Как глобальные экономические институты могут использовать covid-19 для решения глобальных проблем

Как глобальные экономические институты могут использовать covid-19 для решения глобальных проблем

Кризис COVID-19 усугубил нынешние глобальные проблемы. Однако в этой статье утверждается, что нынешнее кризисное время также может стать уникальной возможностью для существующих глобальных экономических институтов - G20, ВТО, МВФ и Всемирного банка (ВБ) - внести необходимые улучшения, необходимые для эффективного решения глобальных проблем нашего времени. В первую очередь, эти проблемы включают непосредственный кризис в области здравоохранения, изменение климата и глобальное неравенство. Появилась возможность стать эффективными альтруистами, то есть делать все возможное для людей, которые находятся в худшем положении, при умеренных затратах для себя. В статье представлен широкий спектр экспертных решений этих проблем - необходима политическая воля, чтобы воспользоваться этой возможностью.

Авторы публикации

Рубрика

Экономика и управление

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 2 (47), январь ‘22

Дата публицакии 06.01.2022

Поделиться

Пришло время международному сообществу стать эффективными альтруистами, то есть сделать все возможное для людей, которые находятся в худшем положении, при умеренных затратах для себя. В этой статье утверждается, что кризис COVID-19 усугубил текущие глобальные проблемы и все же предоставляет уникальную возможность глобальным экономическим институтам и влиятельным государствам, стоящим за ними, найти наилучшие возможные решения этих проблем – короче говоря, использовать кризис как шанс на улучшение. В частности, в нем рассматривается, как глобальные экономические институты - Большая двадцатка (G20), Всемирная торговая организация (ВТО), Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк (ВБ) - могут наилучшим образом решить три взаимосвязанных глобальных проблемы: непосредственный кризис COVID-19, изменение климата и глобальное неравенство. Представлен широкий спектр экспертных решений - для их реализации требуется политическая воля.

В краткосрочной перспективе COVID-19 вызвал социальные и экономические потрясения с дифференцированным по регионам воздействием на бедность, неравенство и благосостояние. Поскольку страны с развитой экономикой оказывают гораздо большее влияние на изменение глобальной экономики, они должны инициировать смягчение последствий COVID-19 и устойчивое восстановление путем реформирования и развертывания глобальных экономических институтов. На данный момент МВФ и Всемирный банк развернули беспрецедентный финансовый стимул для смягчения социальных и экономических последствий пандемии.

Таким образом, глобальные экономические институты уже смогли защитить наиболее уязвимых от самых серьезных экономических и социальных последствий. Некоторые действия, такие как «Рамочная программа» по справедливому налогообложению или акцент на устойчивости в планах восстановления и государственных банков развития, обещают дальнейший успех, но проблемы в многостороннем сотрудничестве уже вырисовываются в глобальном распространении вакцины COVID-19, которая скоро будет доступна. Всего этого недостаточно – потребуется значительное перераспределение капитала в сторону устойчивой и социально инклюзивной экономики.

Как глобальные экономические институты могут помочь государствам сократить выбросы?

Первым предложением является создание экономических институтов - климатических клубов, которые сочетают экономические преимущества, такие как свободная торговля, со строгими целями по сокращению выбросов. Страны могут быть наказаны, если они не выполнят свои обязательства или не присоединятся. Другим предложением является создание секторальных климатических клубов в рамках G20 или других межправительственных учреждений.

Второе предложение состоит в том, чтобы увязать кредитную политику МВФ и Всемирного банка с экологическими условиями, что означает переосмысление Вашингтонского консенсуса. МВФ и Всемирный банк могут быть сосудом для распространения экологических норм и увязки экологической политики с сопутствующими выгодами. Кроме того, международные финансовые учреждения (МФО) могут предоставить центр знаний и координации для государств, субъектов управления на уровне субгосударств и частных субъектов. Таким образом, они могут подтолкнуть самый важный климатический клуб - G20 - в более благоприятном для климата направлении.

Третье предложение - реформа регулирования границ выбросов углерода в ВТО, т.е. адаптация правил ВТО для обеспечения определенной степени климатических субсидий, с тем чтобы экологически чистые продукты с более высокой стоимостью на свободном рынке были не хуже, чем неблагоприятные для климата, но более дешевые продукты.

Четвертым предложением может быть налог на выбросы углерода, который будет глобально институционализирован в рамках МВФ/Всемирного банка, который будет включать ценообразование на выбросы углерода и отмену субсидий на ископаемое топливо. Исключительно низкие цены на ископаемое топливо после пандемии дают возможность ускорить такой процесс.

Несмотря на то, что в 2019 году G20 согласилась с большими амбициями в отношении устойчивости, инклюзивности и смягчения последствий изменения климата, и хотя ожидается новый импульс от повторного присоединения США к Парижскому соглашению, климатический кризис быстро ухудшается. Мир должен одновременно решать проблемы здравоохранения и климатического кризиса. Пандемия определила дорожную карту: масштабные инвестиции для замены загрязняющего капитала и устранения дефицита инфраструктуры и структурных изменений в развивающихся странах, чтобы обеспечить новую форму роста - с долгосрочной целью достижения глобального чистого нулевого уровня выбросов к 2050 году. Это подразумевает необходимость своевременного принятия обязательств по достижению глобальной цели чистого нуля к 2050 году в качестве ориентира для действий в области изменения климата. В нем уже участвует все большее число крупных эмитентов. Кроме того, это означает, что экологичное и устойчивое восстановление станет центральным элементом глобального сотрудничества. Активное устойчивое восстановление обеспечивает мощные сопутствующие выгоды, включая уменьшение заторов и загрязнения (там же).

В долгосрочной перспективе экономическое неравенство и его последствия можно рассматривать как величайшую. COVID-19 усугубил неравенство между развитыми и развивающимися странами, а также между социальными группами внутри стран. В то время как первоочередной задачей МВФ и Всемирного банка является защита от непосредственного кризиса в области здравоохранения и экономики, последующая политика должна быть направлена на устранение структурных факторов неравенства. Одним из основных факторов роста неравенства являются технологические изменения. Цифровые технологии привели к трансформации рынков и рабочей силы, преимущества которых распределены крайне неравномерно. Пандемия ускоряет цифровую трансформацию, усиливая переход к более олигополистическим, менее конкурентным рынкам и смещая рынки труда в сторону низкоквалифицированных работников. Кроме того, в последние годы перераспределительная роль государства во многих местах ослабла.

Глобальные экономические институты могут помочь государствам в повышении долгосрочного роста производительности, особенно за счет продуманного руководства в отношении стабильной макроэкономической и благоприятной для роста институциональной среды. МВФ/ВБ в состоянии распространять передовой опыт во всем мире и оказывать государствам помощь в процессах внедрения посредством консультаций и условий. Что нужно сделать?

Во-первых, необходимо пересмотреть политику в области конкуренции в цифровую эпоху, чтобы сдержать рост монополистических структур посредством реформы регулирования и усиления антимонопольного правоприменения. Необходимы новые идеи для расширения владения капиталом и реформирования корпоративного управления с учетом противоположных интересов заинтересованных сторон.

Во-вторых, инновационная экосистема должна предусматривать более широкое распространение технологий, воплощающих новые знания. Реформа патентного режима и более эффективное использование государственных инвестиций и налоговой политики в области исследований и разработок могут "демократизировать" инновации.

В-третьих, следует исправить предубеждения в налоговой системе, которые отдают предпочтение капиталу, а не труду, и стимулируют "чрезмерную автоматизацию" - разрушение рабочих мест без повышения производительности.

В-четвертых, необходимо развивать цифровую инфраструктуру и цифровую грамотность, а также более широкое образование и профессиональную подготовку. Новые программы повышения квалификации, переподготовки и обучения на протяжении всей жизни, которые отвечают изменениям спроса на навыки, могут потребовать новых моделей государственно-частного партнерства. МВФ и ВБ могут распространять стандарт большинства развитых экономик тесного сотрудничества государства, труда и бизнеса для предоставления программ переподготовки, развития на протяжении всей жизни, информации и более широкой охраны труда посредством консультаций и условий.

В-пятых, политика на рынке труда должна повысить мобильность работников, чтобы заменить протекционизм быстрым доступом к новым рабочим местам. Кроме того, необходимо пересмотреть системы социальной защиты, поскольку сегодняшний рынок характеризуется более частой сменой работы и более разнообразными условиями труда.

В-шестых, МВФ и Всемирный банк могут играть консультативную и исполнительную роль в налаживании международного сотрудничества по налоговым вопросам и диверсификации торговых отношений. Пересмотр налоговой системы необходим с учетом проблем цифровой экономики, где важное значение имеет глобальное сотрудничество. Диверсификация цепочек поставок приведет к увеличению разнообразия, устойчивости, торговли, ПИИ и передаче знаний странам, менее хорошо интегрированным в глобальные цепочки создания стоимости.

Список литературы

  1. Дьепп, А., и Козе, М. А. (2020, 17 ноября). Глобальный спад производительности: какую политику следует активизировать? Извлеченный из https://www.brookings.edu/research/the-global-productivity-slump-what-policies-to-rekindle /.
  2. Доллар, Д. (2020, 17 ноября). Будущее глобальных цепочек поставок: каковы последствия для международной торговли? Проверено 5 декабря 2020 года с https://www.brookings.edu/research/the-future-of-global-supply-chains-what-are-the-implications-for-international-trade/.
  3. Бхаттачарья, А. (2020, 20 ноября). Перезагрузка климатической повестки дня: какими должны быть приоритеты? Извлеченный из https://www.brookings.edu/research/rebooting-the-climate-agenda-what-should-the-priorities-be /.
  4. Дервиш, К. (2020, 17 ноября). Многосторонность: Какие политические варианты укрепления международного сотрудничества? Извлеченный из https://www.brookings.edu/research/multilateralism-what-policy-options-to-strengthen-international-cooperation/.
  5. Доэль, М. (2004). Изменение климата и ВТО: Возможности мотивировать действия государств по борьбе с изменением климата через Всемирную торговую организацию. Обзор Европейского сообщества и международного экологического права, 13 (1), 85-103.
  6. Кулибали Б. и Прасад Э. (2020, 17 ноября). Международная валютно-финансовая система: как соответствовать ее целям? Извлеченный из https://www.brookings.edu/research/the-international-monetary-and-financial-system-how-to-fit-it-for-purpose.

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Осталось 3 дня до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary