УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ КОРРУПЦИИ

Авторы публикации

Рубрика

Право

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 1 (151), Январь ‘24

Дата публикации 12.01.2024

Поделиться

В статье рассматриваются актуальные вопросы уголовного права в контексте противодействия коррупции. Обсуждается криминализация и декриминализация различных форм девиантного поведения, учитывая динамику общественных отношений и появление "новых" форм девиантности. Особое внимание уделяется анализу изменений законодательства в этих областях.

Уголовное право как институт обеспечения правопорядка в обществе постоянно адаптируется к меняющимся социальным условиям, нормам и ценностям [1]. В эволюции уголовного права особое место занимают вопросы коррупции и девиантного поведения. Коррупция, являясь угрозой стабильности и развитию любого государства, требует особого внимания со стороны законодательных и исполнительных органов. Тем не менее, в условиях быстро меняющегося мира, возникают и "новые" формы девиантного поведения, которые также требуют правового регулирования.


Коррупция в уголовном праве традиционно определяется как злоупотребление предоставленной должностной или служебной властью в целях получения личной выгоды. Основное отличие коррупции в рамках уголовного права от её экономического или социологического определения заключается в наличии юридических последствий для совершившего коррупционное преступление. Так, например, если государственный служащий принимает взятку за совершение действий в пользу давшего взятку, то такое действие будет квалифицироваться как коррупционное преступление с соответствующими уголовно-правовыми последствиями.


Коррупция как явление существовала на протяжении всей истории человечества. В древних цивилизациях, таких как Древний Египет или Римская империя, уже существовали определенные формы взяточничества и злоупотребления властью. В Риме, например, амбициозные политики часто использовали злоупотребления для усиления своего влияния, что в конечном итоге привело к кризису республики и установлению империи [5].
Однако с развитием государственности и формированием сложных бюрократических систем в Европе в Средние века коррупция стала явлением, требующим более тщательного регулирования. В XVII-XVIII веках, с развитием административных аппаратов и укреплением централизованных монархий, осознание необходимости борьбы с коррупцией стало актуальным. Первые законы, направленные на борьбу с коррупцией, были приняты в Англии в 17 веке [4].


Интересно отметить, что с течением времени интерпретация коррупции в уголовном праве претерпевала изменения. В 20-ом веке коррупция чаще всего ассоциировалась с взяточничеством и злоупотреблением служебным положением. Однако, начиная с 1990-х годов, многие страны начали расширять определение коррупции, включая в него такие действия как незаконное финансирование политических партий, отмывание денег и незаконное использование государственных ресурсов. Например, в 2003 году была принята Конвенция ООН против коррупции, которая определяла коррупцию не только как взяточничество, но и как множество других преступлений, связанных с нарушением обязанностей государственных служащих. 


Примером масштабного коррупционного скандала может служить дело о коррупции в международной футбольной федерации FIFA, которое началось в 2015 году. В ходе расследования выяснилось, что высокопоставленные члены организации получали взятки за предоставление коммерческих прав на проведение крупных футбольных турниров. Данное дело продемонстрировало, как коррупция может проникнуть даже в такие области жизни, где её наличие казалось маловероятным. 


Современные тенденции показывают, что вопросы коррупции все еще остаются актуальными. Технологический прогресс и цифровизация общества открывают новые возможности для коррупционных схем, таких как кибер-взяточничество или использование криптовалют для отмывания денег. Однако та же технология дает и инструменты для борьбы с коррупцией: блокчейн [4], например, может использоваться для прозрачности государственных транзакций.


Борьба с коррупцией в разных странах включает в себя целый ряд мер, принимаемых как на национальном, так и на международном уровне. Однако эффективность этих мер не всегда однозначна, и они сталкиваются с рядом вызовов.


Пожалуй, самой распространенной мерой противодействия коррупции является уголовное наказание для тех, кто занимается взяточничеством или злоупотребляет своим служебным положением. Но для достижения реального эффекта уголовное наказание должно сочетаться с высокой вероятностью задержания и осуждения виновных. В этом контексте страны, такие как Сингапур, добились значительного успеха, создавая независимые антикоррупционные органы и проводя тщательные расследования [6].


Другим важным элементом борьбы с коррупцией является создание прозрачных систем учета и контроля за государственными финансами. Эффективные меры включают в себя внедрение электронных систем закупок, которые исключают человеческий фактор и делают процесс более прозрачным. Грузия, например, после революции роз в 2003 году с успехом внедрила подобные системы, что привело к снижению уровня коррупции в стране.
Однако даже при наличии законов и механизмов контроля коррупция может процветать из-за отсутствия политической воли или недостатка ресурсов. Для многих развивающихся стран это особенно актуально. Например, в некоторых африканских странах, несмотря на наличие антикоррупционного законодательства, коррупция остается распространенной из-за слабости институтов и ограниченности ресурсов.


К тому же современный мир предоставляет коррупционерам новые технологические инструменты, что делает их действия менее прозрачными. Криптовалюты, например, могут использоваться для перевода средств без возможности их отслеживания [3].


Криминализация и декриминализация представляют собой процессы, направленные на установление или отмену уголовной ответственности за определенные виды действий или поведения. Эти понятия тесно связаны с развитием общественных представлений о девиантном поведении и том, какое поведение следует считать социально нежелательным или вредным. 
Криминализация - это процесс, в ходе которого определенное действие или поведение, ранее не считавшееся преступлением, становится уголовно наказуемым [1]. Примером может служить криминализация наркотиков в начале 20 века в США. До этого времени многие вещества, такие как опиум или кокаин, были легальными и свободно продавались. Однако с ростом социальной осведомленности о вреде наркотиков и их воздействии на общество, в 1914 году был принят закон о запрещении наркотиков, который криминализовал их производство, продажу и распространение [2].


Декриминализация, напротив, представляет собой процесс, в ходе которого действие или поведение, ранее считавшееся уголовно наказуемым, перестает считаться преступлением. Здесь примером может служить декриминализация личного потребления марихуаны в ряде стран и штатов. Например, в Уругвае в 2013 году было принято решение декриминализовать марихуану, признав, что уголовное преследование потребителей не только неэффективно, но и может привести к дополнительным социальным проблемам.
Девиантное поведение, отклоняющееся от установленных социокультурных норм, всегда сопровождало человечество. В зависимости от исторического периода и культурных контекстов, определенные формы девиантности могли рассматриваться как более традиционные или "старые". Эти проявления, как правило, связаны с основными социальными и культурными структурами общества и часто отражают его ключевые ценностные ориентиры [3].


Один из критериев "старой" девиантности - это ее устойчивость и продолжительное существование в исторической перспективе. Например, кража или убийство рассматривались как серьезные преступления в большинстве культур на протяжении веков. Если рассмотреть средневековую Европу, то можно увидеть, что воры часто подвергались публичным наказаниям, демонстрируя всему обществу опасность и неприемлемость такого рода девиантного поведения [4].


Еще одним критерием может служить социальная реакция на девиантное поведение. Так, в прошлом, измена в браке во многих культурах считалась крайне табуированным явлением и могла привести к строгим санкциям, вплоть до казни. В контексте английской истории Генриха VIII, который в 1530-х годах прибегал к казни своих жен из-за обвинений в измене, является наглядным примером такой реакции. 
Религиозные противоречия также часто рассматривались как "старые" проявления девиантности. В эпоху инквизиции, начавшуюся в 12 веке, отступничество или ересь были серьезно караемыми преступлениями. Индивиды, отклоняющиеся от официальных доктрин Церкви, могли быть объявлены еретиками и подвергнутым пыткам или казни. 


В эпоху глобализации, технологического прогресса и социокультурных изменений, появляются новые формы девиантного поведения, которые отражают современные вызовы и конфликты. Эти "новые" проявления девиантности часто связаны с быстро меняющимися технологиями, новыми социальными парадигмами и изменением жизненных приоритетов. 


Одно из заметных проявлений современной девиантности связано с цифровой средой. Киберпреступления, такие как мошенничество в интернете, хакерские атаки или распространение вредоносного ПО, стали частью реальности XXI века. Например, в 2017 году мировое сообщество было потрясено кибератакой с использованием вируса WannaCry, который поразил компьютеры более чем в 150 странах, вызывая значительные материальные потери [6].
Также с развитием социальных сетей стали актуальными проблемы онлайн-травли, кибербуллинга или распространения дезинформации. События последних лет, такие как выборы в США в 2016 году, показали, как значительное влияние на общественное мнение могут оказывать фейковые новости и целенаправленные кампании дезинформации в сети.


Помимо киберпространства, новые формы девиантности проявляются и в реальном мире. Наркотики нового поколения, такие как синтетические каннабиноиды или "спайсы", стали вызовом для правоохранительных органов многих стран начиная с 2000-х годов. Эти вещества часто обходят законодательные запреты благодаря быстрому изменению их химической формулы [6].
Еще одной областью, где проявляются новые формы девиантности, являются гендерные и идентичностные вопросы. В последние десятилетия активизировались дебаты о гендерной идентичности, что порой приводит к социальным конфликтам и противостояниям, особенно в консервативных обществах. 
В целом, "новые" проявления девиантности отражают сложную и многогранную природу современного общества, его вызовы и конфликты. Они требуют глубокого анализа, понимания и, в некоторых случаях, новых подходов к регулированию и коррекции. 


Девиантное поведение, будь то его "старые" или "новые" проявления, является зеркалом изменений и тенденций в обществе. От культурных и религиозных конфликтов прошлого до киберпреступлений и вопросов гендерной идентичности нашего времени – все это подчеркивает, насколько важно понимание корней и проявлений девиантности для сохранения социальной гармонии [3].


Уголовное право играет ключевую роль в регулировании и противодействии девиантному поведению. Однако такие концепции, как криминализация и декриминализация, подчеркивают сложность этой задачи. По мере развития общества и появления новых форм девиантности возникает потребность в пересмотре уголовно-правовых норм, их адаптации и иногда – в отказе от устаревших и неэффективных подходов. 


Коррупция, как один из самых устойчивых и разрушительных видов девиантности, продолжает оставаться на переднем плане глобальной проблематики. Противостояние коррупции требует комплексного подхода, включая прозрачность власти, активное участие гражданского общества и эффективные механизмы контроля. 


В итоге, изучение девиантного поведения и его регулирование через уголовное право являются неотъемлемой частью поддержания социального порядка и справедливости. В этой борьбе необходимо не только строгое применение законов, но и глубокое понимание социокультурных процессов, лежащих в основе девиантных актов.

Список литературы

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 04.08.2023)
  2. Дамм, И. А. Противодействие коррупции: вопросы понятийно-категориального аппарата / И. А. Дамм // Вопросы безопасности. – 2018. – № 3. – С. 22-33
  3. Демчук, С. Д. Социальные отклонения как криминологически значимый элемент процесса общественного развития / С. Д. Демчук // Российский журнал правовых исследований. – 2017. – Т. 4, № 2(11). – С. 173-185
  4. Прозументов, Л. М. Основание криминализации (декриминализации) деяний / Л. М. Прозументов // Вестник Томского государственного университета. Право. – 2014. – № 4(14). – С. 81-91
  5. Противодействие коррупции : Информационно-аналитический бюллетень (2022) / Ю. В. Трунцевский, А. М. Цирин, В. В. Севальнев [и др. ]. – Москва : Общество с ограниченной ответственностью "Издательский дом "Юриспруденция", 2023. – 112 с.
  6. Уголовное право : справочник / сост. С. А. Буданов, И. И. Григоренко, О. В. Демидова ; ФКОУ ВО Воронежский институт ФСИН России. – Воронеж, 2022. – 96 с.
Справка о публикации и препринт статьи
предоставляется сразу после оплаты
Прием материалов
c по
Осталось 4 дня до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary