Сравнительно-правовой анализ проведения допроса несовершеннолетних потерпевших и свидетелей в уголовно-процессуальном законодательстве разных стран.

Сравнительно-правовой анализ проведения допроса несовершеннолетних потерпевших и свидетелей в уголовно-процессуальном законодательстве разных стран.

В статье рассматриваются особенности проведения допроса несовершеннолетних потерпевших и свидетелей в различных странах. Затронуты проблемы реализации права несовершеннолетнего быть услышанным.

Авторы публикации

Рубрика

Право

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 16 (61), Апрель ‘22

Дата публицакии 13.04.2022

Поделиться

В нормативной базе большинства государств гораздо большее внимание уделено несовершеннолетним обвиняемым, а не потерпевшим и свидетелям.

Справедливость по отношению к ребенку, ставшему жертвой преступления, предполагает задействование комплекса социальных институтов, деятельность которых ориентирована на восстановление его здоровья, компенсацию ущерба, минимизацию физических и психических страданий, а в особых случаях - возвращение к жизни в общепринятом понимании, адаптацию к новым ее условиям (например, медико-социальная и бытовая адаптация ребенка, ставшего в результате совершенного в отношении его преступления инвалидом)[1].

В России необходимость создания дружественного ребенку правосудия  привели к внесению точечных изменений в уголовно-процессуальное законодательство. Особенно эти изменения затронули аспекты доказывания по уголовным делам. В 2013 г. был уточнен порядок законного представительства несовершеннолетних и свидетелей, оказания им квалифицированной юридической помощи и процедурные правила их участия в отдельных следственных действиях[2]. Внесенные изменения имеют позитивный характер, тем не менее, с практической точки зрения остается не решенным ряд важных вопросов, например, производство допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля и оглашение данных им ранее показаний.

В большинстве современных европейских государств процедура допроса организована так, чтобы максимально позволить несовершеннолетнему реализовать право быть услышанным и выразить собственное мнение (right to be heard). При этом дача показаний должна происходить в максимально комфортной обстановке.

В большей или меньшей степени право несовершеннолетних жертв преступлений быть услышанными признается и законодательно регулируется в Эстонии, Испании, Финляндии, Франции, Венгрии, Польше, Румынии[3].

Частой практикой в Европе является определение возраста несовершеннолетнего, достижение которого позволяет реализовать право быть услышанным в уголовном судопроизводстве, а также возраст, до достижения которого несовершеннолетний потерпевший или свидетель могут пользоваться особой защитой при даче показаний. Например, в Германии не закреплено право несовершеннолетнего быть услышанным и не установлен минимальный возраст для реализации ребенком данного права, но особые процедурные правила должны применяться при допросе к несовершеннолетним в возрасте до шестнадцати лет. В Финляндии право быть услышанным закрепляется как обязательное за несовершеннолетними, достигшими пятнадцатилетнего возраста, и до достижения этого же возраста на несовершеннолетнего распространяются положения о дополнительной защите. В то же время Болгария устанавливает особые правила допроса только до достижения несовершеннолетним четырнадцатилетнего возраста.

Так, по одной из жалоб ЕСПЧ сделал вывод, что решение о необходимости или целесообразности допроса свидетеля, особенно такого уязвимого, как тот, который фигурирует в рассматриваемом деле, как правило, принимают национальные суды, а вопрос о допустимости доказательств регулируется в первую очередь национальным законодательством[4].

В России мы можем наблюдать вариативную продолжительность допроса для несовершеннолетних потерпевших и свидетелей различных возрастных групп, формально не допуская увеличения указанной продолжительности.

А именно они не могут продолжаться:

1) в отношении лиц, в возрасте до 7 лет – без перерыва более 30 минут, а в общей сложности – более одного часа;

2) в отношении лиц от 7 до 14 лет – более одного часа, а в общей сложности – более двух часов;

3) в отношении лиц, в возрасте старше 14 лет – более двух часов, а в общей сложности – более четырех часов в день.

Напротив, в Болгарии, Хорватии, Эстонии, Франции, Финляндии, Германии, Румынии применяется принцип развивающегося потенциала. Это означает, что правоприменитель сам устанавливает продолжительность допроса исходя из индивидуальных и возрастных особенностей конкретного допрашиваемого ребенка, степени его психофизиологической и социальной зрелости.

Противоположную ситуацию можем наблюдать в Японии, где отсутствуют временные пределы проведения допроса, что свидетельствует об ограничении прав несовершеннолетних. В исключительных случаях допрос может превышать и 10 часов[5].

Могут быть случаи, когда допрос необходим именно в ночное время. Несовершеннолетний свидетель или потерпевший могут дать оперативно значимую информацию, например, о личности нападавшего, его особых приметах, приметах похищенного и т.д.; или подозреваемый, например, о местах сбыта или хранения похищенного, которое до утра может реализовано, перепрятано, о приметах и данных соучастников и пр. УПК РФ решает это однозначно: допрашивать в ночное время несовершеннолетних можно. Но, то только при одном существенном условии: если это случай, не терпящий отлагательства (ч. 3 ст. 164 УПК РФ). То есть промедление грозит утратой доказательств, следов преступления и преступника, опасностью причинения вреда кому-либо и т.д. Если это условие не соблюдено, то результаты такого допроса легко могут быть признаны недопустимыми доказательствами и исключены из доказательственной базы.

Охранительную направленность имеет и предусмотренное ч. 6 ст. 280 УПК РФ положение о возможности удаления подсудимого из зала судебного заседания во время допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля.

Нужно отметить, что психическое воздействие во время допроса может повлиять на формирование психического состояния несовершеннолетнего в целом. Но, в целях обеспечения достижения необходимого результата, то есть разрешения уголовно-правового конфликта к потерпевшим могут быть применены различные меры процессуального принуждения. При этом должны в безусловном порядке обеспечиваться конституционные права и свободы[6].

Ряд государств предусматривает обязательную видеозапись допроса несовершеннолетнего, позволяющую придерживаться правила «одного допроса». Обязательной является видеозапись допроса несовершеннолетних жертв преступлений и свидетелей в Германии, Эстонии, Финляндии, Венгрии, Польше. Факультативно видеозапись предусмотрена в Румынии и в Болгарии, но только в отношении потерпевших. Во Франции также обязательность видеозаписи допроса распространяется только на несовершеннолетнего потерпевшего.

В соответствии с ч. 5 ст. 191 УПК РФ обязательно должна проводиться видеозапись допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, но только с разрешения на то законного представителя. Это способствует к снижению количества допросов, однако очень редко используется правоприменителем. Следователи, не заинтересованные в демонстрации своей деятельности перед судом, активно ищут возможности получения отказа законного представителя от видеозаписи.

Так, в США если допрос сохраняется в аудио или видео записи, то не возникает вопросов о действиях следователя в отношении к подследственному, правдивости показаний обвиняемого, а также  можно сэкономить время судьям и присяжным для оценки содержания допроса, вселить в общественность больше доверия к следственному процессу. В американской следственной практике видео записи допросов широко используются, а в некоторых штатах даже являются юридическим требованием[7].

В то же время, согласно судебной практики российских судов, наличие видеозаписи допроса несовершеннолетних потерпевших на сегодняшний день не влияет на полноту собранных доказательств по делу. Так, по одному из дел, невозможность обеспечения явки потерпевших ФИО16, ФИО13 в судебное заседание, а также отсутствие видеозаписи допроса несовершеннолетних ФИО15, ФИО16 и свидетеля ФИО17, связанное с мотивированными возражениями их законного представителя, не повлекло  за собой признание показаний указанных лиц недопустимыми и недостоверными доказательствами по делу[8].

Таким образом, правильным видится имплементация в российское уголовное судопроизводство с участием несовершеннолетних возможность распространения обязательной видеозаписи на все следственные действия с участием несовершеннолетних потерпевших и свидетелей в ст. 191 УПК РФ.

Заслуживает внимания то, что ряд государств идет по пути нормативной детализации процедур допроса несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, в том числе вне суда или полиции, с ограничением визуального контакта с обвиняемым, с использованием специально оборудованных для допроса детей комнат (blue room)[9].

Таким образом, более детальное изучение правового регулирования и организации деятельности правоприменительных органов в отдельных государствах может стать отправной точкой для дальнейшей детализации российских уголовно-процессуальных норм, устранения нормативных пробелов, определения возможностей следственной и судебной ювенальной специализации. В конечном итоге такие нормативные и организационные изменения должны повысить уровень защищенности несовершеннолетних в уголовном процессе и разрешить ряд проблем в судебной практике.

Список литературы

  1. Доросинская А.М., Близнюк И.Р. — Особенности проведения допроса с участием несовершеннолетнего: проблемы и пути их решения // Полицейская и следственная деятельность. – 2020. – № 4. – С. 20
  2. Зайцев О.А., Епихин А.Ю., Гришина Е.П. Реализация международных принципов и стандартов защиты детей - жертв и свидетелей преступлений в уголовно-процессуальном законодательстве России // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2020. N 6. С. 20
  3. Кассационное определение Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 16.11.2020 по делу N 77-2227/2020// СПС «КонсультантПлюс»
  4. Решетнева Т.В. Конституция Российской Федерации о правах и свободах человека: краткий очерк // Конституция Российской Федерации: основа стабильности и развития: сб. ст. / под ред. М.А. Мокшиной. Ижевск, 2014. С. 121
  5. Соображения Комитета по правам человека от 12 марта 2020 года по делу "Евгений Брюханов против Российской Федерации" (сообщение N 2367/2014)// СПС «КонсультантПлюс»
  6. Тинякова Е.А. — Чем может быть полезен опыт американской следственной практики для российской уголовной реальности (по страницам курса он-лайн «Доказан невиновным? Социальная наука об ошибочных обвинениях», Пенсильванский университет, США) // Полицейская и следственная деятельность. – 2016. – № 4. – С. 63
  7. Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. N 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве»// «Российская газета», N 295, 30.12.2013
  8. Child-friendly justice-perspectives and experiences of children and professionals: Summary. 2017. European Union Agency for Fundamental Rights. P. 6.
  9. Чернова С.С. Допрос несовершеннолетнего потерпевшего: процессуальные аспекты / С.С. Чернова // Юридическая наука и правоохранительная практика. - 2019. - № 2 (48). - С. 92

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Осталось 5 дней до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary