствами, в том числе и от воровства. С формированием кредитных отношений сфера кредитования становится единой. Однако до ее включения в действующий УК РФ ст. 159. 1 отсутствие нормы российского уголовного законодательства указано, что мошенничество, совершаемое в этих сферах, признано законодателем менее опасным видом хищения в форме мошенничества, чем мошенническая деятельность, осуществляемая в других сферах.

 Первое упоминание о получении кредита обманным путем, которое одновременно приравнивается к краже, есть в статье в поздних списках длинного издания Русской Правды «О человеке», («Даже человек полкуна в народе, а бежать в страну чужую, не может он поверить в себя, как татья») [3, с. 128].

Мошенничество, совершаемое в сфере кредитования, является весьма распространенным и часто встречающимся преступным деянием, и его общественная опасность заключается в последствиях в виде значительного имущественного ущерба. Ущерб наносится не только участникам кредитных отношений, но и государству. В виду нарушения юридической техники в изложении нормы в УК РФ, в судебно-следственной практике довольно часто бывает сложно установить в уголовном деянии признаки соответствующего состава преступления и его последующее отграничение от других родственных составов преступлений.

30 ноября 2017 г. принято Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о мошенничестве, хищениях и растратах», что коренным образом изменило подход органов следствия и дознания к уголовно-правовой оценке деяний, квалифицируемых как мошенничество в сфере кредитования.

Мошенничество в сфере кредитования предусмотрено статьей 159.1 УК РФ, диспозиция этой статьи бланкетная, то есть отсылка к другому закону для уточнения понятий, содержащихся в определении. Чтобы выяснить значение таких слов, как: банк, заемщик, информация, необходимо обратиться к гражданскому праву [8]. Важно отметить, что, несмотря на то, что в 2012 г. кредитное мошенничество было признано уголовным деянием и закреплено в УК РФ, до 2017 г. Верховный суд РФ не давал разъяснений относительно правильности уголовно-правовой оценки этого деяния. Эта ситуация создала проблемы для правильного и единообразного толкования и применения законодательства в этой сфере.  Так, согласно п. 13 Постановления: кредитором в статье 159.1 УК РФ может быть банк или иная кредитная организация, имеющая право на заключение договора займа (статья 819 ГК РФ) [2, с.23].

Итак, кредитование – это процесс деятельности банков и иных кредитных организаций, осуществляющих свою деятельность на основании лицензии, выдаваемой Центральным банком Российской Федерации, заключающийся в предоставлении заемщикам кредита на основании кредитный договор, который влечет за собой денежное обязательство. Неисполнение денежного обязательства в связи с хищением регулируется статьей 159.1 УК РФ. Ввиду этого охрана и защита правоотношений, связанных с получением товарного кредита, не выступает предметом преступных посягательств и не охватывается рассматриваемым составом.

Также важно помнить, что такие финансовые субъекты, как ломбарды, микрофинансовые организации, не являются кредитными организациями, потому что эти субъекты не предоставляют кредиты.  Так наибольшие трудности, с которыми сталкивается судебная практика, связаны с необходимостью определения вида соучастия и квалификации действий всех соучастников преступления, в том числе не обладающих признаками специального субъекта.

Особенностью уголовных дел по ст. 159.1 УК РФ заключается в том, что заемщик (созаемщики) оформлен в кредитном договоре и особых сложностей в доказывании его (их) вины в складывающейся практике не возникает. Единственная трудность доктринального плана возникает в вопросе о возможности квалификации действий того или иного субъекта как совершенных группой лиц по предварительному сговору. Вина заемщика часто второстепенная, им нередко выступают маргинальные слои населения (безработные, не имеющие постоянного места жительства, освободившиеся из мест лишения свободы). Фальсификацией документов и реальным завладением основной части денежных средств, инструктажем заемщика занимаются иные лица (часто неустановленные). Они также выполняют объективную сторону преступления.

Мошенничество в сфере кредитования следует считать оконченным с момента перечисления заемщиком наличных денежных средств или перечисления денежных средств на счет или карту заемщика, поскольку с этого момента у лица появляется реальное наличие денежных средств. Таким образом, если заемщик предоставил заведомо ложные сведения (документы), а в процессе проверки банком эти сведения были выявлены, деяние необходимо квалифицировать как покушение. Если банк выдал кредит или кредитную карту, то деяние следует назвать преступлением, даже если правонарушитель не успел использовать заемные средства по своему усмотрению, поскольку он фактически приобрел законное право распоряжаться такими деньгами. [6, с. 67].

В случае если заемщик изначально намеревался исполнить свои обязательства по кредитному договору, но изменение обстоятельств (увольнение с работы, изъятие ранее доходного имущества) привело к невозможности погашения долга, действия заемщика будут лишены признаков преступления по смыслу ст. 159.1 УК РФ.

В судебной практике не существует единого подхода к квалификации действий виновного лица при предоставлении фальшивого паспорта на имя другого лица, на основании которого заключается договор займа, а также в случае совершения преступлений заемщиком с участием иных лиц, не являющихся сторонами кредитного договора. При производстве квалификации преступных деяний, которые совершаются в сфере кредитных отношений, возникают трудности с определением потерпевшего от данного вида преступления.

Правоохранительные органы дают разные правовые оценки преступным действиям в сфере кредитования, например:

1) по приговору мирового судьи Р. осужден по ч. 1 ст. 159.1 УК РФ за совершение кредитного мошенничества путем предоставления банку заведомо ложных сведений, а именно паспорта гражданина РФ на имя М., на имя которого он заключил кредитный договор с банком, не имея намерения выполнять условия [4, с. 233];

2) приговором районного суда Ш. осужден по ч. 3 ст. 159 УК РФ. Являясь должностным лицом кредитной организации, действовавшей в составе группы лиц по предварительному сговору, заключала кредитные договоры на «номинальных лиц» с использованием их паспортных данных. Поскольку члены группы не являлись заемщиками по договору займа, между заемщиком и кредитором отсутствуют отношения, регулируемые ст. 807 ГК РФ их действия нельзя считать преступлением, совершенным в сфере кредитования [6, 70];

3) по другому уголовному делу А. был осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159.1 УК РФ. Так, А., имея паспорт на имя сестры, явилась в отдел продажи мебели для оформления кредитного договора и сделки купли-продажи, предъявила управляющему банка вышеуказанный паспорт и сообщила заведомо ложные сведения о своем месте жительства, работы и заработной платы. Введенный в заблуждение управляющий банком подписал кредитный договор с последующей передачей денежных средств, которыми А. завладела и распорядилась по своему усмотрению.

На практике часто возникают ситуации, когда лицо с целью кражи чужих денег умышленно выдает себя за другое лицо, предоставляя чужие документы (например, паспорт), или самостоятельно изготавливая поддельные документы при оформлении кредитного договора. Нередки случаи обращения преступника за кредитом к неосведомленным и не подозревающим о его намерениях лицам, помогающим ему получить кредит, сознательно, не желая или не осознавая [4, с. 235]. Данные ситуации приведены автором в целях подтверждения трудностей определения субъекта преступления, предусмотренного статьей 159.1 УК РФ. И в таких случаях неправомерные действия таких лиц не всегда квалифицируются одинаково. В качестве примера будет рассмотрен случай из судебной практики.

Таким образом, на сегодняшний день мошенничество, совершаемое в сфере кредитных отношений, является достаточно сложным видом преступления среди сотрудников правоохранительных органов. И этому есть объяснение - отсылочный (пустой) характер нормы ст. 159.1 УК РФ, отсутствие понятийного аппарата, сложность состава преступления, отсутствие разъяснений в части субъект и потерпевший, их возможная классификация, отсутствие единства закона и практики его применения. Основной проблемой, стоящей перед наукой уголовного права, является квалификация действий соучастников, совершивших совместно с заемщиком хищение денежных средств банка или иного кредитора и меры по совершенствованию действующего уголовного законодательства в части регулирования и закрепления кредитного мошенничества.

Список литературы

  1. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики РФ [Электронный ресурс]. URL: http://cbsd.gks.ru/ (дата обращения 21.03.2023). - Текст : электронный.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 27.10.2020) // СЗ РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954. - Текст : непосредственный.
  3. Шеслер, А. В. Мошенничество: проблемы реализации законодательных новелл / А. В. Шеслер. - Текст : непосредственный // Уголовное право. - 2013. - № 2. - С. 67-71. О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате: Постановление Пленума Верховного суда РФ от 30 ноября 2017 г. № 48 // СЗ РФ. - 2017. - № 120.
  4. Яни, П. С. Специальные виды мошенничества / П. С. Яни. - Текст : непосредственный // Законность . - 2015. - № 3. - С. 42-46.
  5. Архипов, А. В. Актуальные вопросы применения норм Уголовного кодекса Российской Федерации об ответственности за специальные виды мошенничества / А. В. Архипов. - Текст: непосредственный // Судья. - 2016. - № 11. - С. 22-23.
  6. Акопян, Р. Ш. Проблемы правовой регламентации мошенничества в сфере кредитования / Р. Ш. Акопян. - Текст : непосредственный // Молодой учитель. - 2020. - № 47 (337). - С. 233-235.
  7. Деловая газета «Взгляд» статья «Четверть населения России в должниках у банков» от 25.03.2016 г. [Электронный ресурс]. URL: http://vz.ru/economy/2016/3/25/801657.html (дата обращения 20.12.2022). - Текст : непосредственный.
  8. Лоба Е.В., Якушев А.Н. Русская правда о наказаниях за преступления против собственности // Известия вузов. Северокавказский регион. Общественные науки. - 2015. - № 11. - С. 95-99.
Справка о публикации и препринт статьи
предоставляется сразу после оплаты
Прием материалов
c по
Осталось 5 дней до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary