ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РФ

ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РФ

Настоящая статья посвящена исследованию электронных доказательств, их статусу, значению в уголовном судопроизводстве и значимости при расследовании уголовных дел и необходимости отдельного законодательного регулирования. В связи с этим, будут рассмотрены основные подходы к пониманию электронных доказательств и актуальность их отдельного законодательного регулирования.

Авторы публикации

Рубрика

Право

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 25 (123), Июль ‘23

Дата публикации 02.07.2023

Поделиться

В современных реалиях уголовного судопроизводства неотъемлемой частью и важным составляющим являются доказательства. Исходя из положений статьи 74 УПК РФ, под доказательствами понимаются любые сведения, на основе которых наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела [1].  Иными же словами, доказательства непосредственно указывают на факт события преступления и на лицо, которое совершило такое преступление.

Продолжая развивать тему доказательств, стоит отметить, что на сегодняшний день, общество вошло в век информационных технологий, где информационное обеспечение, информатизация и искусственный интеллект не является более научной фантастикой, отраженной на страницах фантастов, а обыденностью жизни каждого человека. Каждый человек имеет при себе миниатюрные компьютеры, которые способы собирать и анализировать огромный массив информации.

В указанных условиях, разумеется, хочется обратить внимание и на совершенствование работы правоохранительных органов. Пусть и не с желаемой скоростью, но все же технологии входят в быт работы следователей, дознавателей и оперативных сотрудников полиции и иных должностных лиц. На сегодняшний день законом уже предусматривается использование техники при осуществлении следственных действий, а именно, предусмотрена видеосъемка, фотосъемка, протоколы составляются посредством персональных компьютеров. Совершенствуется при этом не только работа сотрудников правоохранительных органов, направленная в основном на доказывание, но сами доказательства, также, уверенно и неотвратимо, все больше и больше, переходя в цифровой формат, таким образом, составляя, так называемые, электронные доказательства.

Для начала, необходимо определиться, что вообще стоит понимать под электронными доказательствами. Так С.В. Зуев электронные доказательства определяет, как технические и правовые возможности, которые в соответствии с требованиями уголовно-процессуального кодекса, позволяют использовать информацию, содержащуюся в электронном виде, в качестве доказательств [2; с. 47]. С.Г. Сафонов и А.В. Минбалеев понимают электронные доказательства как самостоятельный вид информации, закрепленный на цифровом носителе с идентификационными признаками в виде реквизитов, необходимых для определения носителя такой информации, в то числе и для отражения процесса передачи через сети интернета [3 с. 115].

Таким образом, электронные доказательства можно определить, как особый вид информации, несущий в себе признаки о событии преступления, содержащиеся в электронном виде на цифровых носителях. Исходя из изложенного, электронные доказательства по своей сути отличаются от традиционных видов доказательств тем, что в отличии от последних, что они не имеют материального носителя в обыденном понимании. То есть такая информация изложена не на бумаге, как все привыкли видеть, а на цифровых носителях или в сети «Интернет».

Несмотря на всю прогрессивность таких видов доказательств, в доктрине ведутся споры, о необходимости закрепления в УПК РФ такого вида доказательств. Первым таким существенным аргументом скептиков выделения электронных доказательств в отдельный вид является то, как указал Л.А. Головко, что ничего нового в таком виде доказательств нет. [4 с. 16] Таким образом, утверждая, что электронные доказательства - это такие же традиционные виды доказательств, предусмотренных УПК РФ, но только в цифровом выражении, то есть, указывая, что они являются обычными электронными документами.

С обозначенной позицией не согласен С.В. Зуев, который поясняет, что, в отличие от электронного документа, наличие реквизитов не является обязательным, также добавляя, что электронный документ может подлежать копированию и менять носители, тогда как электронное доказательство, это вещественное доказательство, которое выражено в цифровом формате, содержит в себе те уникальные индивидуальные особенности, которые не представляется возможным продублировать [2 с. 49].

С точкой зрения С.В. Зуева можно согласиться, поскольку действительно, электронное доказательство это такая совокупность информации, которая несет в себе сведения именно о конкретном событии и не может каким-либо иным образом распространяться на широкий круг.

Другим не разрешенным вопросом является отсутствие какого-либо законодательного урегулирования порядка получения и оценки такого вида доказательств. На сегодняшний день, все более часто совершаются  преступления в области информационных и компьютерных технологий и, таким образом, в таких преступлениях, основные следы преступления выражены не на классических бумажных носителях или в виде отпечатка папиллярного узора пальца руки, а в виде, углубляясь сразу в корень, кода, образующего ту самую информацию. Особенно показательным являются примеры таких доказательств по уголовным делам по расследованию преступлений, связанных с незаконной организацией и проведением азартных игр, поскольку большая часть таких преступлений совершается путем использования обычных компьютеров с доступом в интернет. В таких условиях именно электронная информация, которая может быть выражена, в том числе, и в виде приложений, может указать на признаки состава указанного преступления. Или другой пример, связанный с расследованием преступлений по созданию, использованию, распространению вредоносных компьютерных программ, где доказательствами будут, в том числе, и электронная информация, указывающая на создание или использования таких программ, в том числе, и сама такая программа будет являться электронным доказательством.

В таких условиях, критично такая пассивность со стороны законодателя, ведь такая неурегулированность может привести к многочисленным вопросам на практике, связанным с надлежащим установлением, фиксированием и оценкой таких доказательств. Временным решением проблемы, Е.И. Галяшина предлагает ориентироваться на принципы Международной организации по цифровым доказательствам (IOCE) [5 с. 139-140].

Согласно таким принципам, работа с электронными доказательствами должна базироваться на основных процессуальных принципах. Действия, направленные на сбор такой информации не должны вносить какие-либо изменения в такие доказательства и доступ к такой информации может быть предоставлен только лицу, прошедшему соответствующую подготовку по работе с такой информацией. Также, является обязательным осуществлять документирование такой информации в установленном законом порядке, с сохранением таких документов с созданием доступа с их ознакомлением. Непосредственно лицо, в распоряжении которого находиться такая информация, несет ответственность за все действия, осуществляемые в отношении электронных доказательств.

Можно отметить, что такие принципы, безусловно, дают ответы на некоторые вопросы, связанные с вопросом изъятия и сохранение, тем не менее, такие принципы недостаточны, поскольку исходя из своего содержания, являются больше ориентиром, указывающим как должен выглядеть процесс, но при этом, не расписывая его в подробностях. Также, данные принципы являются просто рекомендациями Международной организации, то есть диспозитивом, на которые могут ориентироваться, а могут и нет. Именно по указанным обстоятельствам, необходимо законодательное урегулирование процесса сбора, фиксации и оценки электронных доказательств. Оставлять такой вопрос без рассмотрения, считаю недопустимым, поскольку, речь идет об уголовных правоотношениях, где каждое действие может влиять на исход уголовного дела. В таком аспекте, законодательное урегулирование будет выгодно как стороне защиты, поскольку будет проще отстаивать свою точку зрения с опорой на закон, так и стороне обвинения, поскольку, ссылаясь на нормы закона, будет проще сохранить такие доказательства и парировать возражениям стороны защиты.

Следующее, что вызывает сомнения у ученых, это обстоятельство, связанное с легкодоступностью для изменения электронных доказательств. Считается, что электронные доказательства проще, чем обычные, подвергнуть редактированию или уничтожить. В таком смысле действительно, электронную информацию проще всего уничтожить, либо изменить буквально одной клавишей компьютерной клавиатуры. В таких условия, электронные доказательства несмотря на свою относительную практичность, являются довольно хрупкими, несмотря на то, что как правило, не имеют материального воплощения, что дополнительно подтверждает о необходимости отдельного регулирования такого вида доказательств, с целью минимизации таких явлений.

Другим аспектом споров среди ученых, является отнесение электронных доказательств к вещественным доказательствам или в иные документы. Вещественные доказательства, исходя из анализа статьи 81 УПК РФ, есть материальные предметы, которые имеют свою форму.  Как отмечал Ю.К. Орлов, в вещественных доказательствах, доказательственное значение имеет их физические свойства и признаки, такие как вес, размер, химический состав и прочее [6 c. 213]. В.А. Лазарева, в свою очередь, указала, что само по себе название «вещественное доказательство», указывает на характеристику такого доказательства, то есть, это вещь [7 с. 58]. Электронное доказательство не является вещью, вещью может быть только носитель такой информации, но сам по себе носитель информации при этом не будет вещественным доказательством, поскольку в отрыве от содержащей информации, он не указывает на событие, совершения преступления и не содержит в себе следов преступления. По указанной причине относить электронное доказательство не считаю корректным с точки зрения понятийного аппарата.

Касательно иных документов, то исходя из положений статьи 84 УПК РФ, это документы, которые в себе содержат сведения, и имеют значение для расследования уголовного дела [1]. В целом, это уже ближе, поскольку законодателем в указанной статье были названы такие сведения, как материалы фото, видеосъемки, аудиозаписи и видеозаписи. Однако, далее указано, что таковыми признаются носители такой информации, а не информация как самостоятельный объект. Таким образом, тут ситуация подобна ситуации с вещественными доказательствами, и поэтому, относить электронные доказательства к иным документам я также считаю не корректным.   

В связи с изложенным, имеется предложение, обозначить электронные доказательства отдельным видом доказательств и, соответственно, внести изменения в положения статьи 74 УПК РФ с добавлением пункта «электронные доказательства», с добавлением также соответствующей нормы, в которой необходимо отразить понятие «электронное доказательство». Дополнительно, считаю необходимым дополнить такую ному соответствующим нормативно-правовым актом, в котором необходимо отразить порядок и средства обнаружения, фиксации, хранения и оценки такого вида доказательств.

Список литературы

  1. Головко Л.В. Цифровизация в уголовном процессе: локальная оптимизация или глобальная революция // Вестник экономической безопасности. 2019. № 1. С. 15-25.
  2. Галяшина Е.И. Оценка достоверности цифровых фонограмм в уголовном процессе // Доказывание и принятие решений в современном уголовном судопроизводстве : материалы Международной научно-практической конференции, посвященной памяти д-ра юрид. наук, проф. Полины Абрамовны Лупинской : сборник научных трудов. 2011. С. 135-146.
  3. Орлов Ю.К. Современные проблемы доказывания и использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве : науч.-учеб. пособие / Ю. К. Орлов. — Москва: Проспект, 2016. — 213 с.
  4. Лазарева В.А. Доказательство как категория уголовно-процессуального права – новые (старые) подходы // Ledal Concupt. 2019. С. 55-61
  5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 28.04.2023) // СПС «Консультантплюс».
  6. Зуев С.В. Электронные доказательства в уголовном судопроизводстве: понятие и значение // Правопорядок: история, теория, практика. 2020. С. 46-51.
  7. Сафонов С.Г., Минбалиев А.В. Понятие и природа электронных доказательств в административном процессе России // Вестник Южно-уральского государственного университета. Сери: Право. 2014. С. 114-117.

Предоставляем бесплатную справку о публикации, препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Остался последний день
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary