К вопросу об историческом развитии и современном состоянии законодательства рф об агрегаторах

К вопросу об историческом развитии и современном состоянии законодательства рф об агрегаторах

В настоящей статье рассматривается состояние современного российского законодательства в части регулирования деятельности агрегаторов. Выявляются проблемы правового регулирования агрегаторов. Проводится анализ механизма правового регулирования агрегаторов. Раскрываются основные правовые черты агрегаторов, которые позволяют отделить их от других правовых явлений.  На основании результатов исследования была рассмотрена и предложена возможность систематизации и создания единого закона четко регулирующий положение агрегаторов в РФ.

Авторы публикации

Рубрика

Право

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 12 (57), март ‘22

Дата публицакии 21.03.2022

Поделиться

Абсолютно все результаты научно-технической революции проникают в нашу повседневную жизнь. Они не могут игнорироваться таким регулятором как право. Если действующего правового регулирования недостаточно, в законодательстве появляются новые правовые нормы, переводящие уже сложившиеся отношения в правовое поле. Между тем, каким бы совершенным не было существующее законодательство, оно не всегда может отразить и предугадать развитие общественных отношений [12].

Данное положение касается и такого явления, как агрегаторы. Агрегаторы получили распространение практически во всех сферах деятельности хозяйствующих субъектов, а также активно проникли в обыденную  жизнь горожан. Многие из нас даже не задумываются как часто они используют агрегаторы. В частности  такие сервисы затрагивают следующие сферы жизни: торговля товарами,  выполнение работ, оказание услуг, (например: транспортные услуги, логистика,) создание и использование  платежная инфраструктуры,  культурные мероприятия, покупка, продажа, аренда жилья; реклама и т.д.

Важнейшим документом который закрепил основы регулирования деятельности агрегаторов является Конституция Российской Федерации [1]. 

Именно она вобрала в себя те положения, которые стали базисом для регулирования отношений, возникающих в процессе создания и осуществления агрегатором своей деятельности. Так в Конституции установлено, что в Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, а также свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности. Данная норма позволяет многим агрегаторам товаров и услуг беспрепятственно предоставлять товары и услуги на территории всей территории Российской Федерации, что делает доступ к их товарам и услугам неопределённым кругом лиц намного проще.

Также согласно ч. 1 ст. 34 Конституции РФ, каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

Одним из первых правовых актов, регулирующих деятельность агрегаторов, стал Федеральный закон от 29.07.2018 № 250-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» [9]. Он же и установил общие требования к деятельности агрегаторов в отношениях с потребителями. В частности, указанный федеральный закон закрепил определение понятия «владелец агрегатора», которое было внесено в преамбулу Закона РФ от 07.02.92 № 2300–1 «О защите прав потребителей» [3]. В вышеуказанном законе владелец агрегатора информации о товарах (услугах) определяется как «организация независимо от организационно-правовой формы либо индивидуальный предприниматель, которые являются владельцами программы для электронных вычислительных машин и (или) владельцами сайта и (или) страницы сайта в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» и которые предоставляют потребителю в отношении определенного товара (услуги) возможность одновременно ознакомиться с предложением продавца (исполнителя) о заключении договора купли-продажи товара (договора возмездного оказания услуг), заключить с продавцом (исполнителем) договор купли-продажи (договор возмездного оказания услуг), а также произвести предварительную оплату указанного товара (услуги) путем перевода денежных средств владельцу агрегатора в рамках применяемых форм безналичных расчетов». Упрощая данное определение, можно сказать, что владельцем агрегатора выступает предприниматель, владеющий программой или сайтом в сети Интернет, в ходе использования которого потребитель может ознакомиться с основными свойствами с товаров, приобрести их и (или) произвести предварительную оплату товара.

Несмотря на то, что в законе закреплено понятие «владелец агрегатора», в современном законодательстве Российской Федерации, не существует единого и полного определения агрегаторов, которое было бы закреплено в каком-либо нормативно правовом акте.

Исходя из этого, при изучении данного явления в теоретических аспектах приходится опираться на научную литературу.

В наиболее общих чертах «агрегатор» можно определить как программу и/или сайт, которые предоставляют потребителям возможность ознакомиться с предложениями продавцов, заключить с одним или несколькими из них договоры в отношении интересующих товаров и услуг, а также произвести оплату указанных товаров и услуг.

Понятие «агрегатор» тесно связано с цифровой экономикой и электронной коммерцией, персональными данными, информационно-коммуникационной сетью Интернет и именно с интеграции этих комплексных понятий в законодательство следует начать отсчет развития законодательства об агрегаторах в РФ.

Одним из основополагающих документов, которые непосредственно связаны с агрегаторами, является вышеупомянутый Закон о защите прав потребителей, который в 1992 году впервые ввел такие понятия как потребитель, продавец, исполнитель и т.д., т.е. понятия, которые являются базисом в большинстве потребительских отношений, в том числе в отношениях, где так или иначе используется агрегаторы.

Стоит обратить внимание и на гражданское законодательство, в первую очередь на Гражданский кодекс Российской Федерации [2]. Данный кодекс является основой не только для деятельности агрегаторов, но и всех субъектов права, так как в нем закрепляются и раскрываются основные подотрасли и институты гражданского права, без которых нельзя представить нормальное существование жизни государства и общества, в том числе определение правового статуса физических и юридических лиц, публично-правовых образований, правовое регулирование сделок, охрану интеллектуальной собственности и др.

Важным правовым актом является Федеральный закон от 27.07.2006 № 149-ФЗ (ред. от 03.04.2020) «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» [7], где впервые было закреплено понятие новостного агрегатора и прописаны обязанности для его владельцев. В частности, владелец агрегатора обязан:

1)      «проверять достоверность распространяемых общественно значимых сведений до их распространения и незамедлительно прекратить их распространение на основании предписания, указанного в части 9 настоящей статьи;

2)      не допускать использование новостного агрегатора в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений, распространения недостоверной общественно значимой новостной информации под видом достоверных сообщений, а также распространения информации с нарушением законодательства Российской Федерации;

3)      не допускать распространение новостной информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями;

4)      не допускать распространение новостной информации о частной жизни гражданина с нарушением гражданского законодательства;

5)      хранить в течение шести месяцев распространенную ими новостную информацию, сведения об источнике ее получения, а также сведения о сроках ее распространения».

Помимо указанных выше актов, правовой основой регулирования деятельности агрегаторов можно считать и ФЗ «О рекламе» [6], ФЗ «О связи» [5], ФЗ «Об электронной цифровой подписи» [8], ФЗ «О техническом регулировании» [4]. Данный перечень является неокончательным и может пополниться новыми правовыми актами, так как в Российской Федерации только начинают формироваться обычаи делового оборота владельцев агрегаторов и осуществляется переход экономики страны в постиндустриальный цикл.

Даже последние изменения, внесенные в гражданское законодательство, связанные с внедрением регулирования цифровых прав, а также изменения закона Российской Федерации о защите прав потребителя не смогли полно и всеобъемлюще охватить сферу агрегаторов. В связи с чем владельцы агрегаторов используют различные договорные конструкции для легального отражения и закрепления своей деятельности.

Работа агрегатора может быть построена по агентской схеме или с использованием конструкции договора возмездного оказания услуг. При агентской модели агрегатор не просто выступает посредником между клиентом и исполнителем, но и принимает на себя ряд обязательств, действуя в интересах одного из них. На практике наибольшее распространение получила схема работы агрегатора с использованием конструкции договора возмездного оказания услуг [11; С. 86]. В этом случае агрегатор не вмешивается в бизнес-процессы привлекаемых сторон. Он только сводит их друг с другом для заключения сделок, то есть выступает самостоятельной фигурой, которая предоставляет пользователям информационно-консультационные услуги (возможность зарегистрировать свой аккаунт и получить доступ к сервисам в личном кабинете) и взимает за них плату (в виде комиссии) на условиях, изложенных в соглашении с заказчиком. К такому соглашению применяются правила главы 39 ГК РФ о договоре возмездного оказания услуг с правом агрегатора установить в том числе и плату за отказ от своих услуг, как это делают, например, некоторые купонные сайты, указывая в соглашении о сотрудничестве условие о том, что в случае отмены промоакции уплаченная за нее денежная сумма не подлежит возврату (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда г. Москвы от 06.09.2016 № 09АП-39156/2016-ГК [10]). 

Помимо предоставления своих услуг исполнителю, которому он помогает привлечь клиентов, агрегатор в ряде случаев оказывает определенное содействие, но это не освобождает самого исполнителя от выполнения своих обязанностей, предусмотренных действующим законодательством РФ. Так, на рынке гостиничного обслуживания существуют платформы, где отели могут выставлять свои услуги и иные продукты, а клиенты осуществлять их бронирование и оплату. Например, агрегатор Booking.com предоставляет услуги бронирования, собирает платежи за гостиничные услуги и перечисляет их отелям за вычетом комиссии. Доступ на сайте агрегатора к своей учетной записи и информации об услугах и их стоимости имеют сами отельеры, которые ее сами администрируют, поэтому агрегатор не несет ответственности за полноту и достоверность такой информации.

Отношения, опосредуемые агрегаторами, как и сами агрегаторы, – относительно новый объект правового регулирования. В отечественном законодательстве нет единого комплексного нормативно-правового акта, регулирующего указанные отношения, однако работа над этим ведется. Принятие всё новых и новых нормативно-правовых актов не только в российском законодательстве, но и в законодательстве зарубежных стран объясняется постоянным развитием сферы информационных технологий. Это, в свою очередь, требует быстрого, эффективного и адекватного реагирования со стороны органов государственной власти.

На наш взгляд, наиболее целесообразным будет разработка отдельного нормативно-правового акта, который мог бы регулировать сферу деятельности агрегаторов и смежных отношений в области информационных технологий в целом и в области отдельных видов деятельности, в частности.

Например, агрегатор Booking.com предоставляет услуги бронирования, собирает платежи за гостиничные услуги и перечисляет отелям за вычетом комиссии. Доступ на сайте агрегатора к учетной записи и информации об услугах и стоимости имеют сами отельеры, которые сами администрируют, поэтому агрегатор не несет ответственности за полноту и достоверность такой информации.

Отношения, опосредуемые агрегаторами, как и сами агрегаторы, – относительно новый объект правового регулирования. В отечественном законодательстве нет единого комплексного нормативно-правового акта, регулирующего указанные отношения, однако работа над этим ведется. Принятие новых нормативно-правовых актов не только в российском законодательстве, но и в законодательстве зарубежных стран объясняется постоянным развитием сферы информационных технологий. Это, в свою очередь, требует быстрого, эффективного и адекватного реагирования со стороны органов государственной власти.

По-нашему мнению, целесообразным будет разработка отдельного нормативно-правового акта, который мог бы регулировать сферы агрегаторов и смежных отношений в области информационных технологий и в области отдельных видов деятельности.

Список литературы

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01 июля 2020 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2014. – № 31. – Ст. 4398
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 25 февраля 2022 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1994. – № 32. – Ст. 3301; Российская газета. – 2022. – 01 марта. – № 43.
  3. Закон РФ от 07 февраля 1992 г. № 2300-1 (ред. от 11 июня 2021 г.) «О защите прав потребителей» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1996. – № 3. – Ст. 140; 2021. – № 24 (часть I). – Ст. 4188.
  4. Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ (ред. от 02 июля 2021 г.) «О техническом регулировании» (с изм. и доп., вступ. в силу с 23 декабря 2021 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2002. – № 52 (ч. 1). – Ст. 5140; 2021. – № 27 (часть I). – Ст. 5179.
  5. Федеральный закон от 07 июля 2003 г. № 126-ФЗ (ред. от 30 декабря 2021 г.) «О связи» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01 марта 2022 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2003. – № 28. – Ст. 2895; 2022. – № 1 (Часть I). – Ст. 34.
  6. Федеральный закон от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ (ред. от 30 декабря 2021 г.) «О рекламе» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2006. – № 12. – Ст. 1232; 2022. – № 1 (Часть I). – Ст. 56.
  7. Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ (ред. от 30 декабря 2021 г.) «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01 января 2022 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2008. – № 52 (1 ч.). – Ст. 3448; 2022. – № 1 (Часть I). – Ст. 10.
  8. Федеральный закон от 06 апреля 2011 г. № 63-ФЗ (ред. от 02 июля 2021 г.) «Об электронной подписи» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01 марта 2022 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2011. – № 15. – Ст. 2036; 2021. – № 27 (часть I). – Ст. 5187.
  9. Федеральный закон от 29 июля 2018 г. № 250-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2018. - № 31. - ст. 4839.
  10. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда г. Москвы от 06 сентября 2016 г. № 09АП-39156/2016-ГК [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&ts=ASFVE0TevjtO2Huz&cacheid=0BC189717C8F04F55484770E69333972&mode=splus&rnd=vE2t7Q&base=MARB&n=1085529#7uFVE0TyoUhy0yAs, свободный. – Проверено: 16.01.2022.
  11. Ахметзянова Г.Н. Владелец агрегатора информации о товарах (услугах): вопросы теории и практики // Вестник экономики, права и социологии. – 2019. – № 4. – С. 85-87.
  12. Некеров Е., Антонова Л. Изменение правового регулирования деятельности платежных агрегаторов. Что нужно учесть участникам рынка электронной коммерции? // ЭЖ-Юрист. – 2019. – № 37 (1088). – [Электронный ресурс] https://www.eg-online.ru/article/406613 (дата обращения: 06.04.2020, доступ свободный).

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Осталось 5 дней до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary