Основные проблемы фонда развития моногородов и пути их решения

Основные проблемы фонда развития моногородов и пути их решения

В 2020 году 23 ноября ТАСС сообщает, что правительство Российской Федерации принимает решение о ликвидации Фонда развития моногородов и других фондов. Основной причиной закрытие фонда является его неэффективное перераспределение бюджетных средств и нерациональное применение инструментов государственного регулирования. Основная цель статьи сделать анализ причина-следственных связей о неэффективности Фонда развития моногородов и основания для его закрытия. Статья разделена на пункты, которые позволят проследить связь между всеми событиями.[1]

  1. Причины возникновения Фонда развития моногородов
  2. Основные проблемы Фонда развития моногородов
  3. Возможное решение проблем в сфере поддержки моногородов

Авторы публикации

Рубрика

Экономика и управление

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 36 (38), ноябрь ‘21

Поделиться

Основной причиной возникновения Фонда развития моногородов является ряд проблем, которые возникли при переход плановой экономики СССР на рыночную экономику РФ. Распад Советского Союза оставил темный отпечаток в истории нашего государства и ознаменовал начало новой эпохи. Изменения формы правления в РСФСР на смешенную республику были произведены не организовано, как и у всех бывших советских республики и не имели чёткого плана действий, что повлекло за собой последствия.[2]

                      Во время неопределенности 90-ых годов, отсутствовал анализ основных проблем и пути для их решений в рамках изменения формы правления государства и экономической системы. Во время приватизации градообразующих предприятий, которые являлись экономическим и историческим центром, которые были экономически неэффективны, так как их работа трактовалась плановой экономикой, которая была ориентирована на государственный сектор и создания новых рабочих мест. В рыночной экономической модели были произведены массовые увольнения рабочих с градообразующих предприятий и сокращение производственных линий, которые не имели рыночного спроса. Ситуацию усугубляла доля градообразующих предприятий, купленные иностранными инвесторами, заинтересованными в закрытие производства и выкупа важной технологической информации. И вместе со всеми событиями, которые произошли во времена «Лихих девяностых», в большей части моногородов РФ градообразующие предприятия сократились до оптимальной структуры или закрылись по причине нерентабельности или неэффективного менеджмента.

                      Последствием всего этого, является высокий уровень безработицы у рабочего населения муниципального образования, повышенный уровень криминальной активности, закрытие профильных предприятий и организаций, зависящих от градообразующего предприятия и как результат - низкий уровень социально-экономического положения моногородов.[3]

                      Данный комплекс проблем долгое время находился без внимания, только в 2009 году после массовых акций протеста в моногородах Урала и Сибири правительство Российской Федерации начало решать сложившуюся ситуацию, тогда   премьер-министр России Владимир Путин поручил подготовить программу поддержки моногородов. Это могло стать острой проблемой, так как на тот момент в Российской Федерации было 333 моногорода, но данный статус не был закреплен в правом поле.

Но только через 5 лет в 2014 году начали применять конкретные меры. На тот момент Президентом России был Владимир Путин. Он поставил перед Правительством Российской Федерации стратегическую задачу, обеспечить развитие российских моногородов в первую очередь через диверсификацию их экономики, создание новых рабочих мест и привлечение инвестиций. Было принято решение о создании Фонда развития моногородов, этот орган был подконтролен ВЭБ РФ и Министерству экономического развития РФ.

          На момент 2016 года в Российской Федерации было 313 муниципальных образований входящих в перечень моногородов. В этих городах проживает более 15 миллионов человек. Повышение их уровня жизни, социальное и экономическое развитие этих городов, стало общегосударственной задачей, с которой не может справиться в отдельности система местного самоуправления и субъекты РФ.[4]

          На момент своего создания, руководство фонда поставили перед собой следующие задачи:

  1. Создание в моногородах с наиболее сложной социально-экономической ситуацией рабочих мест, не связанных с градообразующим предприятием.
  2. Привлечение в моногорода инвестиций путем реализации инфраструктурных и инвестиционных проектов.
  3. Кадры Формирование и обучение команд, управляющих проектами развития моногородов.
  4. Инфраструктура софинансирование расходов субъектов РФ и муниципальных образований для реализации мероприятий по строительству и реконструкции объектов инфраструктуры, необходимых для запуска новых инвестиционных проектов в моногородах.
  5. Проекты Содействие в подготовке и участие в реализации новых инвестиционных проектов в моногородах. Выполнение функций проектного офиса по реализации инвестиционных проектов в моногородах.

          C 2016 фонд развития моногородов осуществляет свою работу. Проведя детальный анализ деятельности фонда и его структуры, можно выявить множество проблем, которые напрямую влияют на эффективность его работы.

          Основная проблема фонда развития моногородов состоит в неэффективном использование бюджетных средств. Еще в 2019 году счетная плата признала программу по развитию моногородов неэффективной. За 3 года своего существования данная программа не смогла в значительной мере улучшить ситуация в муниципальных образованиях монопрофильного типа. Аудитор счетной палаты заявил «Программа реализовывалась без учета стратегических национальных приоритетов. В частности, она не была нацелена на достижение показателей, определенных в Указе Президента от 7 мая 2012 года № 596, по созданию высокопроизводительных рабочих мест и стимулированию роста производительности труда. Не учитывала Программа и принцип диверсифицированного подхода к господдержке моногородов в зависимости от их социально-экономических и географических особенностей».[5]

          По данным ФСО жители моногородов, находящиеся в категории кризисного социально-экономического положения, не видят существенных изменений в своем городе, об этом заявило 60% населения моногородов данного типа.

          В рамках оценки деятельности фонда, был проведен опрос Главы монопрофильного муниципального образования Челябинской области и двух руководителей отделов экономического развития моногородов.

          Результаты опроса показал, что Фонд Развития Моногородов в существенной мере не оказывает значительной поддержки. Руководитель отдела экономического развития одного из моногородов заявил, что за все время существования фонда были выделенные субсидии на ремонт асфальтовой дороги протяженностью до 1 километра и выдачи льготного кредитования для нескольких предпринимателей.

          В качестве основных проблем во время интервью было сказано о дублирование функций инструментов государственной поддержки моногородов c Министерством экономического развития Челябинской Области. Процедура получения поддержки осуществляется в упрощенном формате в отличие от фонда. Так как при взаимодействии с Министерством уже имеется выстроенный канал связи и имеется общее представление о ситуации, сложившиеся в моногороде. Дополнительным фактором является последующие взаимодействие с федеральными органами, где Министерство субъекта РФ снова выигрывает из-за локальной системы общения с Федеральными органами.

          Вторую проблему, которая была выделена в ходе интервью, это непрозрачность распределения инструментов государственной поддержки со стороны фонда развития моногородов. В 2017 году в Челябинской области принимались заявки на предоставление ТОСЭР в моногородах, по итогу данный статус получил Верхний-Уфалей. По каким критериям предоставляется данный статус остается неизвестным, основной критерии в виде количества возможных резидентов не имеет значения, и методика выбора муниципалитета не ясна.

          В 2017 году в Челябинской области подавались документы от муниципалитетов на право статуса ТОСЭР. Право на ТОСЭР досталось Верхнему-Уфалею, вопреки тому, что число резидентов ТОСЭР было меньше, чем у ближайших моногородов, причем большая часть из них были индивидуальными предпринимателями что ставило под сомнение их дальнейшее участь. Конечно, Верхний-Уфалей получил серьезный ущерб после закрытия градообразующего предприятия, но применять такой серьезный инструмент как ТОСЭР, не проанализировав всю ситуацию и дальнейшее развитие проведет к неудачи, как и в итоге случилось в Верхний-Уфалее.

          И последняя проблема, которая была выявления входе опроса, стала бюрократическая нагрузка на аппарат администрация. Во многих моногородах наблюдается дефицит кадрового состава, доходит до ситуаций, когда некоторые отделы закрывают из-за нехватки специалистов. Фонд образует дополнительную нагрузку на муниципалитеты, которая не приносит пользы и не отражается на общем состояние социально-экономического положения. 

          Данное решение является интуитивно понятным, что надо помочь самому кризисному городу на данный момент, но использование ТОСЭР никаким образом не повлияло на социально-экономическое положение. Такие управленческие решение оставляет много вопросов о компетенции руководящего аппарата.

          Макиева Ирина Владимировна показала себя не с лучшей стороны, неоднократно была замечена в неэффективном использование государственных средств. Зарплата руководителя Фонда Моногородов составляет 1 миллион рублей в месяц, что является неприемлемым для руководителя данной организации, при условии того, что такую зарплату она назначает сама себе. Средняя зарплата всех сотрудников фонда составляет 279,6 тысяч рублей в месяц, что превышает зарплату многих государственных и муниципальных служащих на руководящих должностях.[6]

          Только на услуги по обучению муниципальных чиновников в «Сколково» тратилось до миллиарда рублей в год. Причём аналогичные программы переподготовки в большинстве вузов стоили в 10 раз меньше.

          Вместе с тем, аудиторы Счетной палаты выяснили, что за два года на субсидии моногородам потратили 18 миллиардов рублей, однако количество трудоспособного населения здесь сократилось на 350 тысяч человек. Из городов, построенных вокруг одного крупного предприятия, продолжают уезжать люди, причем наиболее квалифицированные кадры.

          На доклады счётной палаты в правительстве продолжительное время не обрабатывались должным образом, аналитика не проводилась. В 2019 году аудитор Сергей Агапцов, который вёл это направление, внезапно досрочно уволился и перестал выходить на связь с журналистами. Фонд же всё время сдавал отчёты, которые показывали расходы государственных средств со стороны Фонда.[7]

          Чтобы решить проблемы Фонда развития моногородов необходимо решить основные задачи:

  1. Изменить методику распределения инструментов государственного регулирования и определения типов моногородов.      
  2. Переработать имеющиеся инструменты в рамках сложившиеся ситуации.
  3. Убрать инструменты из перечня Фонда, которые дублируются с другими органами государственной власти.
  4. Сменить номенклатуру фонда в связи утраты доверия.
  5. Изменить структуру фонда и сделать упор на поддержку моногородов находящиеся в кризисном социально-экономическом положение.
  6. Сделать работу фонда прозрачным для граждан и проводить ежегодный мониторинг о изменение инфраструктуры города, которые были реализованы при поддержке фонда.
  7. Ужесточить контроль за работой фонда со стороны органов государственной власти.

          В данной системе, как сейчас работает фонд невозможно решить поставленные задачи, автор видит два способа изменение структуры фонда.

В первому случае необходима интегрировать фонд в структуру Министерство экономического развития РФ. Во втором случае это создание отдельного государственного органа, который будет решать кризисные проблемы моногородов путем реализации проектной деятельности, до того момента, как моногорода при поддержке правительства субъекта РФ не смогут решать проблемы самостоятельно.    


          После реформации фонда развития моногородов, первый шагом необходимо проанализировать моногорода Российской Федерации и вести мониторинг по изменению социально-экономического положения и инфраструктуры. Чтобы снизить нагрузку на администрацию муниципалитета, отчет должен иметь показатели, которые легко можно подсчитать и не более 20 пунктов. Из-за нехватки ряда специалистов во многих моногородах, отчет должен не превышать по времени 1 день работы одного специалиста, кому будет отписана данная задача. Собирать отчет 1 раз в полгода будет достаточно для диагностики динамики развитие проблем в моногороде.

          Вторым шагом нужно выбрать методику, которая будет ориентирована не только на социально-экономическое положение моногорода, а также на состояние градообразующего предприятия. Автор предлагает методику по распределению моногородов на 6 категорий.

          Рис. 1. Матрица моногородов по социально-экономическому положению и общему состоянию градообразующего предприятия

 

В качестве оценки социально-экономического положения моногорода, будут использоваться 10 факторов для более объективной оценки, такие как:

  1. Экологический фактор. Оценивает общую экологическую ситуацию моногорода и его окрестности. Оценивается путем сравнения с общей экологической ситуацией в регионе.
  2. Фактор инфраструктуры ЖКХ. Оценивает степень износа структур водоснабжения, электроснабжения и теплоснабжения путем сравнения среднего показателя по региону.
  3. Фактор транспортной инфраструктуры. Оценивает износ автодорог в сравнении со средним показателем по региону, и наличие железнодорожных узлов, речных портов, морских портов и аэропортов.   
  4. Фактор научного потенциала. Оценивается путем экспертной оценки по количеству инновационных предприятий, образовательных учреждений и конструкторских бюро. Также во внимание берется наличие или отсутствие статуса наукограда.
  5. Демографический фактор. Оценивается путем сравнения миграции и эмиграции населения муниципального образования. При рассмотрении данного фактора должна использоваться статистика в промежуток 5 лет для более корректной оценки.
  6. Фактор профессионализма горожан. Оценивается путем сравнения процентного соотношения людей с разным уровнем образования со средним значением по стране.
  7. Бюджет муниципального образования. Оценивается путем экспертной оценки по уровню дефицита/профицита бюджета и количеству трансферт, субсидий, субвенций и т.д., поступающих из бюджета и в него.
  8. Фактор жилого фонда. Оценивается путем сравнения степени износа жилого фонда моногорода и количество жилых кв.м. на одного человека со средним показателем по региону.
  9.  Фактор безработицы. Оценивается путем сравнения уровня безработицы моногорода со средним показателем по региону.
  10. Фактор здравоохранения. Включает в себя статистическую и экспертную оценку. В данный фактор входит сравнение средней продолжительности жизни населения по общему уровню по региону и анализ выяснения основных причин смерти.

          В связи с тем, что ГОП в большинстве случаев являются коммерческой структурой, получение некоторых данных является затруднительным. Поэтому для объективной оценки будут использоваться четыре ключевых фактора:

  1. Чистый финансовый результат
  2. Средняя заработная плата
  3. Доля высокоэффективных рабочих мест
  4. Количество созданной городской инфраструктуры

          Данные факторы будут оцениваться на основе экспертной оценки Министерства экономического развития региона.

          Также стоит выбрать приоритеты в виде поддержки моногородов, находящихся в категории Йота, чтобы повысить социально-экономическое положение моногородов и сэкономить ресурсы в балующем.

          Третьем шагом будет является подбор руководящей номенклатуры. Однозначно это должен быть служащий занимающий руководящею должность в Министерстве экономического развития или экс-глава моногорода, который улучшил социально-экономическое положение моногорода. Образование должно быть по направлению ГМУ или экономическое.

          Как минимум один из заместителей должен быть бывший топ-менеджер градообразующего предприятия, который может проанализировать эффективное использование инструментов государственного регулирование и проконсультировать в специфики градообразующего предприятия.

Четвертым шагом будет являться оптимизация работы фонда с ориентацией на проектную деятельность и сделать прозрачным этап определение инструментов для поддержки моногородов.

          Данные шаги позволят реструктурировать работу фонда развития моногородов и сделать его работу эффективнее. На данном этапе фонд не справляется с поставленной задачей и нуждается в упразднение, о чем не раз высказывалась счетная палата.

          Поддержка моногородов должна происходить поэтапно, в кратчайшие сроки государство не сможет решить все проблемы. Дополнительно стоит подчеркнуть иностранный опыт. В одном случае это деконструкция моногородов и перевод населения в случае неэффективности на примере США, или улучшение научно-технической ориентации как это было в Рурской области на территории Германии.

Список литературы

  1. URL: https://tass.ru/ekonomika/10072499 (дата обращения: 11.07.2021)
  2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/gosudarstvennaya-podderzhka-malyh-predpriyatiy-kak-faktor-diversifikatsii-ekonomiki-monogoroda (дата обращения: 11.07.2021)
  3. Попова Е.Ю., Роль градообразующих предприятий в решении социальных проблем моногородов // Серия: Политические, социологические и экономические науки 2018 г. С. 113-118 [Электронный ресурс] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/rol-gradoobrazuyuschih-predpriyatiy-v-reshenii-sotsialnyh-problem-monogorodov (дата обращения: 11.07.2021)
  4. Петрина О.А., Государственная поддержка моногородов в России // Современные проблемы муниципального и регионального управления 2015 г. С.151-156 [Электронный ресурс] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/rol-gradoobrazuyuschih-predpriyatiy-v-reshenii-sotsialnyh-problem-monogorodov (дата обращения: 11.07.2021)
  5. Надежда Т., Счетная палата признала неэффективной программу развития моногоров // Российская газета RG.RU [Электронный ресурс] URL: https://rg.ru/2019/04/22/schetnaia-palata-priznala-neeffektivnoj-programmu-razvitiia-monogorodov.html (дата обращения: 11.07.2021)
  6. Зарплату главы Фонда развития моногородов сравнили с их бюджетами // Тверская газета "Караван+Я" 2020 Г. [Электронный ресурс] URL: https://news.myseldon.com/ru/news/index/214059175
  7. Деньги есть, результатов нет: что мешает выполнению нацпроектов // Газета.Ру 2020 Г. [Электронный ресурс] URL: https://news.myseldon.com/ru/news/index/214059175 (дата обращения: 11.07.2021)

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Остался последний день
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary