Процессуальное положение эксперта в российском уголовном судопроизводстве

Процессуальное положение эксперта в российском уголовном судопроизводстве

статья посвящена раскрытию правового статуса и процессуального положения в российском уголовном судопроизводстве.

Авторы публикации

Рубрика

Уголовное право

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 34 (36), Октябрь ‘21

Поделиться

Эксперт – это физическое лицо, обладающее специальными знаниями и назначаемое в установленном законом порядке для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

Правовой статус эксперта в производстве по уголовному делу определяется тем, что его деятельность регламентируется законодательством, он является самостоятельным участником производства по делу, выполняет функцию по даче заключения на основе проведенного исследования объектов экспертизы и материалов дела, он освобожден от обязанности собирания необходимой для экспертного исследования информации и исследует только предоставленные ему материалы, он проводит исследование по поставленным перед ним вопросам в пределах своей компетенции, заключение эксперта оценивается следователем, участниками процесса в соответствии с правилами оценки доказательств (с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности).

Деятельность эксперта характеризуется такими качествами, как: самостоятельность (выражается в неотъемлемом праве эксперта свободно формировать своё внутреннее убеждение на основе проведенного

 

исследования), индивидуальность (эксперт лично проводит экспертное исследование и выбирает средства, приёмы и методы исследования), незаинтересованность в исходе дела (эксперту может быть заявлен отвод при наличии обстоятельств перечисленных в статье 70 УПК, в том числе, если обнаружится его некомпетентность).

Проводя объяснимую и обоснованную аналогию между экспертом и специалистом, можно сделать очевидный вывод о том, что для определения процессуального статуса специалиста, так же как и для процессуального статуса эксперта, имеют существенное значение цели и задачи его вовлечения в процесс.

Итак, содержание процессуального статуса специалиста составляют его права, обязанности, процессуальные гарантии их реализации, ответственность специалиста, а также цели и задачи, определяющие его участие в процессе. Совершенно очевидно, что целью участия специалиста в уголовном процессе является использование специальных знаний, в то время как к задачам, разрешаемым специалистом, можно отнести помощь в принятии обоснованных и законных процессуальных решений лицом, уполномоченным на принятие таких решений. При этом задачи, разрешаемые специалистом в рамках уголовного дела, не носят постоянного для уголовного процесса характера.

Значимыми, но дискуссионными элементами процессуального статуса специалиста являются компетентность и незаинтересованность специалиста в деле. Например, проблема независимости специалиста, приглашенного стороной защиты, и сегодня не теряет своей актуальности. Предполагаемая и допускаемая в подобных случаях заинтересованность специалиста "в поддержании защиты" приводит к тому, что зачастую на практике заключениям специалиста не придается доказательственного значения, поскольку при их получении не разрешался вопрос ответственности специалиста за дачу заведомо ложного заключения, не удостоверялась его компетентность.

 

При этом, законодатель обязывает эксперта составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение следователю, который назначил экспертизу, если:

  • поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта;
  • объекты исследований и материалы дела не пригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения и эксперту отказано в их дополнении;
  • современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы.

Так, согласно ст. ФЗ о ГСЭД эксперт в праве: ходатайствовать перед руководителем соответствующего государственного судебно-экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов, если; это необходимо для проведения исследований и дачи заключения, делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления, но поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний, обжаловать по правилам, установленным гл. 16 УПК действия (бездействие) органа или лица, назначивших судебную экспертизу, если они нарушают процессуальные права эксперта. [1]

На стадии предварительного расследования не всегда соблюдается указанное нормативное требование о предварительном ознакомлении с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, защитника и других участников дела. В большинстве случаев на стадии предварительного расследования участники дела знакомятся с ним уже после проведения экспертизы. Здесь возможно столкновение двух принципов: конституционного принципа состязательности и равноправия сторон и отраслевого процессуального принципа самостоятельности следователя, осуществляющего предварительное расследование, направлять ход расследования и определять следственную тактику.

Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов отказа. В ч. 4 ст. 57 УПК указывается, что эксперт не вправе: без ведома дознавателя, следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы: самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования, проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств; давать заведомо ложное заключение, разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК, уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд. [2]

Наибольшей сложностью отличается оценка заключения эксперта на предмет достоверности. В процессе данной деятельности правоприменитель должен определить правильность применения научных методов исследования, выбора и применения соответствующих методик, научную обоснованность выводов и т.п.

Этот процесс исключительно сложен, поскольку правоприменитель не является специалистом в соответствующей области. Как правило, заключение эксперта вначале сопоставляется с иными доказательствами по делсегодняшний день получили распространение случаи так называемого «рецензирования» заключения эксперта специалистами, приглашенными противоположной стороной. Поскольку данные лица, как правило, имеют хорошие навыки публичных выступлений, им часто удается убедить правоприменителя (чаще всего судью) в своей правоте. В то время, как эксперты государственных судебно–экспертных учреждений таких навыков, в большинстве случаев, не имеют, и даже в процессе допроса им не удается рассеять сомнения правоприменителя. Следовательно, подобный подход не решает проблемы оценки экспертного заключения на предмет достоверности.

Представляется, что в итоге, правоприменитель должен иметь возможность разобраться в сущности исследовательской части заключения эксперта самостоятельно, без посторонней помощи. В связи с этим необходимо отметить, что существует ряд требований, предъявляемых к выводам судебного эксперта. В частности, одним их требований является доступность вывода, что означает отсутствие необходимости его интерпретации лицом, обладающим специальными знаниями. Сущность вывода должна быть очевидна для всех участников судебного процесса.

Требования доступности должны распространяться на всё заключение эксперта, а не только на выводы. Это означает, что эксперт должен адаптировать текст заключения, в том числе его исследовательскую часть, до такой степени, чтобы суть процесса исследования, его результатов и их научное обоснование были понятны участникам судебного процесса, не зависимо от того, владеют ли они какими–либо знаниями в этой области.

Таким образом, можно сделать вывод, что ст.57 УПК содержит понятие эксперта, включающее два основания: фактическое (наличие специальных познаний в какой-либо отрасли применения знания) и процессуальное (письменное решение должностного лица (органа), в чьем производстве находится дело, о привлечении его для производства экспертизы и дачи заключения по уголовному делу).

Законодатель относит эксперта к иным участникам уголовного процесса (наравне со специалистом, переводчиком, свидетелем, понятыми), т.е. лицам, не поддерживающих в производстве по делу ничьих интересов.

Следственная практика свидетельствует о том, что расследования многих уголовных дел во многом достигается благодаря использованию заключения эксперта. Заключение эксперта разрешает установить обстоятельства, входящие в предмет доказывания по расследуемому делу. Следовательно, раскрытие положения эксперта в уголовном процессе является важнейшим элементов в правоохранительной деятельности.

Список литературы

  1. Юрин В.М. Использование специальных познаний при выявлении экономических преступлений / В.М. Юрин // Судебная экспертиза на рубеже тысячелетий: Материалы межведомственной научно-практической конференции. Саратов: СЮИ МВД России, 2016. – 433 с.
  2. Федеральный закон от 31.05.2001 № 73-ФЗ (ред. от 01.07.2021) «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 2001. - № 23. - Ст. 2291.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 01.07.2021, с изм. от 23.09.2021) // Собрание законодательства РФ. – 2001. - № 52 (ч. I). Ст. 4921.
  4. Юрин В.М. Ревизия как средство проверки информации о преступлении // Человек и право - XXI век. 2017. - № 1. - С. 63-67.
  5. Лазарева Д.В. Заключение эксперта как процессуальное доказательство / Д.В. Лазарева // Известия Института систем управления СГЭУ. 2019. №1 (19). С. 66.

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Остался последний день
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary