«особая жестокость» как оценочная категория убийства при отягчающих обстоятельствах

«особая жестокость» как оценочная категория убийства при отягчающих обстоятельствах

В статье произведен анализ подходов к понятию «особая жестокость» как квалифицирующего признака убийства с целью выработки критериев его использования в правоприменительной практике. Автором приводится отношение категории «жестокость» к простому убийству, а также обосновываются признаки, делающие ее «особой», в следствие чего появляется квалифицированный состав. А также рассматриваются проблемные аспекты исследуемого института уголовного права.

Авторы публикации

Рубрика

Право

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 19 (64), май ‘22

Дата публицакии 06.05.2022

Поделиться

В уголовно-правовом поле важное значение имеет исследование оценочных категорий, которые законодатель достаточно часто использует их при конструировании норм права. Оценочные категории являются обязательной и вынужденной мерой, в связи с изменчивостью охраняемых общественных отношений, благодаря таким категориям, закон приобретает динамичность и гибкость при реализации норм.

Проблема трактовки оценочных категорий в уголовно-правой доктрине постоянно является актуальной и требует не только теоретических разъяснений, но и легальной трактовки, в связи с тем, что в уголовно-правовая сфера требует соблюдения четких рамок в правоприменении. Одной из таких категорий является особая жестокость, которая упомянута в отдельных статьях Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ), однако, законодательно дефиниция данного понятия нигде не отражена. Сталкиваясь с понятием «особая жестокость» на практике правоприменителю необходимо самостоятельно его обосновывать, что вносит некую неопределенность и дает возможность по своему усмотрению решать вопросы применения норм права на местах. Из вышеуказанного следует вывод, что законодатель специально не приводит определение особой жестокости, в связи с тем, что данную категорию можно определить более точно и верно только в рамках практической деятельности следственных и судебных органов, и только с учетом меняющихся современных условий и при отдельном подходе к каждой ситуации, связанной с совершением преступления.

Одним из квалифицирующих признаков убийства выступает особая жестокость (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ). В виду оценочного характера рассматриваемого понятия применение состава, предусмотренного п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ, при фактическом расследовании уголовных дел зачастую вызывает проблемы. Во-первых, законодательно не раскрыты сущность и признаков «жестокости», во-вторых, не выделены критерии, которые относили бы ее к «особой».

Прикладную ценность для правоприменителей при решении отнесения убийства к совершенному с особой жестокостью несет Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» [1], согласно которому «понятие особой жестокости связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости». Такая трактовка практически вносит ясности в определении границ исследуемого понятия. Однако в положении Постановления даны ситуации, попадающие под законодательное понимание особой жестокости, а именно пытки, истязание, глумление над жертвой в процессе совершения убийства, причинение особых страданий жертве. Стоит также отметить, что признак особой жестокости при совершении убийства может быть вменен, только если он охватывается умыслом преступника по отношению к потерпевшему.

Для исключения проблем при квалификации убийства с особой жестокостью, необходимо определение данного отягчающего элемента.

Если мы посмотрим синонимы к слову «жестокость», то ими будут являться бесчеловечность, безжалостность, кровожадность, зверство [2, с. 38].

Также использовать определение термина «жестокость» мы не можем, так как его можно трактовать шире, чем предусматривается анализируемой нами нормой закона.

На данный момент среди ученых есть разные подходы к определению «особая жестокость» [8, с. 74].

В научной доктрине существует точка зрения, что понятия «жестокость» и «особая жестокость» идентичны [3, с. 28]. Хотя подавляющая доля теоретиков и практиков придерживаются обратного мнения. Например, Г.И. Чечель отмечает, что особая жестокость является свойством преступления более высокого уровня, предполагая наличие качественного и количественного аспекта. Только одно использование синонимов определения жестокости не раскрывает содержание данного преступного деяния, что требует выработки более четкой формы определения понятия [11, с. 14].

Мы согласны с мнением, что понятия «жестокость» и «особая жестокость» в аспекте квалифицирующих признаков преступных деяний должны быть четко разграничены, так как по смыслу уголовного закона, который ставит убийство первой статьей Особенной части УК РФ, признавая его наиболее общественно опасным, умышленное причинение смерти другому человеку уже является деянием, имеющим признак жестокости. Именно поэтому, на наш взгляд, законодатель добавляет аспект «особой» к данному понятию, чтобы перевести исследуемый признак в разряд квалифицирующих. Так, можно сделать вывод, что степень жестокости отделяет состав, предусмотренный п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ от простого убийства. В связи с этим на практике возникаю трудности в квалификации у правоприменителя.

Многие исследователи уголовно-правового поля пытались определить рамки особой жестокости в теории. Так, профессор Ю.М. Антонян, специализирующийся на профиле преступлений насильственного характера, рассматривает особую жестокость как осознанные субъектом действия мучительного характера по отношению к потерпевшему, причиняющие особые страдания последнему, совершаемые в рамках преступного умысла [4, с. 14].

В трудах А.П. Закалюка, В.Д. Жарого и В.С. Ковальского «особая жестокость» представлена как сопровождающее или следующее за насильственным преступлением, не обязательное для его совершения и наступления обычных для него последствий, умышленное действие (бездействие), состоящее в причинении потерпевшему или его близким дополнительного, как правило, тяжелого, физического или психического страдания [7, с. 8]. Важно упомянуть мнение С.Н. Дружкова, согласно которому особая жестокость не всегда применяется непосредственно в процессе убийства, и необязательно к потерпевшему, она также может быть выражена в причинение потерпевшему или его близким дополнительных физических или психологических страданий [6, с. 3]. Например, убийство матери на глазах у детей.  О.В. Артюшина связывает признак особой жестокости в большинстве случаем с унижением человеческого достоинства, обуславливая свою позицию проявляющимся у преступника цинизмом, нравственной деградацией, а в ряде случаев садизмом и некрофилией [5, с. 4]. Особенностью исследований Н.П. Поповой является то, что она рассматривает «особую жестокость» в аспекте заведомой умышленности, а также говорит о необходимых для оценки обстоятельств при квалификации подобных деяний: сознательный выбор орудия, частоту ударов, характер ран, обстановку места происшествия [10, с. 26].

Отметим, на степень жестокости влияет два взаимосвязанных критерия:

- оценка субъектом преступления совершаемого деяния опираясь на собственное интеллектуальное, культурное развитие, моральные принципы;

- нравственный уровень общественной среды.

Верно замечает А.Н. Попов, что в законодательстве используются понятия, близкие по смыслу к особой жестокости, а именно «истязание», «систематическое унижение человеческого достоинства», «издевательство» и т.д. [9, с. 359]. Значит, необходимо теоретическое и практическое определение взаимоотношения данных понятий.

Анализируя положения Пленума Верховного Суда РФ, можно сделать вывод, что жестокость – это процесс причинения страданий человеку в физической и/или нравственной форме, которые выражены в форме пыток, издевательства, садизма, мучения и т.д. Значит, наличие квалифицирующего признака – особой жестокости при убийстве предполагает сочетание процесса умышленного причинения смерти с сознательным причинением дополнительных страданий.

Факт причинения дополнительных страданий признается правоприменителем исходя из анализа всех обстоятельств дела, в том числе результатов судебно-медицинской экспертизы. Учету подлежат не только объективные обстоятельства, но и субъективна сторона, выраженная в отношении виновного к проявляемой особой жестокости в убийстве.

Пленум Верховного суда РФ требует обязательное установление умысла преступника на совершение убийства с особой жестокостью в случае наличия фактов, свидетельствующих об этом [1]. Каковы же эти признаки?

Г.И. Чечеля справедливо отмечает, что в ходе совершения убийства с особой жестокостью преступник всегда отдает себе отчет о применении к жертве особо жестоких действий [11, с. 22]. По нашему мнению, умысел на причинение особых страданий обуславливается способом совершения убийства, а значит полностью осознается виновным.

Отсюда следует: правоприменителям в каждой отдельной ситуации нужно устанавливать как объективные признаки «особой жестокости», так и субъективные. При этом по последние подразумевают выяснение цели и умысла виновного на причинение смерти именно данным способом. Если лицо исходя из обстоятельств дела не могло предполагать, что его действия причиняют особые страдания, то деяние не может быть квалифицированно как совершенное с особой жестокостью. Например, гражданин А. решил отравить своего бывшего друга Б. ядом на почве личной неприязни. Он не углублялся в вопрос действия и приобрел первый попавшийся яд, вызывающий у человека смерть. После того, как Б. принял подсыпанный ему яд, он сильно страдал от боли в течении нескольких часов и скончался в больнице. При этом, А. был уверен в силу своего незнания характере и способе воздействия яда на организм, что смерть Б. наступит мгновенно. На это указывали все обстоятельства дела. Так, данный пример иллюстрирует, что несмотря на то, что потерпевшему были причинены особые страдания при убийстве, п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ не будет вменен А., в связи с отсутствием умысла на это. В противном случае произойдет объективное вменение признака особой жестокости, а это в соответствии с действующим уголовным законодательством не допустимо (ч. 2 ст. 5 УК РФ).

С целью более детального понимания «особой жестокости» необходимо рассмотреть круг обстоятельств, демонстрирующих ее проявление. К таковым относятся:

- конкретный способ убийства, вызвавший у потерпевшего длительные и сильные физические (а в некоторых случаях психические) страдания перед смертью;

- конкретную обстановку убийства, исходя из объективного выражения которой можно сделать вывод о причинении потерпевшему страданий (физических и/или психологических) перед смертью;

- умысел, предполагающий осознание, что избранный способ убийства доставит потерпевшему дополнительные страдания.

На сегодняшний день в доктрине уголовного права складывается ситуация, в которой большая часть ученых сознательно не выделяет критерии способов убийства, совершенных с особой жестокостью. Это обусловлено тем, что на практике схожие обстоятельства приводят к различным правовым выводам, поэтому возникает сложность в описании универсальных критериев.

Например, по обстоятельствам дела между А. и П. возник конфликт, вызванный личными неприязненными отношениями, после чего у П. возник умысел на причинение смерти А. Для достижения своей цели он нанес удар кулаком в область лица А., затем вооружился ножом и нанес не менее 50 ударов в шею и голову А. В результате полученных травм А. скончался на месте. Троицко-Печорский районный суд Республики Коми не усмотрел в действиях П. особой жестокости [12]. Рассмотрим схожую по обстоятельствам. В ходе ссоры Б. и Г., у Б. на почве личной неприязни возник умысел на убийство Г. Для достижения своей цели он нанес множество телесных повреждений потерпевшей преимущественно в область шеи и лица. В ходе рассмотрения дела Нижегородский областной суд подтвердил наличие особой жестокости в действиях Б. Такие выводы основывались на следующих обстоятельствах: после избиения потерпевшей руками Б. вооружился ножом, и продолжая свои приступные действия, нанес им не менее 50 ударов в шею, голову и туловище Г. [13]. Отсюда следует, что не каждый признак способа совершения убийства с особой жестокостью можно рассматривать однозначно. Наличие множественности ударов во втором случае послужило основой для признания в действиях подсудимого данного способа, в первом – нет. Это подтверждает оценочную природу рассматриваемого нами положения уголовного права.

Таким образом, «особая жестокость» как оценочная категория уголовного права не имеет ни законодательных ни доктринальных критериев ее определения, в каждом случае она определяется индивидуально исходя из обстоятельств совершенного преступления. В связи с этим, предлагается закрепить понятие «особая жестокость» в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», где под убийством с особой жестокостью понимать умышленное причинение смерти другому человеку, таким способом, который охватывается умыслом виновного, направленным на причинение особых физических и/или нравственных страданий человеку (таким как глумление над потерпевшим перед лишением его жизни, путем истязания, издевательств, садизма, нанесения множественных ударов, сожжения заживо, долговременного причинения боли и страданий, лишение воды и пищи и т.д.), либо совершаемое в присутствии близких, которым смерть потерпевшего не безразлична, с целью причинения близким лицам и потерпевшему физических и/или нравственных страданий.

Список литературы

  1. О судебной практике по делам об убийстве: Постановление Пленума Верховного Суда от 27 января 1999 года: текст в редакции от 3 марта 2015 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1999. – № 3.
  2. Абрамов Н. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений / Н. Абаромв – М.: Русские словари, 1999. – 431 с.
  3. Андреева Л.А. Влияние жестокости преступного поведения на уголовную ответственность / Л.А. Андреева, П.Ю. Константинов. – СПб., 2002. – 210 с.
  4. Антонян Ю.М. Психология убийства / Ю.М. Антонян. – М., 1997. – 304 с.
  5. Артюшина О.В. Убийство с особой жестокостью: уголовно-правовые и криминологические аспекты: автореф. дис. канд. юрид. наук.: 12.00.08 / Артюшина Ольга Викторовна. – Н. Новгород, 2011. – 25 с.
  6. Дружков С.Н. Уголовно-правовые функции особой жестокости в составе убийства: вопросы теории и практики: автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.08 / Дружков Сергей Николаевич. – Екатеринбург, 2002. – 30 с.
  7. Попова Н.П. Проблемы квалификации убийства, совершенного с особой жестокостью // Проблемы социально-экономического развития Сибири. – Вып. 4. – Братск, 2011. – С. 26-38.
  8. Чечель Г.И. Жестокий способ совершения преступлений против личности: уголовно-правовые и криминалистические исследования / Г.И. Чечель. – Ставрополь, 1992. –155 с.
  9. Приговор Троицко-Печорского районного суда Республики Коми от 12 июля 2018 года № 1-33/2018 //Судебные и нормативные акты РФ: официальный сайт. ‒ [Электронный ресурс]. URL: https://sudact.ru. (дата обращения: 04.05.2022).
  10. Приговор Нижегородского областного суда от 28 июля 2020 года № 2-27/2020 // Судебные и нормативные акты РФ: официальный сайт. ‒ [Электронный ресурс]. URL: https://sudact.ru. (дата обращения: 04.05.2022)
  11. Закалюк А.П. Преступления, совершаемые с особой жестокостью / А.П. Закалюк, В.Д. Жарый, В.С. Ковальский // Научный обзор результатов исследования. Киев, 1989. – 36 с.
  12. Меньшикова А.Г. Особая жестокость сквозь призму объективных признаков состава преступления /А.Г. Меньшикова// Российский юридический журнал. – 2017. – № 3. – С. 73 - 80.
  13. Попов А.Н. Убийство при отягчающих обстоятельствах / А.Н. Попов. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. – 898 с.

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Остался последний день
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary