ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРИСЯЖНЫХ ПОВЕРЕННЫЕ КУБАНСКОЙ ОБЛАСТИ

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРИСЯЖНЫХ ПОВЕРЕННЫЕ КУБАНСКОЙ ОБЛАСТИ

Данная статья посвящена деятельности профессиональной адвокатуры на территории Кубанской области в пореформенный период. В статье рассматривается на отдельных примерах практика выдающихся кубанских присяжных поверенных, их роль в становлении правого поля на территории Кубанской области. В статье проводится анализ региональных особенностей формирования профессиональной адвокатуры.

Авторы публикации

Рубрика

История

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 52 (97), Декабрь ‘22

Дата публикации 21.12.2022

Поделиться

30 декабря 1869 г. бы подписан указ «О введении судебных установлений 20 ноября 1864 г. в Кубанской и Терской областях и Черноморском округе».

23 декабря 1870 г. был издан циркуляр Кавказского Наместника Великого князя Михаила Николаевича, в котором впервые упоминается деятельность присяжных поверенных Кубанской области.

Первое упоминание об участии присяжных поверенных в судебном процессе в нашем регионе датируется мартом 1877 года. Это дело грабителей Сердюкова и Рыбасова, судебным защитником по данному делу выступал уже небезызвестный присяжный поверенный В.И. Канатов, некогда занимавший пост председателя Екатеринодарского окружного суда.

Сам В.И. Канатов родился в Санкт-Петербурге, был выходцем из дворянской семьи. Окончил Императорское училище правоведения, одно из самых престижных учебных заведений столицы.

Известный кубанский краевед В.П. Бардадым так характеризует В.И. Канатова в своих исследованиях: «Хочешь выирать процесс, найми Канатова» - говорили екатеринодарцы.  И действительно, не было, пожалуй, не одного случая, чтобы дело, за которое он брался, не было бы решено в пользу истца. И слава о Канатове гремела по всему Екатеринодару».

Также В.П. Бардадым оставляет очень приятную характеристику манере судебной защиты В.И. Канатова. Его он характеризует как прекрасного оратора, способного своей тонкой, продуманной и спокойной аргументацией направить суд на принятие правильных решений.

Описывая В.И. Канатова как выдающегося адвоката, следует упомянуть о знаменитом «Купеческом процессе», длившемся не менее 15 лет. 

В этом процессе сторонами были разорившиеся купцы Губин и Тутов с одной стороны, и купец Сурин с другой Губин с Тутовым обвиняли Сурина в неуплате акцизы в полном размере за произведенный спирт. Губин и Тутов не могли простить Сурину свое разорение и видели причину в нечестности ведения дел Суриным.

Защитником со стороны ответчика выступал В.И. Канатов.  В своей пламенной речи В.И. Канатов ссылался на то, что рассматриваемое дело сформировалось в 1870-е годы, а действующий винокуренный закон вступил в силу лишь в 1883 г., а как известно закон обратной силы не имеет. По словам Канатова Сурин был виновен лишь в обмане покупателей, но никак не в обмане государства. Все акцизы он платил своевременно и в полном размере. Речь Канатова настолько успокоила ответчика, что тот уснул, как и большинство участников судебного процесса. Судья был вынужден прервать судебное слушание, так как на часах был уже час ночи.

Утром, когда заседание возобновилось, В.И. Канатов объяснил возникший избыток спирта у Сурина измерительными ошибками.

В заключении В.И. Канатов заявил, что «его клиент мог надувать и действительно надувал своих покупателей», что возникшее обвинение - во многом результат несовершенства Питейного устава, но что безусловно очевидно – не нарушал правил винокурения и не утаивал уплату акцизов.

На третий день суд вынес приговор. Сурин был полностью оправдан.

37 лет своей жизни отдал В.И. Канатов служению корпорации присяжных поверенных. 11 апреля 1911 г. Канатов скончался. Его могила сохранилась и по сей день на территории Всесвятского кладбища.

Сын Владимира Ивановича, Владимир Владимирович Канатов пошел по стопам отца и тоже выбрал профессию присяжного поверенного. Однако в историю вошел не как выдающийся юрист и правозащитник, а скорее, как дебошир и задира.

В 1910 году в Екатеринодар с гастролями приехал Федор Иванович Шаляпин, знаменитый на всю Российскую империю оперный певец. Концерт Федора Ивановича состоялся 15 сентября в Летнем театре в Городском саду. После концерта Шаляпин решил поужинать в ресторане, в котором и состоялась печально известная драка между ним и сыном самого известного на Кубани присяжного поверенного Владимира Ивановича Канатова. 

Причиной разногласия стала ревность, Владимир Владимирович Канатов приревновал свою молодую супругу к звезде мирового уровня. Это ревность в дальнейшем вылилась в драку между присяжным поверенным и оперным певцом.  Федор Иванович был человеком сильного характера и не испугался напора со стороны Владимира Владимировича и в драке даже применил свою трость, благо дебоширов разняли завсегдатаи ресторана.

По приезду полиции был составлен протокол за нарушение тишины и спокойствия, а также за драку в публичном месте. К ответственности были привлечены все участники конфликта: Ф.И. Шаляпин, присяжный поверенный В.В. Канатов и некий гражданин Кравчина.

Сама стычка негативно отразилась на престиже кубанского адвоката. Сам Владимир Владимирович закончил свою недолгую жизнь достаточно печально. В 1918 году был расстрелян большевиками.

Еще одним выдающимся адвокатом на Кубани был С.И. Невзоров, тот самый, что просил у комиссии присяжных поверенных освободить его от сложных уголовных и гражданских дел по состоянию здоровья.

Сам Невзоров был из купеческого сословия, окончил Харьковский университет по специальности юрист. 

Чтобы рассмотреть карьеру С.И. Невзорова в качестве присяжного поверенного следует обратиться к некоторым из дел, в которых он участвовал.

Одним из таких дел было дело сельской учительницы Е. Вагнер из ст. Калужской. Она обвинялась в том, что опорочила честь и достоинство местного атамана, написав заметку в газету.

Вагнер в свое оправдание поведала причины написания своей заметки. Она ссылалась на бездействие атамана Каменецкого в возбуждении дела против местного псаломщика, убившего свою мать. Якобы атаман не стал разбираться в случившемся происшествии, а попытался примирить умирающую мать с сыном-убийцей. После примирения псаломщик бы отправлен в Екатеринодар. Невзоров утверждал, что в газетной заметке не было сказано ни слова о систематичном бездействии атамана в исполнении своих обязанностей, а доводы об ущемлении его достоинства надуманными. 

Выслушав присяжного поверенного суд оправдал сельскую учительницу.

Не менее известным кубанским адвокатом был Владимир Антонович Желипов. Присяжный поверенный Желипов занимал пост городского юрисконсульта. 

Кубанские областные ведомости упоминают его знаменитое предложение, адресованное Екатеринодарской городской управе. В этом обращении Владимир Антонович призывает образовать при городской управе особую совещательную юридическую комиссию, которая должна будет помогать городской управе с решением правовых вопросов. Попутно с этим Владимир Антонович не забывал и о своих личных нуждах и попросил увеличить свое жалование как городского юрисконсульта с 600 до 1600 рублей. 

Также общественности известно его прошение к председателю ревизионной комиссии при Екатеринодарской городской управе за 30 марта 1907 года.

В своем прошении присяжный поверенный Желипов доносит о своем ходатайстве в городскую управу с прошением о предоставлении в распоряжении мирового судьи 2-го участка Слабизиона городского фаэтона для разбирательства по делу с неким господином Голубевым по вопросу самозахвата земли на берегу реки Кубань и получении отказа от городской управы с формулировкой о том, что городской фаэтон находится в личном распоряжении бывшего депутата Государственной Думы, а ныне члена городской управы господина Кочевского.

В своем обращении присяжный поверенный Желипов негодует о таком самоуправстве и превышении полномочий Никифором Григорьевичем Кочевским. Лошади содержатся за счет городской казны, а пользоваться ими может только Кочевский, к тому же на прямое требование о предоставлении фаэтона Кочевский заявил, что лошади захворали, а фаэтон в ремонте.

Владимир Антонович Желипов был крайне возмущен и требовал разобраться в этом вопросе председателя ревизионной комиссии.

Однако Владимир Антонович запомнился современникам не только с положительной стороны. Многие описывают его как человека исключительно конфликтного, скандального и нервного.  Истории известно множество конфликтов В.А. Желипова с его коллегами по адвокатскому сословию.

Еще одним известным присяжным поверенным был Николай Антонович Чуев. Николай Антонович родился в 1852 г. в семье священнослужителей.  Окончил юридический факультет Императорского Харьковского университета и после окончания поступил на службу в Харьковский окружной суд. До 1881 г. осуществлял свою правовую деятельность на разных судебных постах в Харькове, после перешел в сословие присяжных поверенных.  В 1894 г. переехал в Екатеринодар и был зачислен в качестве присяжного поверенного Екатеринодарского судебного округа.

Самым известным делом, в котором принял участие Николай Антонович было дело почетного гражданина Армавира Павла Промовеидова и казака Зосимы Сафронова о краже четырех голов сахара и бочки сельди с Невиномысской товарной платформы. 

Николай Антонович в своей защитной речи, обратил внимание присяжных заседателей на ряд смягчающих обстоятельств при вынесении приговора подсудимым, а именно нахождение в невменяемом состоянии и чистосердечное признание. В итоге суд после судебных прений и недолгого совещания вынес оправдательный вердикт.

К сожалению, не все исторические источники описывают деятельность Кубанских и Черноморских адвокатов с хорошей стороны. Иногда присяжные поверенные запоминаются не как профессиональные правозащитники, а как посредственные ораторы и не профессиональные юристы. 

В подтверждение этому хотелось бы привести одно судебное дело, описанное в Кубанских областных ведомостях за 15 марта 1907 года.

В газетной статье описывается достаточно резонансное дело о вооруженном нападении на магазин господина Гана. 

8 марта во втором уголовном отделении Екатеринодарского окружного суда начался судебный процесс при участии присяжных заседателей по поводу этого разбойного нападения.

На скамье подсудимых находились два юноши, Васильев и Селиванов, 17 и 19 лет отроду соответственно. Свидетелями по этому делу выступали: пристав первой части господин Ханин и два казака, задержавших преступников.

Из показаний свидетелей выяснилось, что подсудимые, вооруженные двумя револьверами, вошли в магазин господина Гана и потребовали от его супруги 500 рублей под угрозой расправы. Однако в угоду сложившихся обстоятельств и непоколебимости госпожи Ган, преступники попытались удалиться с места преступления, но были задержаны приставом Ханиным и казаками.

Защитником в данном судебном процессе выступал помощник присяжного поверенного некий Скальский.  Который начал свою защитную речь с того, что усомнился в правдивости показаний госпожи Ган и задал ей провокационный вопрос о том, как она могла запомнить угрозы подсудимых в свой адрес. На что получил весомый ответ от потерпевшей, что любой бы на ее месте запомнил бы угрозы, если бы это касалось его жизни. Присутствующие на судебном заседании разразились смехом.

Затем по окончании допроса свидетелей суд перешел к прению сторон. Судебные прения начались с краткой, но лаконичной и информативной речи представителя обвинения. В своей речи он подчеркнул, что несмотря на то, что подсудимые ссылаются в своих показаниях на свое членство в партии анархистов, это не каким образом не оправдывает их преступную деятельность.

После речи государственного обвинителя, говорил защитник Скальский, который в своей речи постоянно ссылался на сложное государственное положение и беспорядки в целом по стране. На что в свою очередь получил замечание со стороны судьи с требованием говорить, по существу, совершенного преступления, а не сбрасывать вину на государственное неустройство. Замечание Скальский проигнорировал и продолжил сетовать о том, что данный поступок является проявлением протестного и оппозиционного движения по отношению к действующей власти. Судья вновь остановил оратора и сделал повторное замечание и тут не выдержали и присяжные заседатели, которые потребовали немедленно прекратить речь защитника. Присяжный поверенный был вынужден сесть, так и не завершив своей судебной речи. 

В конце концов, выслушав все доводы сторон суд постановил приговорить подсудимых Васильева и Селиванова на 5 и 4 года тюрьмы соответственно.

Подводя итог выше сказанному, хотелось бы сказать, что несмотря на ряд подводных камней и трудностей, с которыми сталкивались кубанские и черноморские адвокаты, они профессионально и успешно выполняли все возложенные на них обязанности, прославляя регион в среде российского общества. Кубанские и черноморские адвокаты активно отстаивали интересы своих клиентов, дабы заслужить доверие всех слоев населения Кубанской области и Черноморского округа. Наши адвокаты проявили себя как ревностные защитники демократических основ, вложенных в основу новой судебной реформы.

Список литературы

  1. Матвеев, О. В. Из опыта становления правовых отношений на Кубани: корпорация присяжных поверенных. Журнал. Наследие веков. – 2017. № 4. – С. 28–37.
  2. Ратушняк, В. Н. История адвокатуры Кубани. Краснодар: Традиция, 2018. – 462 с.
  3. Кубанские областные ведомости: [часть неофициальная]. – 1907. – № 59. – 58 с.
  4. Кубанские областные ведомости: [часть неофициальная]. – 1907. – № 68. – 52 с.
  5. Кубанские областные ведомости: [часть неофициальная]. – 1907. – № 77. – 59 с.
  6. Кубанские областные ведомости: [часть неофициальная]. – 1910. – № 206. – 56 с.

Предоставляем бесплатную справку о публикации, препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Остался последний день
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary