Понятие сделки и договора в россии и германии

Понятие сделки и договора в россии и германии

В статье анализируются понятия сделки и договора в России и Германии, а также история становления данных понятий.

Авторы публикации

Рубрика

Юриспруденция

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 22 (67), май ‘22

Дата публицакии 30.05.2022

Поделиться

История появления сделки и договора уходит своими корнями в глубокое прошлое в первобытные времена. Необходимо отметить, что, даже не смотря на низкий уровень сознания первобытных людей, у них уже были некие договоренности и соглашения. Данные соглашения и можно назвать прообразом договоров, имеющихся на данный момент.

Далее вместе с развитием человечества совершенствовался и сам договор. В  России и Германии как в странах хоть и со схожей правовой системой, взгляд на вопрос о том, что такое сделка и что такое договор несколько отличается. 

Исследования в данной области в России берут свое начало еще со времен Российской Империи, в Германии этому также было уделено не мало внимания и вопросы о договоре и сделке прорабатывались также много сотен лет назад. Большой прорыв в этом вопросе был достигнут в 18-19 вв. Разные ученые по-разному оценивали данные понятия. Особые дискуссии шли по поводу понятия «сделка». В целом в германской доктрине по какой-то причине больше внимания уделялось именно понятию «сделка» чем «договор».

В целом впервые определение сделки было сформулировано в труде известного немецкого правоведа Фридриха Карла фон Савиньи «Система современного римского права» в 1840-х гг. В своей работе между понятием «сделка» и понятием «волеизъявление» он фактически ставит знак равно. В своей работе он пишет: «Волеизъявлениями или сделками являются такие юридические факты, которые являются не только свободными действиями, но в которых воля субъекта направлена на возникновение или прекращение правоотношения» [7, с. 99].

Говоря о первом законодательном упоминании сделки, то его можно обнаружить в Саксонском Гражданском уложении. В нем сделка описывается следующим образом: «Если при поступке воля направлена на создание, изменение или прекращение в соответствии с законами правоотношения, то такое действие является сделкой». [6, с. 18].

В Прусском земском уложении было закреплено лишь понятие «волеизъявление», про понятие «сделка» упоминаний не обнаружено. Волеизъявление, как указывалось в уложении, должно быть «свободно, серьезно, несомненно и достоверно». Между тем, указывалось о том, что такое договор. Под договором, согласно уложению, понималось взаимное согласие к приобретению или изменению прав. Данное определение нельзя считать на данный момент абсолютно точным, поскольку само согласие лиц вступить в те или иные правоотношения, заключить договор, сделку не является договором или сделкой, но считается одним из важных элементов договора, при отсутствии которого договор может считаться незаключенным.

Уже в 1862 году немецкие учёные приблизились к выработки определения понятия сделки, которое являлось наиболее близким к тому определению, которое мы имеем на сегодняшний день. А именно, Берхард Вендшейд в своей работе указывал на то, что «юридическая сделка - это волеизъявление лица такого содержания о том, что право должно быть создано, изменено или прекращено» [9, c. 145].

То есть можно увидеть наибольшее сходство определения сделки того времени и современного, а именно в том, что сделка должна быть направлена на возникновение, изменение или прекращения права.

Если говорить в целом о развитии понятия «сделка», то до принятия первого проекта ГГУ такого четкого единого понятия выработано не было. Все еще шли научные дискуссии ученых по этому поводу и предлагались различные варианты.

Например, профессор Фридрих Генрих Веринг понимал под сделкой дозволенный волевой акт, целью которого было внесение тех или иных изменений в уже имеющиеся правоотношения. На данный момент он не указывал на необходимость видеть в сделке акт, направленный на возникновение, а также прекращение правоотношений, а только их изменение. Хотя, возможно, и подразумевал под этим их возникновение и прекращение. Под самим актом же он понимал вышедшее в чувственный мир выражение воли. Можно сказать, что имела место некоторая философская составляющая в его определении.

Большое количество немецких ученых-юристов, по большей части, ставили между понятиями «сделка» и «волеизъявление» знак равно. Некоторые из них говорили о том, что сделка может содержать в себе несколько волеизъявлений. Безусловно, сделка может содержать несколько волеизъявлений, но они, на наш взгляд, не должны отождествляться. Волеизъявление – лишь один из элементов, без которых сделка не может существовать.

К 1900 году немецкими правоведами так и не было выработано четкого единого понятия сделки. В то время общим результатом исследовательской мыслительной деятельности были выделены основной элемент, присущий сделке и основное следствие сделки. Под основным элементом сделки понималось непосредственно волеизъявление, а под следствием сделки наличие того или иного правового результата.

В принятом тексте ГГУ да и в первом проекте ГГУ определения понятия сделки так и не было дано. Оно было указано лишь в мотивах (многотомных документах,  описывающих тех или иные вопросы, связанные с ГГУ)  к первому проекту ГГУ. Там указывалось: «Юридической сделкой является частное волеизъявление,  направленным на производство правового результата, который согласно правовой системе наступает тогда, когда этого хотят…» [8, с. 126]. В данном определении опять же отождествляется понятие сделки с волеизъявления, хотя воля, хоть и воплощенная в волеизъявление, самой сделкой не становится.

Как видно из анализа истории становления понятия «сделка» в германской доктрине, на момент принятия ГГУ четкого понятия выработано не было. Однако мнения большинства немецких исследователей сводились к тому, что существует основной элемент сделки – это волеизъявление, и следствие сделки – результата. Имеется результат сделки, есть и сама сделка. Вернее ее юридическое оформление.

В российской научной, юридической литературе сделки одним из первых изучались Дмитрием Ивановичем Мейером. В своих работах Мейер говорит о том, что сделкой является юридическое действие, которое направлено на изменение правовых отношений. К сожалению, в своем определении он не указывает на возможность сделкой не только изменять имеющиеся правоотношения, но и создавать и прекращать их. Единственными существенными условиями сделки будет являться только следующее условие: это юридическое действие всегда должно изменять имеющиеся правоотношения.

В Российской Империи дальнейшим изучением вопроса о сделке в 1912 году занимался Ф. Г. Шершеневич. В своей работе он также говорит о том, что сделка – это юридическое действие. В свою очередь юридическим действием является выражение воли человека, влекущее за собой юридические последствия. Также он говорил о том, что «под юридической сделкой понимается такое выражение воли, которое непосредственно направлено на определенное юридическое последствие, т.е. на установление, изменение или прекращение юридических отношений».

Говоря о закреплении понятия сделки, то в отличии от германского законодательства, российский законодатель включил конкретное определение сделки в Гражданский кодекс РСФСР от 31 октября 1922 года. Так, по данному кодексу сделкой являлось действие, которое было направлено на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений.

Само определение в гражданском законодательстве того времени более не менялось до 1964 года в связи с принятием Гражданского кодекса РСФСР. В статье 41 было закреплено обновленное определение понятия сделки. Так, под сделками понималось уже «действия граждан и организаций, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав или обязанностей» [2]. Так, можно проследить, что законодатель в своем определении уже признает за организациями права на совершение сделок, а также тот факт, что создаются, изменяются и прекращаются не гражданские правоотношения, а гражданские права или обязанности.

М. М. Агарков указывал на то, что сделкой будет являться «одно или несколько волеизъявлений» [1, с. 358].

Преобладающим подходом в науке гражданского права периода СССР являлся подход о том, что сделка – единство воли и волеизъявления. Многие исследователи того времени в то числе И.Б. Новицкий отмечал, что без воли не будет и волевых актов и о необходимости видеть единство в воле и волеизъявлении, но не смешивать их.

Сама теория сделок того времени строилась на том, что имеется некоторое основание сделки или cause. Под каузой понималась конкретная цель, ради которой собственно устанавливается сделка, в целях установления, изменения или прекращения прав и обязанностей. Также указывалось на то, что сама сделка, естественно, должна быть основана на законе, а всякая совершенная без основания сделка признается недействительной.

Говоря о понятии «договор» то его развитие уходит корнями еще в конец XVIII начало XIX в. во время разработки проекта гражданского уложения (1796 – 1804). Впервые данное определение дал А.Н. Радищев, занимавшийся непосредственно разработкой гражданского уложения. Он писал о том, что «Обоюдное или взаимное соизволение приобрести право или оным поступиться есть договор»  [4, с. 179-180]. Также говорил «Договору всегда предъидет с одной стороны обещание, с другой соизволение о том же, что один  обещает, но сего недовольно. К существу договора принадлежит, чтобы был предмет, о котором договариваются; ибо если договариваться не о чем, то нет и договора. И так если одного из вышесказанных качеств не достает, то и не можно думать, что договор состоялся».

Необходимо отметить, что данное определение не похоже на какое-либо другое определение германских правоведов, а также на любое другое зарубежное, а является весьма удачной попыткой сформулировать собственное определение.

К сожалению, весь большой труд А.Н. Радищева не нашел должного применения и первому проекту гражданского уложения не суждено было выйти.

Далее в Своде законов Российской империи (1832 г.)., определения договора по какой-то причине не оказалось. В статье 966 указывалось следующее: «Договор составляется по взаимному согласию договаривающихся лиц. Предметом его могут быть или имущества, или действия лиц: цель его должна быть непротивна законам, благочинию и общественному порядку» [5, с. 302].

Необходимо отметить некоторое сходство по этому поводу и в Германском гражданском уложении 1896 года. Во многих статьях понятие договора явно отождествлялось с понятием обязательства. Например, в статье 349 указывалось: «Всякий договор и всякое обязательство в случае неисполнения производят право требовать от лица обязавшегося удовлетворения во всем том, что постановлено в оных».

В 1899 году в проекте Гражданского уложения Российской империи в отличие от Проекта и ГГУ уже давалось определение договора. В нем указывалось: «Договором именуется соглашение двух или нескольких лиц о приобретении, изменении или прекращении какого-либо права» [3, с. 383]. В данном определении уже практически можно увидеть то определение, которое закреплено в действующем Гражданском кодексе РФ.

Если сравнивать определение договора, закрепленное в Гражданском уложении Российской империи с определениями других европейских государств, можно увидеть некоторые сходства, что говорит не столько о заимствованиях одной страной других идей, сколько о сходстве мнений мыслителей и духа того времени.

В 1922 году в связи с принятием Гражданского кодекса РСФСР, определение договора также отсутствовало. Как уже было отмечено ранее, в разделе статье 24 раздела IV указанного документа говорилось лишь о том, что сделки могут быть односторонними и взаимными (договоры). По сути вот и все законодательное определение договора. Можно сказать, что процесс развития договора был на многие годы заморожен в связи с проводимой политикой государства.

В Гражданском кодексе 1964 года определение договора по-прежнему закреплено не было. Указывалось только о многосторонних сделках как о договорах, то есть можно сказать давалось короткое определение договора через многостороннюю сделку.

В ГГУ на тот момент данного определения также закреплено не было. Примечательно, что в разделе 3 под названием «Договор» о том, что же является договором, ничего не говорится, а раскрытие данного института начинается с указания на связанность предложением, на срок принятия предложения и другое, то есть указывается сразу на аферту и акцепт.

Таким образом, понятия «сделка» и понятие «договор» прошли очень долгий путь своего становления. В разные периоды развития России и Германии данные понятия понимались по-разному, но в окончательных, на сегодняшний день, определениях этих понятий хорошо заметно влияние исторического опыта как российского, так и зарубежного.

Список литературы

  1. Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву //Избранные труды по гражданскому праву: в 2 т. Т. 2. -М.: АО «ЦентрЮрИнфоР». -2002. - 452 с.
  2. Гражданский кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 11.06.1964) (ред. От 26.11.2001)(в настоящее время утратил силу) // Ведомости РСФСР. – 1964. - 407 с.
  3. Гражданское уложение. Книга пятая: Обязательства. Проект высочайше учрежденной редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения. Т. 1. Ст. 1–276 с объясн. Спб., 1899. – 383 с.
  4. Радищев А.Н. [Труды по законодательству 1801–1802 гг.] // А.Н. Радищев. - Полное собрание сочинений. Т. 3. М.; Л., 1952. - 503 с.
  5. Свод законов Российской империи издания 1857 г. Т. 10. Ч. 1: Законы гражданские. Спб., 1857. – 977 с.
  6. Burgerliche Gesetzbuch fur das Konigreich Sachsen nebst Publications-Verordnung vom 2. Januar 1863. Dresden, 1863. – 18 s.
  7. Savigny, Friedrich Carl von: System des heutigen Römischen Rechts. Bd. 1. Berlin, 1840. – 99 s.
  8. Motive zu dem Entwurfe eines Burgerlichen Gesetzbuches fur das Deutsche Reich. Bd. 1. Berlin, 1896. – 126 s.
  9. Windscheid B. Lehrbuch des Pandektenrechts Bd.1. Dusseldorf, 1862. – 145 s.

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Осталось 5 дней до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary