ОТДЕЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОИЗВОДСТВА ДОЗНАНИЯ ПО УПК РФ

ОТДЕЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОИЗВОДСТВА ДОЗНАНИЯ ПО УПК РФ

Статья посвящена проблемам производства дознания в РФ, проблемы рассматриваются на таких стадиях дознания как возбуждение уголовного дела, уведомление о подозрении в совершении преступления. Рассматривается следственное действие, проводимое по судебному решению - получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами.

Авторы публикации

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 3 (153), Январь ‘24

Дата публикации 25.01.2024

Поделиться

Федеральным законом от 5 июля 2007 года № 87-ФЗ были внесены изменения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, согласно которым согласие прокурора на возбуждение уголовного дела не требуется. Если ранее дознавателю на это требовалось согласие прокурора, то с вступлением в силу указанного Федерального закона дознаватель, также как и следователь уполномочен самостоятельно, без чьего-либо разрешения выносить постановление о возбуждении уголовного дела и только копию постановления обязан направить прокурору. Указанное введение расширило процессуальную независимость дознавателя. После того, как дознаватель вынес постановление о возбуждении уголовного дела в соответствии с ч. 4 ст. 146 УПК РФ, он незамедлительно уведомляет об этом прокурора, путем направления ему копии постановления о возбуждении уголовного дела. Далее, как указано в ч. 4 ст. 146 УПК РФ, - «в случае, если прокурор признает постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, он вправе в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, отменить постановление о возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление, копию которого направляет должностному лицу, возбудившему уголовное дело». В соответствии с этим прокурор вправе отменить незаконное или необоснованное постановление о возбуждении уголовного дела в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, а не копии постановления о возбуждении уголовного дела. Из данной правовой нормы следует, что если содержание постановления о возбуждении уголовного дела вызывает сомнение у прокурора в законности и (или) обоснованности принятого решения, то прокурор вправе истребовать материалы, послужившие основанием для возбуждения уголовного дела и обосновывающие законность принятого решения. Часть 1 ст. 22 Федерального Закона «О прокуратуре Российской Федерации» предусматривает право прокурора на истребование необходимых документов и материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела. Анализируя ч. 4 ст. 146 УПК РФ, можно утверждать, что сделать вывод о законности и обоснованности принятого решения только на основании содержания постановления о возбуждении уголовного дела прокурор не может, так как для объективной оценки законности и обоснованности необходимо изучение всех материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела. В соответствии со сказанным, прокурору направляется не только соответствующее постановление, но и весь материал, послуживший основанием для возбуждения уголовного дела. По мнению автора, В ч. 4 ст. 146 УПК РФ следует предусмотреть направление прокурору, наряду с копией постановления о возбуждении уголовного дела, материалов, послуживших основанием для его возбуждения. В этой связи в ч. 4 ст. 146 УПК РФ могут быть внесены новеллы: «копия постановления о возбуждении уголовного дела, а также материалы, послужившие основанием для возбуждения уголовного дела, незамедлительно направляются прокурору.

В случае, если прокурор признает постановление о возбуждении уголовного дела, незаконным или необоснованным, он вправе в срок не позднее 24 часов с момента получения постановления и материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, отменить постановление о возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление, копию которого направляет лицу, возбудившему уголовное дело».

Изучив следующую стадию уголовного судопроизводства ­предварительное расследование следует выделить такую проблему дознания как проведение следственных действий, требующих судебного разрешения. Для дознавателя, как и для следователя, предусмотрены неоправданно сложные процедуры по собиранию и закреплению доказательств, необходимых для установления истины по уголовному делу.

Особенно много времени и сил занимает производство процессуальных действий, требующих судебного разрешения. В частности, необходимо упростить процедуру получения санкции на арест, сделав данное процессуальное действие прерогативой суда, как это и предусмотрено Конституцией РФ, и пере смотреть п. 5 ст. 37 УПК РФ в части обязательного получения согласия на заключение под стражу у прокурора. Дознавателю и так дано минимальное количество времени с момента задержания до предоставления материалов дела в суд, которое должно состояться не менее чем за 8 часов до истечения срока задержания (ч. 3 ст. 108 УПК РФ). Фактически за 40 часов необходимо подготовить судебный процесс в миниатюре. При этом только на дознавателя ложится обязанность за это короткое время обеспечить обвиняемого защитником, и чаще в порядке ст. 51 УПК РФ. Далее, после проведения необходимых следственных действий, где явку свидетелей и потерпевшего обеспечивает дознаватель, необходимо лично пойти в прокуратуру, где прокурор также определенное время тратит на ознакомление с материалами дела и дает свое согласие на поддержание ходатайства о заключении под стражу, после чего необходимо обеспечить явку всех участников процесса к судье в установленное время, предоставить судье ксерокопии материалов уголовного дела. Не слишком ли много обязанностей возложено на одно лицо в такой короткий отрезок времени? Также необязательным предоставляется правило дачи прокурором согласия на обращение дознавателем с соответствующим ходатайством в суд при наложении ареста на почтово-телеграфные отправления (ст. 185 УПК РФ), производстве обыска в жилище (ч. 5 ст. 182), временного отстранения от должности (ст. 114), наложения ареста на имущество (ст. 165) и в других случаях ограничения прав граждан по судебному решению. Прокурор в указанных случаях как сторона в уголовном процессе присутствует в судебном заседании, где имеет возможность высказать свое мнение по существу ходатайства дознавателя о производстве следственного действия на основании судебного решения (ст. 165 УПК РФ).

Практическая деятельность позволяет убедиться в сложности и трудоемкости получение судебного решения на получения разрешения на про ведение отдельных следственных действий при минимальном объеме времени. Не регламентирован порядок рассмотрения в суде ходатайств следователей и дознавателей о производстве следственных и иных процессуальных действий, которые проводятся по решению суда. Однако, из анализа статьи 165 УПК РФ видится, что судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия четко регламентирован в указанной статье. Следователь с согласия руководителя следственного органа возбуждает перед судом ходатайство о производстве следственного действия. Судья рассматривает ходатайство в течение 24 часов с момента его поступления. Часть 1 чт. 223 гласит, что предварительное расследование в форме дознания производится в порядке, установленном главами 21, 22, и 24-29 УПК, с изъятиями, предусмотренными гл. 32 УПК РФ. Возникает вопрос, требующий законодательного решения, у кого должен получить согласие дознаватель, возбудивший ходатайство о производстве следственного действия, у начальника подразделения дознания или прокурора? По аналогии, дача согласия на ходатайство дознавателя о производстве следственного действия, дается прокурором. Но, ч. 1 ст. 165 не предусматривает, кто должен давать дознавателю согласие на ходатайство перед судом о проведении следственного действия, и дознавателю стоит только догадываться, у кого он должен получить согласие. Полномочия прокурора, предусматривают дачу согласия дознавателя на производство процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения (ст. 37 УПК). Автор полагает достаточным, содержание права прокурора на дачу согласия дознавателю о производстве следственного действия, которое допускается на основании судебного решения в ст. 37 УПК РФ.

Особое внимание следует уделить такому следственному действию, как получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами (ст. 186.1 УПК РФ). В связи с тем, что данное следственное действие ограничивает право человека на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную неприкосновенность, а также тайну телефонных переговоров и иных сообщений, его производство в соответствии с требованиями ст. 23 Конституции РФ, ст. 63 Федерального закона от 07.07.2003 г. «О связи» допускается только на основании судебного решения. Появление технических средств дает возможность для собирания доказательств путем получения (детализации) сведений о соединениях абонентов мобильной связи. Компании сотовой связи могут предоставить информацию об адресате соединения (номере абонента), времени соединения (разговора) и даже расстояние от мобильной телефонной станции до абонента. Однако, службы безопасности компаний такую информацию не предоставляют без судебного решения, на основании ст. 23 Конституции РФ и ст. 63 Федерального закона от 07.07.2003 г. «О связи». Так, используя указанные сведения, можно проверить версию подозреваемого об алиби. Думается, что абонент и время соединения не раскрывают тайну частной жизни, личную и семейную тайну гражданина, так как не детализируют суть разговор между абонентами. Но действующим законодательством процедуры получения детализации о соединениях и собиранию этих доказательств, по мнению автора, усложнены. Предлагается ввести следственное действие, производимое на основании постановления должностного лица - выемки документов, содержащих информацию о соединениях абонентов стационарной и сотовой связи. При этом потребуется внесение соответствующих дополнений в ст. 183 УПК РФ, регламентирующую порядок производства выемки. Вероятно, предлагаемые изменения упростят долгую процедуру получения доказательств путем установления соединений между абонентами, что повлияет на срок расследования. Конституционный суд Российской Федерации, в рамках проверки конституционности ч. 4 ст. 32 Федерального закона от 07.07.2003 г. «О связи» в своем определении от 02 октября 2003 г. NQ 345-0 указал, что «составляющей охраняемую Конституцией Российской Федерации и действующими на территории Российской Федерации законами тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи; для доступа к указанным сведениям органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность необходимо получение судебного разрешения». Указанная позиция Конституционного суда исходит из расширенного понятия тайны телефонных переговоров. Электронные соединения не могут быть такой же тайной, как содержания телефонных переговоров. Ведь содержание переговоров невозможно узнать, пока не прослушаешь или не запишешь их, а электронные соединения автоматически фиксируются на магнитных носителях и могут быть в любой момент распечатаны и выданы тому, кому это положено. Тайну телефонных переговоров, необходимо отделить от истребования сведений о телефонных контактах. На основании этого, необходимо нормативно разграничить понятия «контроль и запись телефонных и иных переговоров» и контроль соответствующих контактов введением в УПК такого процессуального действия как истребование сведений об этих контактах, а также упростить процедуру получения сведений о телефонных и иных контактах, на основании решения (постановления) дознавателя и (или) следователя.

Необоснованно исключена возможность получения информации о соединениях абонентов сотовой и стационарной связи в рамках производства по делам о преступлениях небольшой тяжести. Ст. 186 УПК РФ предусматривает получение судебного решения на контроль и запись телефонных переговоров только по преступлениям средней тяжести, тяжким и особо тяжким преступлениям. На основании этого, можно сделать вывод о том, что законодатель определил конституционные права подозреваемого по преступлению небольшой тяжести выше, чем по преступлениям средней тяжести, тяжким и особо тяжким. Подозреваемый в преступлении небольшой тяжести, таким образом, более защищен от стороны обвинения, чем подозреваемый (обвиняемый) по более тяжкому преступлению.

Введение Федеральным законом от 06.06.2007 г. N 90-ФЗ в главу 32,

регламентирующую порядок производства дознания, ст. 223.1 УПК РФ, закрепило новое основание признания лица подозреваемым. Согласно ч. 1 ст. 223.1 «В случае, если уголовное дело возбуждено по факту совершения преступления и в ходе дознания получены достаточные данные, дающие основание подозревать лицо в совершении преступления, дознаватель составляет письменное уведомление о подозрении в совершении преступления копию которого вручает подозреваемому и разъясняет ему права подозреваемого, предусмотренные ст. 46 УПК РФ, о чем составляет протокол с пометкой о вручении копии уведомления. В течении 3 суток с момента вручения лицу уведомления о подозрении в совершении преступления дознаватель должен допросить подозреваемого по существу подозрения». С момента вручения уведомления о подозрении в совершении преступления, гражданин считается подозреваемым. Обращает на себя внимание весьма сложный процессуальный порядок уведомления лица о возникшем в отношении него подозрении. Дознаватель должен составить два документа: уведомление, напоминающее по своему содержанию постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого (ч. 2 ст. 171) и протокол о вручении лицу копии уведомления. Кроме того, копия уведомления должна быть направлена прокурору.  Непонятно, зачем вводить два процессуальных документа - уведомление и протокол вручения? Вероятно, целесообразней составить взамен уведомлению - постановление о привлечении лица в качестве подозреваемого, которое должно будет вручено

подозреваемому под роспись. Также непонятна логика законодателя при установлении 3-х дневного срока для допроса подозреваемого по уголовному делу. Исходя из этого, возможно, требуется установить аналогичный срок допроса подозреваемого по уголовному делу, если он было возбуждено в отношении конкретного лица, ведь подозреваемый, установленный в ходе дознания по уголовному делу, обладает такими же правами и обязанностями, как и подозреваемый, в отношении которого было возбуждено уголовное дело по очевидному преступлению. Часть 9 ст. 166 УПК РФ, регламентирующая порядок обеспечения безопасности потерпевшего, его представителя свидетеля их близких родственников, устанавливает, что «при необходимости обеспечить безопасность потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц следователь вправе в протоколе следственного действия, в котором участвует потерпевший, его представитель или свидетель, не приводить данные об их личности. В этом случае следователь с согласия руководителя следственного органа выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий ... ». Возникает закономерный вопрос - чье согласие должен получить дознаватель при вынесении постановления, начальника подразделения дознания или прокурора? Исходя из логики и процессуальных правоотношений дознавателя и прокурора, думается, что согласие дознавателю на указанное действие должен давать прокурор. Однако, указанное положение по обеспечению безопасности указанных участков в уголовном производстве в ходе дознания не регламентировано.

Глава 30 «Направление уголовного дела с обвинительным заключением прокурору», по смыслу ч. 1 ст. 223 УПК РФ не должна применятся при производстве дознания, тем не менее хотя многие правила главы 30 применяются при окончании расследования в форме дознания, например, порядок предъявления вещественных доказательств при ознакомлении с материалами уголовного дела, разрешение ходатайств и другие». Так, при расследовании преступлений в форме дознания происходит

ущемление прав потерпевшего, гражданского истца, ответчика и их представителей, поскольку они лишь уведомляются об окончании дознания, но материалы дела им для ознакомления не предоставляются. Согласно ст. 225 УПК обвиняемый, его защитник должны быть ознакомлены с материалами уголовного дела, потерпевшему или его представителю, при наличии ходатайства, могут быть предоставлены материалы дела для ознакомления, однако обязанности уведомления дознавателем потерпевшего или его представителя об окончании расследования законодатель не предусмотрел. В отношении гражданского истца, ответчика и их представителей не предусмотрено ни ознакомление с материалами дела, ни уведомление об окончании дознания.

Список литературы

  1. Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации" СПС «Гарант».
  2. Досудебное производство: проблемы и перспективы: материалы межведомственной научно-практической конференции, посвященной 5-летию принятия Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Под ред. доктора юрид. наук А.В. Ендольцевой, докт. юр. наук, профессора О.В. Химичевой. М.: Московский университет МВД России, 2007 г. - С. 235.
  3. Глухов И.А. Указ. соч. С. 18-19.
  4. Тушев А.А. «О необходимости дальнейшего редактирования УПК РФ» Российская юстиция № 1 2009 г. С. 63.
  5. Черепанов Д.Ю. «Регламентация получения сведений о соединениях абонентов при производстве предварительного следствия нуждается в совершенствовании» журнал Российская юстиция №1 2007 г. «Российская юстиция» 2007 г. С. 51, 79.
  6. Определение Конституционного суда Российской Федерации от 02 октября 2003 года об отказе в принятии к рассмотрению запроса Советского районного суда города Липецка о проверке конституционности ч. 4 ст. 32 Федерального закона от 16.02.1995 г. «О связи». Вестник Конституционного суда РФ № 1 2004 г. С. 52.
  7. Быков В.М., Сазонова Т.П. «Истребование сведений о телефонных контактах как процессуальное действие по собиранию доказательств» журнал Российская юстиция №9 2008 г. «Российская юстиция» 2008 г. С. 55.
  8. Чечетин А. Ограничение тайны связи Законность 2005г. № 7 С. 40.
  9. Богдановский А. Может ли ошибаться Конституционный суд // Законность 2006 №8 С. 34.
  10. Митюкова М.А. Сибирский Юридический Вестник. «Производство дознания по Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации», - 2002. - № 1. (электронный ресурс) // СПС «Гарант»

Предоставляем бесплатную справку о публикации, препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Осталось 4 дня до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary