Эмоциональная привязанность детей-сирот в условиях получения среднего профессионального образования

Эмоциональная привязанность детей-сирот в условиях получения среднего профессионального образования

Изучение привязанности в настоящее время является одним из приоритетных направлений исследований в психологии. При этом в большей степени в настоящее время изучена привязанность в детских возрастах и в меньшей степени на более поздних этапах онтогенеза. В данной статье рассматриваются особенности привязанностей у студентов категории детей-сирот в условиях получения среднего профессионального образования. Проведенное исследование позволило сделать вывод об особенностях эмоциональной привязанности детей-сирот, и о связи привязанности с тревожностью, эмоциональными помехами в установлении отношений, мотивацией успеха и боязни неудач, аффилиацией на данной стадии возрастного цикла.

Авторы публикации

Рубрика

Психология

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 40 (85), октябрь ‘22

Дата публицакии 29.09.2022

Поделиться

Проблемой исследования отношений привязанности занимались Дж. Боулби, К.Х. Бриш, С. Хейзан, Ф. Шейвер, М. Эйнсворт и др. Среди отечественных психологов данную тему изучали Н.Н. Авдеева, М.И. Лисина, С.Ю. Мещерякова, Е.О. Смирнова, Д.Б. Эльконин и др. Изучением особенностей эмоциональной привязанности детей-сирот занимались Т.В. Авакян, Г.В. Бурменская, Е.В. Куфтяк, Н.В. Сабельникова и др. Особенности формирования опыта надежной привязанности детей-сирот в условия организованного обучения и воспитания представлены в работах С.А. Станибула, А.В. Чепелевская, Н.А. Халимова и др.

Проведенный теоретический анализ показал, что проблемы психологии привязанности достаточно разработаны в современной мировой психологии, однако отечественный опыт исследований в этой области не очень большой. Остаются недостаточно изученными отношения привязанности детей-сирот в условия среднего профессионального образования, в частности формирования надежных отношений привязанности детей-сирот.

Цель, проведенного нами исследования, заключалась в выявлении особенностей эмоциональной привязанности детей-сирот юношеского возраста к педагогам и сверстникам в условиях среднего профессионального образования.

В основу исследования положена гипотеза о том, что эмоциональная привязанность детей-сирот к педагогам и сверстникам имеет качественное своеобразие.

Эмпирические методы исследования представлены в виде анкетирования и тестирования. Были использованы следующие диагностические методики: опросник привязанности к близким людям (Н.В. Сабельникова, Д.В. Каширский), опросник мотивации достижения успеха и избегания неудач (А.А. Реан), методика «Определение уровня тревожности» (Г.В. Резапкина), методика диагностики «помех» (барьеров) в установлении эмоциональных контактов (В.В. Бойко), методика «Мотивация аффилиации» А. Мехрабиана. Далее анализ полученных результатов проводился путем статистической обработки, где использовались сравнительный (t-критерий Стьюдента для независимых выборок, U-критерий Манна-Уитни для независимых выборок) и корреляционный (по Спирмену для определения наличия связей у детей-сирот между шкалами) анализы данных. Эмпирическое исследование проводилось на базе КГБПОУ «ААГ» (г. Барнаул). Выборку составили студенты (N = 100) в возрасте от 16 до 21 года (M=17,69), среди них детей-сирот – 50 чел. (50%), детей из полных семей – 50 чел. (50%).

Представим результаты проведенного исследования. В табл. 1 представлена оценка нормальности распределения по критерию Колмогорова-Смирнова.

Таблица 1. Оценка нормальности распределения детей-сирот и детей из полных семей (критерий Колмогорова-Смирнова)

Шкала

Выборка

Z

p

Беспокойство (Н.В. Сабельникова, Д.В. Каширский)

Дети-сироты

0,088

0,200*

Дети из полных семей

0,102

0,200*

Избегание (Н.В. Сабельникова, Д.В. Каширский)

Дети-сироты

0,085

0,200*

Дети из полных семей

0,056

0,200*

Уровень тревожности (Г.В. Резапкина)

Дети-сироты

0,144

0,011

Дети из полных семей

0,140

0,016

Эмоциональная эффективность (В.В. Бойко)

Дети-сироты

0,162

0,002

Дети из полных семей

0,173

0,001

Неумение управлять эмоциями, дозировать их (В.В. Бойко)

Дети-сироты

0,274

0,000

Дети из полных семей

0,247

0,000

Неадекватное проявление эмоций (В.В. Бойко)

Дети-сироты

0,209

0,000

Дети из полных семей

0,246

0,000

Негибкость, неразвитость, невыразительность эмоций (В.В. Бойко)

Дети-сироты

0,184

0,000

Дети из полных семей

0,180

0,000

Доминирование негативных эмоций (В.В. Бойко)

Дети-сироты

0,196

0,000

Дети из полных семей

0,204

0,000

Нежелание сближаться с людьми на эмоциональной основе (В.В. Бойко)

Дети-сироты

0,251

0,000

Дети из полных семей

0,182

0,000

Мотивация успеха и боязни неудач (А.А. Реан)

Дети-сироты

0,130

0,033

Дети из полных семей

0,121

0,065*

Продолжение таблицы 1

Шкала

Выборка

Z

p

Шкала стремление к людям (А. Мехрабиан)

Дети-сироты

0,087

0,200*

Дети из полных семей

0,117

0,084*

Боязнь быть отвергнутым (А. Мехрабиан)

Дети-сироты

0,100

0,200*

 

Дети из полных семей

0,133

0,026

Условные обозначения. Z – статистика Колмогорова-Смирнова, p – уровень значимости, * – нормальное распределение.

По табл. 1 видно, что распределения по шкалам: беспокойство, избегание (Н.В. Сабельникова, Д.В. Каширский), стремление к людям (А. Мехрабиан) в выборке студентов, подчинено закону нормального распределения. Поэтому для соответствующего сопоставления был использован критерий Стьюдента для независимых выборок, а во всех других случаях – непараметрический критерий Манна-Уитни (табл. 2).

Таблица 2. Сравнение особенностей привязанности у детей-сирот и детей из полных семей

Шкала

Выборка

М

Критерий

Статистика

p

Беспокойство (Н.В. Сабельникова, Д.В. Каширский)

Дети-сироты

55,76

Критерий Стьюдента

0,434

0,666

Дети из полных семей

54,08

Избегание (Н.В. Сабельникова, Д.В. Каширский)

Дети-сироты

66,34

Критерий Стьюдента

2,104

0,038*

Дети из полных семей

57,62

Уровень тревожности (Г.В. Резапкина)

Дети-сироты

7,16

Критерий Манна-Уитни

939,5

0,032*

Дети из полных семей

5,30

Эмоциональная эффективность (В.В. Бойко)

Дети-сироты

11,16

Критерий Манна-Уитни

942,0

0,033*

Дети из полных семей

9,02

Неумение управлять эмоциями, дозировать их (В.В. Бойко)

Дети-сироты

2,32

Критерий Манна-Уитни

929,5

0,019*

Дети из полных семей

1,88

Продолжение таблицы 2

Шкала

Выборка

М

Критерий

Статистика

p

Неадекватное проявление эмоций (В.В. Бойко)

Дети-сироты

2,26

Критерий Манна-Уитни

1204,0

0,742

Дети из полных семей

2,30

Негибкость, неразвитость, невыразительность эмоций (В.В. Бойко)

Дети-сироты

2,46

Критерий Манна-Уитни

969,5

0,046*

Дети из полных семей

1,96

Доминирование негативных эмоций (В.В. Бойко)

Дети-сироты

2,26

Критерий Манна-Уитни

933,0

0,024*

Дети из полных семей

1,62

Нежелание сближаться с людьми на эмоциональной основе (В.В. Бойко)

Дети-сироты

1,86

Критерий Манна-Уитни

968,5

0,045*

Дети из полных семей

1,26

Мотивация успеха и боязни неудач (А.А. Реан)

Дети-сироты

12,92

Критерий Манна-Уитни

994,0

0,076

Дети из полных семей

13,96

Стремление к людям (А. Мехрабиан)

Дети-сироты

116,98

Критерий Стьюдента

-0,521

0,604

Дети из полных семей

118,60

Боязнь быть отвергнутым (А. Мехрабиан)

Дети-сироты

128,96

Критерий Манна-Уитни

 

826,5

0,003**

Дети из полных семей

123,96

Условные обозначения. p – уровень значимости, * – значимые различия на уровне 0,05; ** - значимые различия на уровне 0,01.

По табл. 2 видно, что значимые различия между сравниваемыми выборками выявлены по шкале «Избегание» методики «Опыт близких отношений» (Н.В. Сабельникова, Д.В. Каширский). Полученный результат, вероятно, связан с тем, что у студентов категории «дети-сироты» есть опыт родительской депривации, в связи с чем у них происходит утрата базового доверия к миру, эмоционального контакта с близкими и значимыми людьми. В процессе получения среднего профессионального образования дети-сироты по отношению к сверстникам, а также к педагогам (патронатный воспитатель, социальный педагог, психолог или преподаватель) испытывают недоверие и недоброжелательность, в связи с чем стараются создавать стены между собой и другими. А.М. Прихожан и Н.Н. Толстых отмечали, что дети-сироты менее направлены на других людей, в меньшей степени заинтересованы в качестве контакта с другим человеком, не стремятся к пониманию внутреннего мира другого, устают от взаимодействия с окружающими [1].

Между группами студентов «дети-сироты» и «дети из полных семей» установлены статистически значимые различия по шкале тревожности Г.В. Резапкиной. Полученный результат, возможно, связан с тем, что у сирот присутствует недостаток включения близкого человека в мир его переживаний, отсутствие активного воздействия на эмоциональную сферу, отсутствие положительного опыта, что препятствует созданию психологически комфортной атмосферы обучения. Сталкиваясь с постоянными расхождениями между своими реальными возможностями и тем высоким уровнем достижений, которого ждут от него значимые люди, сироты испытывают беспокойство, которое легко перерастает в тревожность.

По шкалам «Эмоциональная эффективность», «Неумение управлять эмоциями, дозировать их», «Негибкость, неразвитость, невыразительность эмоций», «Доминирование негативных эмоций», «Нежелание сближаться с людьми на эмоциональной основе» также имеются статически значимые различия: показатели по этим шкалам выше у детей-сирот. У данной категории респондентов имеется опыт травматических отношений, когда их потребности в необходимой мере не удовлетворялись, чувства игнорировались, в связи с чем они активно применяют разные защитные механизмы, которые помогают приспосабливаться к нелегкой жизни. Эмоциональные барьеры, которые испытывают сироты заключаются в страхе, гневе, страдании в отношениях со значимыми людьми.

Студенты-сироты имеют также более выраженные показатели по шкале «Боязнь быть отвергнутыми». Полученный результат может быть связан с тем, что дети-сироты знакомы с потерями и недостаточным эмоциональным откликом, в связи с чем верят, что их могут отвергнуть. В профессиональном образовании значимыми людьми у сирот становятся сверстники и педагоги, они проецируют родительские фигуры на значимых людей, в связи с чем и происходит боязнь быть отвергнутыми. Отношения часто носят агрессивный или зависимый характер, используются неадекватные формы для взаимодействия с окружающими [1].

В табл. 3 представлены результаты корреляционного анализа по Спирмену в группе студентов категории детей-сирот, так как распределение в этой группе отличается от нормального.

Таблица 3. Корреляционные связи в группе студентов категории детей-сирот между привязанностью и ее составляющими

 

Избегание

Беспокойство

Уровень тревожности Г.В. Резапкина)

0,716***

р=0,001

0,788***

р=0,001

Эмоциональная эффективность (В.В. Бойко)

0,679***

р=0,001

0,600***

р=0,001

Неумение управлять эмоциями, дозировать их (В.В. Бойко)

0,458***

р=0,001

0,444***

р=0,001

Неадекватное проявление эмоций (В.В. Бойко)

0,404**

р=0,004

0,374**

р=0,008

Негибкость, неразвитость, невыразительность эмоций (В.В. Бойко)

0,575**

р=0,001

0,506***

Р=0,001

Доминирование негативных эмоций (В.В. Бойко)

0,571***

р=0,001

0,516***

p=0,001

Нежелание сближаться с людьми на эмоциональной основе (В.В. Бойко)

0,486***

р=0,001

0,390**

p=0,005

Мотивация успеха и боязни неудач (А.А. Реан)

-0,379**

р=0,007

-0,340*

р=0,016

Условные обозначения. * корреляция значима на уровне 0,05, ** корреляция значима на уровне 0,01, *** корреляция значима на уровне 0,001.

Из табл. 3 видно, что избегание близких отношений и беспокойство по поводу потери объекта привязанности позитивно связаны с эмоциональной эффективностью личности. Чем больше дети-сироты не уверены в отношениях со значимыми людьми, тем больше они проявляют эмоции, мешающие эффективности их деятельности и поведения. Дети-сироты, испытывающие дискомфорт, сильнее переживают при психологическом сближении со значимыми другими, тем самым у них проявляются эмоции, которые мешают устанавливать контакты с людьми.

Согласно T. Lahousen, лица с избегающим типом привязанности воспринимают социальные контакты как потенциально опасные и, следовательно, предпочитают избегать их [3]. А.M. Groh считает, что ненадежная привязанность связана с более низкой социальной компетентностью со сверстниками [2].

Установлена статистически значимая положительная корреляционная зависимость избегания близких отношений и страха потерять объект привязанности с уровнем тревожности студентов-сирот. Близкие отношения данной категории испытуемых нередко вызывают внутренний конфликт: с одной стороны, они хотят близких отношений, стремятся к ним, боятся отвержения, с другой стороны, испытывают страх отвержения, чувствуют опасность. Полученный результат подтверждается в исследованиях А.М. Прихожан и Н.Н. Толстых, которые отмечают, что дети-сироты одновременно испытывают тревогу и враждебность по отношению к взрослым: с одной стороны, беспокойство о том, является ли он нужным, значимым для взрослого, любят ли его; с другой, неприятие взрослого, подозрительность и злобность в контакте, амбивалентное поведение [1]. D.Stein отмечал, что избегание становится основной стратегией совладания с тревогой, при этом оно может использоваться даже внутри тревожащей ситуации [4].

Выявлены статистически значимые отрицательные корреляции между мотивацией достижения с показателями избегания и беспокойства. Так, по мнению D. Stein, постоянное избегание приводит к снижению учебной, профессиональной деятельности [4].

Проведенное исследование позволяет сделать вывод об особенностях эмоциональной привязанности детей-сирот на юношеской стадии онтогенеза, и о связи привязанности этих детей с тревожностью, эмоциональными помехами в установлении отношений, мотивацией успеха и боязни неудач. Таким образом, исследование позволило расширить психологические представления об особенностях эмоциональной привязанности детей-сирот – студентов средних профессиональных учебных заведений.

Список литературы

  1. Прихожан, А.М. Психология сиротства /А.М. Прихожан, Н.Н. Толстых. – СПБ: Питер, 2007. – 416 с.
  2. Groh, A M. The Significance of Insecure and Disorganized Attachment for Children’s Internalizing Symptoms: A Meta-Analytic Study. 195. / A. M. Groh, [et. al] // Child Development. – 2012. – V. 88. – 2.
  3. Lahousen, T. Psychology of Attachment and Trauma—Some General Remarks from a Clinical Perspective / T. Lahousen, H. F. Unterrainer, H.-P. Kapfhammer // Front. Psychiatry. – 2019.
  4. Stein, D. The cross-national of social anxiety disorder: Data from the World Mental Health Survey Initiative / D. Stein, C.C. Lim, A. Roest, et. Al. // BMC Med. - 2017. – Vol. 15. ISS. 1(143).

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Осталось 2 дня до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary