Принципы, субъекты и правовые основы современной антикоррупционной политики

Принципы, субъекты и правовые основы современной антикоррупционной политики

В статье автор анализирует принципы, субъекты и правовые основы современной антикоррупционной политики. Коррупция представляет собой сложное явление, затрагивающее различные сферы общественной жизни и тесно связанное с другими видами преступной деятельности. Изучением коррупции занимаются представители различных областей науки - криминалисты, криминологи, политологи, психологи, социологи, специалисты в сфере международного права, предпринимательского права, уголовного права и процесса. Даже разработка определения коррупции оказалась очень сложной задачей.

Авторы публикации

Рубрика

Право

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 43 (88), октябрь ‘22

Дата публицакии 21.10.2022

Поделиться

Сущность и содержание антикоррупционной политики выражается в ее принципах. В целом антикоррупционная политика строится с учетом современной ориентации права на приоритет прав и свобод человека и гражданина, законность, справедливость, гуманизм, демократизм и другие. Статья 3 Федерального закона «О противодействии коррупции» сформулировала следующие принципы противодействия коррупции:

  • признание, обеспечение и защита основных прав и свобод человека и гражданина;
  • законность;
  • публичность и открытость деятельности государственных органов и органов местного самоуправления;
  • неотвратимость ответственности за совершение коррупционных преступлений;
  • комплексное использование политических, организационных, информационно-пропагандистских, социально-экономических, правовых, специальных и иных мер;
  • приоритетное применение мер по предупреждению коррупции;
  • сотрудничество государства с институтами гражданского общества, международными организациями и физическими лицами [1, с. 36].

Законность как принцип антикоррупционной политики имеет несколько проявлений. Во-первых, это придание юридической формы предписаниям, направленным на противодействие коррупции. Законность в противодействии коррупции требует, чтобы сама антикоррупционная деятельность жестко регламентировалась. Во-вторых, деятельность должностных лиц, осуществляющих борьбу с коррупцией, должна проходить строго в пределах их полномочий. В-третьих, необходимо соблюдение процедур и правил привлечения к юридической ответственности за коррупционные преступления.

В доктрине, кроме того, среди принципов антикоррупционной политики выделяют:

  • принцип постоянного совершенствования национального законодательства и правоприменительной деятельности в сфере борьбы с преступлениями коррупционного характера с приведением его в соответствие с требованиями международных стандартов;
  • принцип единоначалия в руководстве задействованных антикоррупционных сил и средств при проведении антикоррупционных мероприятий и создание единого органа, ведущего борьбу с коррупцией;
  • принцип обеспечения национальной безопасности [5, с. 45].

Однако, по нашему мнению, оптимальным будет разделить принципы на основные и дополнительные. Основные принципы антикоррупционной политики должны быть закреплены законодательно на федеральном уровне (в настоящий момент - в качестве дополнения в Федеральный закон «О противодействии коррупции»), чтобы в дальнейшем они могли быть использованы в сложных ситуациях правоприменения и для конкретизации норм антикоррупционного законодательства в процессе его реализации. Таких принципов не может быть много, это вытекает из правил юридической техники, в частности, из требования компактности и лаконичности правового регулирования. Дополнительные принципы должны разрабатываться на доктринальном уровне, а также содержаться и уточняться в актах официального толкования, в обзорах судебной практики. Дополнительные принципы дают более полное и точное представление о направленности и приоритетах современной антикоррупционной политики, используются в учебных и просветительских целях, а также могут применяться в рамках судебной практики в процессе разъяснения антикоррупционного законодательства.

В качестве субъектов, уполномоченных на формирование и реализацию мер антикоррупционной политики, в научной литературе принято считать: 

  • народ государства, который реализует свою власть в сфере антикоррупционной политики, равно как и в иных сферах, непосредственно на референдуме, а также через органы государственной власти и местного самоуправления;
  • органы государственной власти и местного самоуправления, юридические и иные лица, уполномоченные на формирование и реализацию мер антикоррупционной политики;
  • граждане, участвующие в формировании и реализации антикоррупционной политики через органы государственной власти и местного самоуправления, партии и иные общественные объединения, а также непосредственно на референдуме [2, с. 77].

Очевидно, что субъекты антикоррупционной политики понимаются в широком смысле, в таком контексте им может выступать любое лицо, принимающее решение по поводу каких-то мероприятий в области противодействия коррупции или участвующее в реализации таких мероприятий.

Наибольшую роль играют субъекты формирования правовой политики. среди субъектов реализации имеет смысл особо рассматривать только тех, кто наделен специальными полномочиями и для кого антикоррупционная деятельность является основной определенной законом функцией.

Термин «субъект антикоррупционной политики» можно употреблять в широком и узком смысле слова. В широком смысле слова субъектами антикорупцционной политики являются любые лица, государственные и частные, физические и юридические, принимающие участие в каких-либо мероприятиях антикоррупционной направленности. В этом плане можно говорить о собственно субъектах антикоррупционной политики и ее участниках.

Термин «субъект антикоррупционной политики» следует употреблять в узком смысле слова, понимая под ним органы и должностных лиц, обладающих определенными полномочиями в сфере противодействия коррупции.

Термином «специальный» или «специализированный» субъект антикоррупционной политики надлежит называть органы и организации, специально созданные для борьбы с коррупцией, для которых антикоррупционная деятельность является единственной или основной функцией. Специальными субъектами могут быть как государственные органы, так и общественные организации, созданные для участия в антикоррупционной кампании [3, с. 36].

На сегодняшний день можно выделить несколько уровней правового регулирования противодействия коррупции:

  • федеральное антикоррупционное законодательство России (федеральный уровень антикоррупционной политики);
  • антикоррупционное законодательство субъектов российской федерации (региональный уровень антикоррупционной политики);
  • муниципальное правовое регулирование (муниципальный уровень антикоррупционной политики);
  • локальное правовое регулирование (локальный уровень антикоррупционной политики).

На первый взгляд, последний уровень может вызывать сомнения, однако в ряде случаев, как будет показано ниже, для реализации требований антикоррупционного законодательства требуется принятие в том числе и локальных нормативных правовых актов. 

Объем национального законодательство России в сфере противодействия коррупции на сегодняшний день просто огромен. Например, справочно-правовая система «КонсультантПлюс» по общему запросу «противодействие коррупции» показывает 68 актов в базе «Российское законодательство», 293 акта в базе «Эксперт-приложение» (подзаконные и внутриведомственные акты) и 193 акта, действующих в Ставропольском крае.

Локальный уровень политики представлен правовыми актами, которые издаются отдельными государственными органами, государственными и муниципальными учреждениями и распространяются на служащих соответствующих органов и учреждений [4, с. 74].

Итак, можно констатировать, что антикоррупционная политика считается одной из наиболее разработанных и широко воплощаемых направлений правовой политики в современной России. Ее действительно можно признать сформировавшимся видом правовой политики с точки зрения массива правовых актов, регулирующих данную сферу государственных интересов. Кроме прочего, это выражается и в том факте, что в рассматриваемой области использованы специфические средства правовой политики - доктринальные (стратегические) акты, которые последовательно должны воплощаться в конкретно-регулятивных предписаниях. Мы имеем в виду Национальную стратегию противодействия коррупции и Национальный план противодействия коррупции. Однако при более тщательном изучении вопроса становится очевидным, что обилие правотворческих решений в данном случае на настоящий момент еще не создало полноценную системную антикоррупционную политику. Ведь сама политика должна состоять не в массиве нормативных правовых актов, а в комплексе взаимосвязанных мер по противодействию коррупции, предусмотренных этими актами.

Список литературы

  1. Бондарь Н.С. Конституция против коррупции: о формировании национальной конституционно-правовой модели антикоррупционной деятельности // Журнал российского права. 2022. № 4. С. 36 - 55. 2. Гармаев Ю.П., Иванов Э.А., Маркунцов С.А. Антикоррупционный комплаенс в Российской Федерации: междисциплинарные аспекты: Монография // СПС КонсультантПлюс. 2020. 3. Противодействие коррупции: конституционно-правовые подходы: коллективная монография / под редакцией С.А. Авакьяна. Москва: Юстицинформ, 2016. 512 с. 4. Хабриева Т.Я., Андриченко Л.В., Цирин А.М. и др. Организационно-правовые механизмы противодействия коррупции в субъектах Российской Федерации: монография. М., 2019. 5. Шевердяев С.Н. Конституционное законодательство о противодействии политической коррупции: система и перспективы // Государственная власть и местное самоуправление. 2020. № 1. С. 45 - 52.

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Осталось 2 дня до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary