ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЭЛЕКТРОННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Авторы публикации

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 15 (17), июнь ‘21

Дата публикации 17.06.2021

Поделиться

Для отечественного уголовного судопроизводства использование электронных доказательств является крайне актуальным нововведением, в полной степени отвечающим требованиям современности. Однако, отсутствие законодательного определения понятия «электронное доказательство», а также разработанного порядка использования таких доказательств в процессе производства по уголовному делу представляется настоящей преградой на пути совершенствования уголовного судопроизводства России.

Современный XXI век, ознаменованный всеобщей информатизацией, оказывает свое воздействие абсолютно на все сферы жизни общества. Достаточно сложно в настоящее время найти человека, не использующего в своей повседневной деятельности возможности и достижения всемирной сети «Интернет», социальных сетей, а также всевозможных гаджетов и прочих достижений в данной сфере. Безусловно, данная тенденция оказывает воздействие и на такую сферу жизнедеятельности общества и государства, как судопроизводство, причем, как в Российской Федерации, так и на международном уровне, проявляя себя посредством достаточно широкого использования электронных доказательств в процессе судопроизводства по уголовному делу.

В целях наиболее полного раскрытия заявленной темы, представляется необходимым и обоснованным рассмотреть основные понятия, используемые в рамках данного исследования. В соответствии с положениями ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса РФ [2] (далее – УПК РФ), уголовное судопроизводство представляет собой досудебное и судебное производство по уголовному делу. В качестве доказательств по уголовному делу следует рассматривать любые сведения, на основании которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в установленном порядке устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (показания участников уголовного судопроизводства, заключение и показания эксперта и специалиста, вещественные доказательства, протоколы следственных и судебных действий, иные документы) [2, ст. 74].

Как отмечает П. С. Пастухов, информационная природа доказательств обеспечивает установление обстоятельств совершенного преступления, познание механизма совершенного преступления. В свою очередь, доказательства в отечественном уголовном судопроизводстве должны быть облечены в уголовно-процессуальную форму, под которой понимается соответствие порядка получения тех или иных сведений требованиям закона. [9, с. 696]. Одним их важнейших качеств и свойств для доказательств по уголовному делу выступает их допустимость, позволяющая использовать сведения, содержащиеся в тех или иных доказательствах, в процессе расследования совершенного преступления, а также рассмотрения и разрешения уголовного дела по существу. Недопустимыми доказательствами признаются такие сведения, которые были получены с нарушением требований УПК РФ [4].

Поскольку в действующем УПК РФ отсутствует легально закрепленное понятие «электронное доказательство», в целях уяснения содержания исследуемой правовой дефиниции представляется необходимым обратиться к отечественной доктрине уголовно-процессуального права. Следует отметить, что в настоящее время в науке уголовно-процессуального права учеными предлагается великое множество вариантов определений понятия «электронное доказательство», а также предпринимаются попытки уяснения его правовой природы.  

Проведенный анализ определений исследуемого понятия позволяет сделать вывод о том, что наиболее полным и обоснованным является определение понятия «электронное доказательство», предложенное М. И. Ворониным.  Так, в качестве электронного доказательства в уголовном судопроизводстве следует рассматривать сведения, содержащиеся в электронном документе, либо на электронном носителе информации, на основании которых субъекты доказывания устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дел [6, с. 79].

Совершенно верной представляется позиция А. А. Балашовой, которая акцентирует внимание на том, что в качестве одной из особенностей правовой природы и сущности электронных доказательств выступает то, что достаточно часто информация, содержащаяся на электронных носителях, является объективной, поскольку отражает обстоятельства совершенного преступления напрямую. Объективность электронных доказательств предопределена тем, что содержащиеся в них сведения не являются следствием воспроизведения из памяти человека и не «ощущают» на себе его субъективного влияния [5, с. 122].

В настоящее время использование электронных доказательств в уголовном судопроизводстве постепенно становится обычным делом в отношении подавляющего большинства категорий рассматриваемых и разрешаемых по существу уголовных дел. В качестве электронных доказательств могут выступать электронные записи, сообщения, файлы, находящиеся на электронных носителях. Любое из обстоятельств, подлежащих доказыванию, на сегодняшний день может быть представлено в цифровой форме. Электронные доказательства включают в себя информацию, представленную в цифровой форме, которая способна устанавливать обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, хранящуюся на электронном носителе информации или представленную независимо от него. Такая информация может рассматриваться в статусе вещественных доказательств и иных документов в зависимости от ее оформления, хранения, использовании в совершении преступлений. Принципиально важным видится то обстоятельство, что как и иные виды доказательств, электронные доказательства, должны отвечать четким требованиям допустимости, относимости и достоверности [7, с. 47].

Вполне разумной представляется позиция К. В. Обидина, согласно которой уникальность виртуального пространства, обладающего особой формой и наполненного юридически значимым содержанием, создает практическую потребность в поиске новых познавательных инструментов. В качестве такового инструмента может стать соотнесенное с виртуальным содержанием электронное доказательство, что, в свою очередь требует глубокой теоретической разработки и переосмысления процессуальной формы. Безусловно, критерии электронного доказательства, еще только предстоит сформировать, однако уже сейчас очевидно формирование отправных точек, среди которых выделяются аутентификация данных; обязательное привлечение на отдельных этапах уголовного судопроизводства лиц, обладающих специальными знаниями; введение особой системы санкционирования судом доступа к личной информации о гражданах, подлежащей защите и т.д. [8, с. 203].

Несмотря на то, что использование электронных доказательств в отечественном уголовном судопроизводстве является своевременным и актуальным ответом на вызовы современной реальности, на практике возникает большое количество вопросов относительно порядка использования сведений, содержащихся в электронных доказательствах в рамках досудебного и судебного производства по уголовному делу. Причем решение большинства вопросов требуют комплексного подхода, поскольку в данном случае необходимо как внесение изменений не только в действующее уголовно-процессуальное законодательство РФ, но также нормативные правовые акты иных отраслей права, также как и порядок использования электронных доказательств представляется проблемой междисциплинарного правового характера.

Так, использование электронных доказательств в формате видеосъемки либо фотографии напрямую связано с действием положений Федерального закона «О персональных данных» [3], согласно положениям которого, любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу находится под охраной государства, и незаконное собирание и разглашение которой, в соответствии с положениями ст. 137 Уголовного кодекса РФ [1], представляет собой уголовно наказуемое деяние.

Представим следующую ситуацию: момент совершения преступления запечатлевается посредством ведения съемки на мобильный телефон и человек, снимающий данное видео, объясняет происходящее, называет фамилии, имена и отчества присутствующих настолько детально, что у всех, кто посмотрел это видео, создается однозначное понимание относительно того, о ком идет речь и кто в данном случае совершает преступление, а кто выступает в качестве потерпевшего. С одной стороны, данное видео может явиться той доказательственной информацией, использование которой позволит привлечь к ответственности виновное лицо в рамках уголовного судопроизводства, но, с другой стороны, данное видео нарушает положения законодательства РФ о защите персональных данных, что, в свою очередь, также может привести к применению мер уголовной ответственности по отношению к снимающему произошедшее на камеру мобильного телефона.

Да и можно ли признать мобильный телефон источником электронного доказательства, отвечающего всем требованиям допустимости, относимости и достоверности? Также как и возможна ситуация, в которой определенное монтируется посредством использования специального программного обеспечения, и на самом деле преступление совершалось при иных обстоятельствах, либо его вообще не было? Разумно ли использовать в качестве доказательства по уголовному делу видео, размещенное в социальных сетях, и случайно увиденное сотрудниками правоохранительных органов либо участниками по делу?

К сожалению, вопросов относительно использования электронных доказательств очень много, и представляется необходимым обратить особое внимание законодателя на назревшую необходимость внесения определенности по данному вопросу. Таким образом, представляется необходимым и обоснованным не только как можно скорейшее законодательное закрепление определения понятия «электронное доказательство» в рамках УПК РФ, но также разработка и последующее внедрение соответствующего порядка использования электронных доказательств в отечественном уголовном судопроизводстве, поскольку электронные доказательства представляют собой те блага и достижения цивилизации и прогресса, отказываться от которых, как минимум, неразумно и нецелесообразно.

Список литературы

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (в ред. от 24.02.2021) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (в ред. от 24.03.2021) // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 52 (ч. 1). – Ст. 4921.
  3. О персональных данных: Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ (в ред. от 30.12.2020) // Собрание законодательства РФ. – 2006. – № 31 (1 ч.). – Ст. 3451
  4. О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Фе-дерации: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05 марта 2004 г. № 1 (в ред. от 01.06.2017) // Российская газета. – 2004. – № 60.
  5. Балашова А. А. К вопросу о понятии «Электронное доказательство» / А. А. Балашова // Закон и право. – 2018. – № 6. – С. 120-122.
  6. Воронин М. И. Электронные доказательства в УПК: быть или не быть? / М. И. Воронин // Lex Russica. – 2019. – № 7. – С. 74-84.
  7. Зуев С. В. Электронные доказательства в уголовном судопроизводстве: понятие и значение / С. В. Зуев // Правопорядок: история, теория, практика. – 2020. – № 3. – С. 46-51.
  8. Обидин В. К. Электронное доказательство: необходимый этап развития уголов-ного судопроизводства / В. К. Обидин // Актуальные проблемы российского права. – 2020. – № 11. – С. 198-206.
  9. Пастухов П. С. «Электронные доказательства» в нормативной системе уголов-но-процессуальных доказательств / П. С. Пастухов // Пермский юридический альманах. – 2019. – № 2. – С. 695-707.
Справка о публикации и препринт статьи
предоставляется сразу после оплаты
Прием материалов
c по
Осталось 4 дня до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary