Проблема признания правового статуса иностранных юридических лиц в судах российской федерации

Проблема признания правового статуса иностранных юридических лиц в судах российской федерации

В статье рассмотрена специфика правового статуса иностранных юридических лиц, участвующих в российском судебном судопроизводстве. Указаны проблемы признания правосубъективности иностранных юридических лиц и выявлены актуальные проблемы в данной сфере.

Авторы публикации

Рубрика

Юриспруденция

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 20 (22), июль ‘21

Поделиться

Современные экономические условия хозяйствования характеризуются возникновением новых разнообразных сделок, многообразием участников правоотношений, среди которых большое значение имеют иностранные юридические лица, осуществляющие свою деятельность с целью получения прибыли в других государствах.

В теории права немаловажное значение имеет понятие «правовой статус», в особенности его соотношение с такими категориями, как субъективное право, правосубъектность и правоспособность. В целом, правовой статус является достаточно емкой категорией и подразделяется на различные виды, в зависимости от конкретной области права – административно-правовой, конституционно-правовой, гражданско-правовой. С целью исследования соотношения правоспособности и правового статуса, Н.И. Матузов считал, что данные понятие не могут отождествляться, но правовой статус основывается на правоспособности[1]. Данная взаимосвязь обусловлена тем, что правоспособность помогает развить понятие правового статуса: он гораздо обширнее, структурно сложнее и выступает обобщающим или собирательным понятием.

По мнению большинства, ученых по данному вопросу, правовой статус - это прежде всего звено, определяющее содержание правосубъектности. Например, Г.В. Мальцев считал, что правосубъектность выступает связующим элементом между правовым статусом и правоспособностью, иными словами  обозначает их единство[2].  При этом важно обратить внимание на то, что правосубъектность в данном случае является не комплектом качеств, которым обладают субъекты гражданских правоотношений, а признаком, которым наделяется отдельный субъект для признания его участником конкретного правового отношения.

Правосубъектность для иностранных юридических лиц является категорией, которая одновременно представляет собой статус данного субъекта и его меру возможного участия в судопроизводстве на территории Российской Федерации. Иначе говоря, правосубъектность для иностранных юридических лиц является специальной и отличается от правосубъектности российских юридических лиц, путем установления определенных ограничений, указанные в Федеральном Законе от 9 июля 1999 года № 160- ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации».[3]  Согласно статье 2 Гражданского Кодекса Российской Федерации, иностранные юридические лица уравниваются в отношении их прав и обязанностей с российскими юридическими лицами[4]. Правила, установленные гражданским законодательством, применяются к любым отношениям с участием иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом. Стоит добавить, что правосубъектность характеризуется, как способность иностранных юридических лиц быть участниками внешнеэкономических отношений наравне с юридическими лицами данного государства.

Проблемы признания правового статуса иностранных юридических лиц возникают на практике в связи с множеством факторов, которые окончательно разрешить еще не удалось.  К примеру, решение российского арбитражного суда по делу с участием иностранного юридического лица, вынесенное в пользу участника спора, принадлежащему российскому государству, с точки зрения многих правоведов, должно быть исполнено либо на территории того государства, где зарегистрировано   иностранное юридическое лицо, либо на территории другого государства, исходя из конкретных обстоятельств спора.

Из разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – ВАС РФ), изложенные в пункте 30, юридический статус иностранного юридического лица обычно подтверждается выпиской из торгового реестра страны происхождения или иными эквивалентными доказательствами юридического статуса, признаваемыми в качестве таковых в соответствующем государстве[5].

Согласно пункту 3 статьи 254 АПК РФ: "Иностранные лица, участвующие в деле, должны представить в арбитражный суд доказательства, подтверждающие их юридический статус и право на осуществление предпринимательской и иной экономической деятельности. В случае непредставления таких доказательств арбитражный суд вправе истребовать их по своей инициативе"[6].

Арбитражный суд не принимает представленные в подтверждение юридического статуса документы, если:

1) Документы не исходят от компетентного органа иностранного государства.

2) Не содержат актуальную информацию на момент рассмотрения спора.

3) Подлинность их не удостоверена посредством легализации или проставления апостиля.

4) Документы не сопровождаются заверенным переводом на русский язык.

Однако на практике происходит коллизия с общепризнанным принципом международного права - принципом суверенного государства, характеризующий осуществление государством своих полномочий в пределах собственной территории и исключающий проявление власти извне. Исходя из вышесказанного и основываясь на том, что вынесенное судом решение по конкретному делу является актом государственной власти – исполнение такого решения за пределами национальной юрисдикции признается нарушением принципа суверенитета и уважения к нему.

 На практике решение вопроса о наличии в спорном правоотношении иностранного юридического лица устанавливается путем признания правового статуса данного участника.  Однако данный вопрос не всегда удается урегулировать. Например, суд первой и апелляционной инстанций, удовлетворяя иск кипрской фирмы о взыскании стоимости ценных бумаг и пени по договору о брокерском обслуживании, не проверил правовой статус иностранного юридического лица. Поскольку кипрская фирма не представила доказательств, на основании которых может быть установлен ее правовой статус, суд должен был прекратить производство по делу, а не рассматривать спор, по существу.

 Аналогичный пример можно привести из практики рассмотрения споров при участии иностранных юридических лиц Арбитражными судами. К примеру, Австрийская фирма обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании с акционерного общества открытого типа, находившегося в городе Москве, процентов за пользование и выплату штрафа за невозврат краткосрочного кредита. Применив российское законодательство, арбитражный суд иск удовлетворил. Кассационная инстанция решение изменила, снизив сумму взыскиваемых процентов и штрафа по кредитному договору, также ссылаясь на законодательство Российской Федерации. Истец обжаловал данное решение, сославшись на то обстоятельство, что арбитражный суд, руководствуясь при вынесении решения российским законодательством, неверно решил вопрос о применимом праве и неверно рассчитал сумму задолженности российского ответчика. По мнению Австрийской фирмы, следовало применять австрийское право, в силу того, что средством для кредитования являлось австрийское капиталовложение.

В то же время истец не представил свидетельств о своем правовом статусе по праву Австрии. Ответчик представил в суд заявление российской организации о том, что истец не зарегистрирован в Австрии в качестве коммерческого предприятия и в силу последнего обстоятельства его ссылка на австрийское право несостоятельна.

   Из данных примеров можно сделать вывод -  чтобы стать участником судопроизводства на территории Российской Федерации, юридические компании других стран обязаны обладать полным пакетом документов и своевременно передавать его суду после подачи искового заявления.    

В современных экономических отношениях неоднократно возникает проблема определения подсудности арбитражных дел, в случае, когда ответчиком по делу является иностранное юридическое лицо. При рассмотрении этой проблемы в первую очередь следует решить вопрос международной подсудности.  В соглашении сторон о международной подсудности должно быть указано конкретное государство, в суд которого стороны должны обратиться при возникновении между ними коммерческого спора. Также у сторон имеется возможность указать в соглашении государства, в суды которых они обращаться не будут.

Для примера рассмотрим случай, в котором стороны договорились рассматривать возникающие споры в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации. Указанная постановка вопроса не противоречит положениям статей 37, 249 АПК РФ и статье 1210 ГК РФ (Определение ВАС РФ от 23.12.2011 № ВАС-14910/11 по делу № А40-56769/07-23-401).

Трудность рассмотрения данной ситуации может заключаться в отсутствии указания на конкретный суд РФ, который компетентен рассматривать подобные спорные правоотношения. Например, у иностранного юридического лица на территории РФ отсутствуют имущество и представительство, а это согласно статьям 34 – 38 АПК РФ и с учетом положений статьи 316 ГК РФ является одним из основных критериев определения подсудности на территории Российского государства.

          Подводя итог вышесказанному, актуальными проблемами по признанию правового статуса иностранного юридического лица являются:

  1. Непредоставление иностранными юридическими лицами надлежаще оформленных документов, подтверждающие их правовой статус в суды Российской Федерации, или предоставление пакета документов, исходящие не от компетентного органа иностранного государства и иные проблемы, связанные с оформлением документов.
  2. Проблема определения подсудности арбитражных дел, если одним из участников спора является иностранное юридическое лицо.
  3. Российский суд зачастую не вникает в вопросы реального места управления компанией, формально определяя личный статус в соответствии с местом учреждения юридического лица. В основе многих практических коллизий, влекущих отказ в признании правосубъектности юридического лица, лежит проблема перенесения административного центра компании из одной страны в другую.

 

[1] Матузов Н. И. Субъекты правоотношений. Правоспособность, дееспособность, правосубъектность // Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. М., 2002. С.76

[2] Мальцев Г. В. Социалистическое право и свобода личности. М., 1968. С. 87.

[3] Федеральный закон "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" от 09.07.1999 N 160-ФЗ (последняя редакция)// Консультант Плюс

[5]  Постановления Пленума ВАС РФ от 11.06.1999 № 8// Консультант Плюс

[6] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от 08.06.2020)// Консультант Плюс

Список литературы

  1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от 08.06.2020)// Консультант Плюс
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 31.07.2020)//Консультант Плюс
  3. Федеральный закон «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» от 09.07.1999 N 160-ФЗ (последняя редакция)// Консультант Плюс
  4. Постановление Пленума ВАС РФ от 11.06.1999 № 8// Консультант Плюс
  5. Матузов Н. И. Субъекты правоотношений. Правоспособность, дееспособность, правосубъектность // Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. М., 2002. С. 76
  6. Мальцев Г. В. Социалистическое право и свобода личности. М., 1968. С. 87.

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Осталось 4 дня до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary