Правовое пространство медиации

Правовое пространство медиации

В данной статье рассматривается медиация как альтернативный суду способ разрешения споров. Достаточно подробно описываются структурные принципы медиации, ее этапы, возможности и преимущества. Дается краткий экскурс возникновения института медиации, ее истоки и развития данного феномена в современных реалиях. Автор предпринял попытку проанализировать возможности продвижения медиации в судебных разбирательствах и ее закрепления в данной сфере.

Авторы публикации

Рубрика

Уголовное право

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 26 (28), август ‘21

Поделиться

Современная медиация и медиативные технологии стали формироваться во второй половине 20 века, и, прежде всего, в западных странах, США, Австралии и других зарубежных странах. В российском обществе зачатки применении медиации, как правило, можно отнести разрешения споров в области семейного права и семейных отношений.

В самом общем виде, медиация является альтернативным способов разрешения споров и конфликтов. К такому способу разрешения конфликтов прибегали и в древности, обозначая его как «Посредничество».

Многие историки отмечают, что использование института посредничества при разрешении конфликтов и споров было частым явлением в древних государствах Финикии и Вавилон, использовались в целях торговли. Уже В Древней Греции отмечается практика применения посреднических услуг (proxenetas).

Начиная с кодекса Юстиниана (530—533 н. э.), выдающиеся римляне могли применять особые термины для уточнения определения «посредник». Их достаточное большое разнообразие, но в переводе означающее посредничество. В самых разнообразных культурах с большими традициями к личности самого авторитетного посредника обращались с исключительным почитанием, которое можно сравнить с обращением к жрецам или достойным вождям племени [1, с. 36]..

Затем медиация получила законное признание при рассмотрении более широкого круга конфликтов и споров, включая конфликты в местных профессиональных сообществах и сложных многосторонних конфликтах коммерции и публичной сферы.

Медиация называется переговорный процесс, в котором медиатор-посредник выступает организатором и руководит переговорами для того, чтобы стороны пришли к взаимовыгодному реалистичному и удовлетворяющему интересам противоборствующих сторон соглашению, результатом чего является урегулирование конфликта между сторонами [8, с. 76].

Медиация в праве представляет одна из существующих технологий альтернативного урегулирования споров, в переводе с английского означает. alternative dispute resolution (ADR). В России тоже активно применяются АРС с помощью участия третьей независимой и нейтральной, беспристрастной и незаинтересованной в этом конфликте стороны - медиатора, помогающего сторонам выработать самое выгодное соглашение по спору, но при этом контролируют процесс принятия решения по данному спору и условия его реализации исключительно сами же стороны [3, с. 76].

Медиация представляет четко структурированный процесс, с определёнными условиями и правилами ведения, этапами действий и фаз, и с определенными принципами. Рассмотрим каждый из принципов медиации:

• Принцип добровольности в медиации действует совершенно по-другому, чем в судебных разбирательствах. Вступление конфликтующих сторон в процесс медиации представляется абсолютно добровольным, и медиатор является не назначенным, а свободно выбранным лицом. И участие сторон добровольное в медиации, никто не в праве заставить стороны принять участвовать в медиации, вопреки их желаниям. Этот принцип выражается не только в принятии решений по участию в медиации по обоюдному согласию сторон, но и отказа от участия: любая сторона может отказаться от участия в медиации и прекратить переговорный процесс в любой момент. Задача медиатора, прежде всего, до начала медиации он тщательно должен проверить участников процесса именно на добровольность [2, с. 82]..

Медиация и ее методы опираются, исключительно на ведение переговоров в русле сотрудничества и взаимоуважения. Процесс медиации является абсолютно прозрачной процедурой.

Рассмотрим равноправие сторон, которая предполагает исключение процедурных преимуществ любой стороны. Каждой стороне дается абсолютно одинаковое право изливать свое мнение, устанавливать повестку переговоров, оценивать возможность выработки предложений и составления различных пунктов соглашения и т.д.

Нейтральность и беспристрастность медиатора является особым принципом процедуры. Медиатор является совершенно независимым и беспристрастным лицом в отношении каждого участника. Он обеспечивает им равноправное участие в переговорном процессе. В случае, если медиатор понимает, что ему сложно сохранить свою нейтральность и что ему сложно освободиться от возникающих оценочных суждений, он обязан отказаться от ведения медиативного процесса [4, с. 64].

Не менее важным принципом выступает конфиденциальность, представляющая в процессе медиации абсолютную секретность информации: все происходящее в процессе медиации, остается исключительно внутри данного процесса. Медиатор не может стать свидетелем в суде, даже если дело будет продолжаться рассматриваться в суде. Медиатор также не может сообщить другой стороне конфиденциальную информацию, получившую в индивидуальной беседе от другой стороны. Для этого медиатору требуется специальное разрешение или личная просьба от сообщившего информацию стороны.

Судебная медиация является спасением для всей российской судебной системы. В связи с большой нагрузкой судебных инстанций процедура медиация выступает положительным фактором выхода из создавшего положения. Участились случаи, когда судьи сами отправляют или советуют сторонам прибегнуть к помощи медиатора.

В разгаре разбирательства, если стороны соглашаются на медиативную процедуру, судебный процесс останавливается на определенный срок, в течение которого стороны должны найти взаимовыгодное решение своего конфликта [5, с. 39]. 

При условии нахождения решения своих интересов участники конфликтной ситуации прибегают к заключению медиативного соглашения, которое обязательно рассматривается судом. В обязанности судьи входит оценка соглашения на предмет исключения несоответствия законодательству, или же нарушения прав одной из сторон и т. д. Затем медиативное соглашение судья утверждает в качестве мирового соглашения.

Услуги медиатора не включаются в судебные издержки, поэтому стороны делят пополам оплату процедуры медиации.

П. 7 ст. 2 закона о медиации гласит о том, что результаты применения процедуры медиации предстает в качестве медиативного соглашения, где прописываются возможности разрешения спора. Соглашение такого рода заключается исключительно в письменной форме, но, при нахождении спора в суде, он не имеет юридической силы. В правовом поле (ч. 3 ст. 12 закона о медиации) для закрепления достигнутых договоренностей спорящие стороны имеют законное право просить суд признать медиативное соглашение в качестве мирового [6, с. 98].

По мнению многих экспертов и ученых, большинство россиян все еще не владеют полной информацией о возможностях института медиации. Государство и профессиональной сообщество старается пропагандировать возможности медиации и медиативных технологий [7, с. 65].  Но пока и законы в этой сфере не совершенны и в ближайшее время ожидается появление нового закона, который сможет полноценно регламентировать медиацию в судебном производстве.

Список литературы

  1. Беспалов Ю. Ф. Теоретические и практические проблемы реализации семейных прав ребенка в Российской Федерации: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2002. - С. 75.
  2. Международная защита прав и свобод человека: сб. документов. М.: Юридическая литература, 1990. - С. 385-388
  3. Немлиенко Е.М. Медиация как способ защиты прав и интересов супругов при расторжении брака: проблемы и перспективы. В сборнике: ПРАВОВОЕ ОБРАЗОВАНИЕ. Сборник научных статей. Под общей редакции Магомедова Б.М., Сизько И.А., Ростов-на-Дону, 2018. - С. 174-177.
  4. Никулина М.А. Роль социального образования в формировании активной гражданской позиции молодежи. В сборнике: Актуальные проблемы моделирования, проектирования и прогнозирования социальных и политических процессов в мультикультуральном пространстве современного общества. 2017. - С. 16-26.
  5. Никулина М.А., Колодиев М.Ю. Социальная безопасность в российской федерации: критерии, угрозы, направления обеспечения//Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2017. № 4 (78). - С. 153-157.
  6. Шарин В. И. Социальные риски как угрозы социальному положению и защита от них// Известия Уральского государственного экономического университета. 2013. № 6 (50). С. 118-124.
  7. Будайчиева Б. С. Правовое положение бывших членов семьи и их несовершеннолетних детей в свете нового Жилищного кодекса РФ // Пробелы в российском законодательстве. 2019. №1. - С. 111.
  8. Никулина М.А., Джамалова Б.Б., Колодиев М.Ю., Шулова Е.Ю. Социальные риски в современном российском обществе: философская рефлексия. //Современные исследования социальных проблем 2018, Том 10, № 2. - С. 48-62

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Осталось 2 дня до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary