Особенности учета сообщений о преступлении в новой цифровой реальности

Особенности учета сообщений о преступлении в новой цифровой реальности

В статье рассматриваются вопросы, посвященные действующему нормативно-правовому регулированию учета и регистрации сообщений о преступлении, а также вопросы современным проблемам правоприменения стадии предварительной проверки. Предлагаются способы решения указанных проблем.

Авторы публикации

Рубрика

Юриспруденция

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 27 (29), сентябрь ‘21

Поделиться

Обеспечение надлежащей защиты прав и свобод человека и гражданина является главной целью и задачей законодательного регулирования. В частности, задачей уголовного судопроизводства выступает с одной стороны оперативное выявление и пресечение действий, содержащих признаки преступления, а с другой - зашита граждан от незаконного уголовного преследования. Во исполнение поставленной задачи в России создан и функционирует институт проверки сообщения о преступлении.
Как установлено в ч. 1 ст. 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее УПК РФ), дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. При этом законодатель, предоставил правоохранительным органам обширный правовой инструментарий, представляющий собой перечень допустимых на стадии предварительной проверки процессуальных действий. Позиция законодателя, выражающаяся в постепенном расширении полномочий органов предварительного следствия, в научной доктрине регулярно подвергается критике. Мнение уголовных процессуалистов и непосредственных правоприменителей по вопросу нормативной регламентации стадии возбуждения уголовного дела принципиально расходятся. Одни авторы указывают на то, что предоставленный должностным лицам объем полномочий фактически превращает стадию предварительной проверки в «квазирасследование». Как, к примеру, полагают А. В. Победкин, С. Н. Бурцев законодатель тем самым стирает границу между двумя этапами досудебного производства, проверка сообщения о преступлении все более становится похожей на полноценное предварительное расследование 1, с. 99, их мнение поддерживает О. В. Мичурина 2, с. 56. В науке уголовного процесса фигурирует также позиция необходимости ликвидации стадии предварительной проверки, сторонники которой ссылаются на опыт западных и некоторых бывших социалистических стран, в которых аналогичная стадии отсутствует. 
Другие ученые, поддерживают законодательные новеллы, указывая, однако, что перечисленные способы проверки сообщения о преступлении не являются достаточными для выполнения своих процессуальных задач. 
Приверженцы двух разных подходов сходятся в одном – правовое регулирование стадии предварительной проверки требует систематизации и совершенствования. Недостаткам нормативного регулирования производства отдельных процессуальных действий на этапе возбуждения уголовного дела посвящено множество научных работ. Вместе с тем, нам хотелось бы подробнее остановиться на более узком вопросе стадии предварительной проверки – понятие сообщения о преступлении и особенности учета и регистрации таких сообщений. 
Сообщение о преступлении, выступая процессуальным поводом к возбуждению уголовного дела, по своей сути является отправной точкой для осуществления всех процессуальных действий, связанных с началом предварительной проверки. Вместе с тем, действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит нормативного определения понятия сообщение о преступлении, указывая только на их непосредственный перечень в п. 43 ст. 5 УПК РФ. К сообщениям о преступлении относятся: заявление о преступлении, явка с повинной, рапорт об обнаружении преступления, постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании; Кроме того, зачастую допускается правовое смешений понятий «сообщение о преступлении» и «повод для возбуждения уголовного дела». Буквальное толкование положений п. 43 ст. 5 и ч. 1 ст. 140 УПК РФ позволяет прийти к выводу, что законодатель признает тождественными указанные понятия. В свою очередь, в теории уголовного процесса нет единой точки зрения относительно равенства категорий «сообщение о преступлении» и «повод для возбуждения для уголовного дела».
В Письме Федеральной службы судебных приставов 2017 г. содержится следующая формулировка сообщения о преступлении: «процессуальные и иные документы, предусмотренные ст. 140 - 143 УПК РФ, содержащие информацию об обстоятельствах, указывающих на признаки совершенного или готовящегося преступления»3. Из приведенной формулировки следует, что правоприменителем поддерживается позиция о тождественном характере сообщений о преступлении и поводов для возбуждения уголовного дела. 
Если исходить из логического толкования понятия сообщение о преступлении, под ним следует понимать информацию или сведения о совершении деяния, признаваемого преступным, подлежащую проверке на предмет достоверности. В то время как повод для возбуждения уголовного дела – это предусмотренные законом обстоятельства, влекущие принятие уполномоченным лицом процессуального решения в соответствии с положениями ст. 145 УПК РФ. В данной связи считаем позволим себе не согласиться с точкой зрения некоторых ученых, в том числе Д. С. Карева, Н А. Власовой, А. П. Рыжакова, М. С. Строговича, рассматривающих повод для возбуждения уголовного дела как источник получения информации о преступлении и выделяющих его в первую очередь информационную составляющую. На наш взгляд, более обоснованным представляется мнение Г.П. Химичевой, которая под поводом для возбуждения уголовного дела понимает «предусмотренные уголовно-процессуальным законом юридические акты или поступки, с которыми закон связывает обязанность дознавателя, органа дознания, следователя решить вопрос о возбуждении либо об отказе в возбуждении уголовного дела» 4, с. 116. Ее мнение также поддерживают В.Н. Григорьев, Н.В. Жогин, Ф.Н. Фаткуллин и другие.
Полагаем, что существенная разница двух сходных указанных понятий заключается в их правовых последствиях, поскольку сообщение о преступлении может рассматриваться как повод для возбуждения уголовного дела только при условии, что поступившие сведения содержат в себе признаки уголовно-наказуемого деяния.
Сообщение о преступлении направляется в адрес органа, в чью компетенцию входит осуществление уголовно-процессуальной деятельности в досудебном производстве и рассматривается уполномоченным на то должностными лицами. Оно должно быть оформлено в письменном виде, иметь предусмотренные законом реквизиты, процессуальную форму. Однако законодателем упускается из виду сугубо практический аспект – стремительное развитие информационных технологий обуславливает появление электронных сообщений о преступлении, поступающих как по официальным каналам связи, так и посредством социальных сетей. Полагаем, что в настоящее время для приема и регистрации сообщений о преступлении имеются все объективные условия применения электронно-цифровых средств, 
Примечательно, что положения ведомственных актов в отличие от УПК РФ предусматривают возможность учета и регистрации электронных сообщений о преступлении. Как установлено в п. 10 инструкции МВД РФ для приема заявлений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях в электронной форме, направляемых посредством официальных сайтов, применяется программное обеспечение, предусматривающее обязательное заполнение заявителем реквизитов, необходимых для работы с заявлениями о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях. Электронные заявления распечатываются на бумажном носителе, дальнейшая работа ведется с ними как с письменными заявлениями о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях в порядке, предусмотренном Инструкцией 5. В п. 30 инструкции ФСКН РФ установлено, что «поступившая по почте, нарочным, телефаксу, электронной почте в орган наркоконтроля информация о предполагаемом преступлении регистрируется как входящая корреспонденция по установленным правилам делопроизводства. По письменному указанию начальника органа наркоконтроля или его заместителя в соответствии с распределением обязанностей данная информация подлежит проверке. Передача такой информации для проверки без регистрации в Книге учета сообщений о преступлениях не допускается.» 6 В п. 13 инструкции МЧС РФ содержится положение о том, что «сообщения о совершенном или готовящемся преступлении и событиях, угрожающих личной и общественной безопасности, если они не были приняты и (или) оформлены в порядке, установленном пунктами 8 - 12 настоящей Инструкции, считаются полученными из иных источников. Такими источниками могут быть, например, сведения, распространенные в средствах массовой информации, содержащиеся в письмах, жалобах и иных обращениях граждан и организаций; информация, переданная по телефону, телеграфу и иным средствам связи. При обнаружении признаков преступления в ходе проверки вышеуказанных сообщений должностные лица, составляют рапорт.» 7
Таким образом, ведомственные положения предписывают уполномоченным лицам полученные электронные сообщения трансформировать в письменный печатный вид, в форме заявления или рапорта. Полагаем, что предусмотренные процедуры не отвечают требованиям оперативности и целесообразности и значительно затягивают делопроизводство.  
Проблема регистрации сообщений о преступлении и началу расследования в России все еще остается актуальной, так как значимых шагов по автоматизации процесса регистрации сообщений о преступлении, исключающих субъективный фактор в принятии решения о начале расследования, пока не сделано. Несмотря на то, что ведомственные акты содержат упоминания об электронной форме заявлений о преступлении, нормативное закрепление указанного понятия отсутствует. 
Успешным в сфере информационных технологий в регистрации заявлений и сообщений о преступлениях можно считать опыт Республики Казахстан. В Уголовно-процессуальном кодексе Республики Казахстан (ст. 181) указано, что заявление физического лица о преступлении может быть подано в устной и письменной формах либо в форме электронного документа 8. Для практической реализации указанных норм в Казахстане функционирует информационный сервис Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры Республики Казахстан, в котором есть вкладка «Подать заявление в полицию» 9. Согласно алгоритму работы данного электронного сервиса, поданные заявления в режиме реального времени поступают в автоматизированную систему, где регистрируются и становятся доступными для уполномоченных должностных лиц. Заявитель сообщения о преступлении также обладает возможностью получить сведения о ходе рассмотрения поданного заявления посредством указанного информационного сервиса, посредством вкладки «Проверить свое сообщение в полицию». 
На наш взгляд, особенности учета сообщений о преступлении поданных в электронном виде, установленные законодательством Республики Казахстан, обеспечивают оперативность прозрачность и законность процедуры регистрации поступающих сообщений и могут быть эффективно использованы российскими правоприменителями. В частности, российский сервис «Госуслуги» не предусматривает аналогичных возможностей для подачи заявления о преступлении, хотя объективных причин, препятствующих разработке подобного модуля, не усматривается. 
В условиях всеобщей цифровизации, возможность интерактивного общения в реальном времени на основе новейших коммуникационных и информационных технологий, позволит значительно усовершенствовать процедуру регистрации информации о преступлении и начале расследования. Существующая на настоящий момент процедура фактически «ручной» регистрации сообщений о преступлении, несмотря на закрепленные положения о круглосуточном приеме и недопустимости отказа, в значительной мере усложняет процесс проверки таких сообщений. 
Поскольку сообщение о преступлении может иметь различные формы, необходимо определить, какие из них могут быть поданы в электронном виде. Препятствий для приема заявлений о преступлении и рапортов об обнаружении признаков преступления на наш взгляд не усматривается, так как в отношении таких сообщений письменная форма и наличие подписи может быть обеспечено посредством унифицированных форм и идентификационно - удостоверительных механизмов. Иначе обстоит дело в отношении приема и регистрации явки с повинной, так как добровольное сообщение о совершенном лицом преступления объективно требует его личного присутствия, в частности в целях исключения ложного оговора.
Как считают Л. А. Сиверская и Н. А. Смирнова, законодательное закрепление процессуальных отношений с использованием информационных технологий возможно путем дополнения п. 43 ст. 5 УПК РФ; ч. 1 ст. 141 и ст. 143 УПК РФ словосочетанием «посредством факсимильной, электронной или иной связи, а также с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет» 10.  Полагаем, что предложенная авторами формулировка в современных условиях будет отвечать требованиям оперативного реагирования на поступающие сообщения о преступлениях и обеспечит совершенствование уголовно-процессуального законодательства.
 

Список литературы

  1. Письмо ФССП России от 30.03.2017 № 00043/17/27998-ДА «О Памятке дознавателя ФССП России» // Бюллетень Федеральной службы судебных приставов. – 2017 - № 5.
  2. Приказ МВД России от 29.08.2014 № 736 (ред. от 09.10.2019) «Об утверждении Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях» // Российская газета. – № 260. - 14.11.2014.
  3. Мичурина О. В. Эволюция порядка рассмотрения сообщения о преступлении: от доследственной проверки до квазирасследования // Вестник экономической безопасности. – 2019. - № 1. – С. 56 – 60.
  4. Досудебное производство по уголовным делам: концепция совершенствования уголовно-процессуальной деятельности. Монография / Химичева Г.П. - М.: Экзамен, 2003. – 352 с.
  5. Победкин А.В., Бурцев С.Н. Нарушения уголовно-процессуальных норм в деятельности органов дознания, средства их предупреждения и устранения : монография. М. : Юрлитинформ. – 2010. – 232 с.
  6. Приказ ФСКН РФ от 09.03.2006 № 75 «О реализации Приказа Генеральной прокуратуры Российской Федерации, МВД России, МЧС России, Минюста России, ФСБ России, Минэкономразвития России, ФСКН России от 29 декабря 2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений» (вместе с «Инструкцией о порядке организации приема, регистрации и проверки в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ сообщений о преступлениях») // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. - № 16. - 17.04.2006.
  7. Приказ МЧС РФ от 02.05.2006 № 270 (ред. от 22.06.2010) «Об утверждении Инструкции о порядке приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях и иных происшествиях в органах Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. - № 25. - 19.06.2006.

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Осталось 4 дня до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary