ОСПАРИВАНИЕ СДЕЛОК В ПРОЦЕССЕ БАНКРОТСТВА

ОСПАРИВАНИЕ СДЕЛОК В ПРОЦЕССЕ БАНКРОТСТВА

Авторы публикации

Рубрика

Право

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 1 (99), Январь ‘23

Дата публикации 12.01.2023

Поделиться

В статье затрагиваются вопросы, возникающие при необходимости признания недействительными сделок в рамках процедуры банкротства. С учетом последних изменений в Закон о банкротстве автор предлагает критерии классификации для оснований признания сделок недействительными.

В настоящее время актуальны комплексные исследования, объединяющие анализ прикладных и теоретических проблем в рассматриваемой сфере правоотношений. Более того, современная практика сгенерировала ряд прикладных проблем, решение которых в научной литературе представлено фрагментарно. Необходимы и востребованы предметные научные исследования.

В соответствии с п. 1 ст. 61.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве[1]) сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными.

Рассмотрим легальное определение понятия сделки, приведенное в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее - ГК РФ[2]) и соотнесем с приведенным в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» перечнем оспариваемых действий. Отметим, что за время, прошедшее с момента принятия ГК РФ, термин «сделка» настолько «прижился», что стал использоваться не только в законодательных и подзаконных актах гражданского законодательства, но и в актах иной отраслевой принадлежности. То есть, термин «сделка» в полной мере воспринят понятийным аппаратом отечественной цивилистики.

Законодательная дефиниция  определение сделки содержится в ст. 153 ГК РФ. Последствия сделки находятся именно в плоскости возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей.

Волевой признак сделки тесно связан с такими правовыми категориями как цель (основание) сделки, его правовой результат и мотив, по которому он совершается.  Следует подчеркнуть, что на доктринальном уровне и до сих пор существуют споры относительно содержания указанных правовых категорий. Известно, что значение их выделение обусловлено следующими факторами.

Во-первых, соотношение цели и правового результата сделки влияет на действительность сделки. Во-вторых, анализ содержания условных сделок не может проводиться без установления мотива сделки. Что касается цели сделки, то в науке по этому поводу были высказаны различные взгляды. В частности, В.А. Рясенцев выделяет основание сделки (causa), считая, что она является непосредственной правовой целью сделки[3].

Однако, в сделке и цель, и основание означают одно и то же[4]. Таким образом, цель сделки – это намерение лиц, совершающих сделку, достичь правового результата, предусмотренного ним.

Конечно, цель (основание) присуща любой сделки, поскольку она не может быть совершена за отсутствием основания для его совершения. Не случайно наличие цели сделки влияет на ее действительность. Однако, иногда, как исключение, закон не связывает действительность сделки с ее целью. Такая сделка в науке именуется абстрактной. Известно, что абстрактный характер носит вексель, предъявленный к платежу не первоначальным держателем. В этом случае не вызывает сомнения, что основание издания векселя первоначальному держателю отпала.

Относительно правового результата сделки, то он олицетворяет юридические последствия, возникающие у субъектов при совершении сделок, в частности, возникновение права собственности на вещь при осуществлении купли-продажи. Что касается мотива, то он всегда является необходимым элементом любого волевого акта. Конечно, мотив сделки представляет собой психологическое основание его совершения, но он находится за пределами сделки. Мотив дает ответ: почему именно лицо совершает сделку. По общему правилу, как справедливо отмечал И.Б. Новицкий, мотив, по которому совершена сделка, юридического значения не имеет[5]. И лишь в условных сделках стороны по обоюдному согласию могут придавать ему правовое значение. В этих случаях мотив становится условием, то есть, элементом содержания условной сделки.

Следовательно, такие правовые категории, как цель, правовой результат и мотив сделки тесно связаны с таким признаком сделки, как направленность на наступление гражданско-правовых последствий.

Известно, что отсутствие направленности сделки на реальное наступление обусловленных им правовых последствий дает основания утверждать о фиктивности (неправомерность) такой сделки. Не случайно, таким фактором следует считать правомерность сделки, что дает основания отметить пятый признак сделки – правомерный характер действия обеспечивает реальное наступление правовых последствий.

Следует отметить, что необходимо отличать понятия «сделка» и «договор» в гражданском законодательстве Российской Федерации и в юридической литературе. Во-первых, объединяет эти правовые категории их принадлежность к юридическим фактам действия. Во-вторых, договор является разновидностью сделки как юридический факт действия, поэтому сделка сопоставляется с договором как общее и конкретное, при этом каждый договор является сделкой, но не каждая сделка является договором. В - третьих, следует иметь в виду, что договор понимают в гражданском (а соответственно  и в договорном) праве в нескольких аспектах (как юридический факт действия, как обязательственные правоотношения и как документ), сделка же имеет еще более сложную правовую природу, так как предусматривает как разновидности, кроме сделки-договора, другие виды сделок, имеющих определенные правовые режимы (завещание, доверенность и т.п.)[6]. В -четвертых, разделение сделок на односторонние и двух-, многосторонние по критерию наличия определенного количества сторон сделки, участвующих в осуществлении сделки, следует отличать от деления договоров на односторонние и двусторонние и многосторонние по другому критерию - наличию взаимных прав и обязанностей в сторон (контрагентов) договора.

Пункт 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 года № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»[7] раскрывает понятие сделок, которые могут оспариваться по правилам главы III.1 Закона о банкротстве. данный перечень носит открытый характер, он может дополняться, исходя из оценки действий должника и перспектив признания их недействительными в аспекте правовой оценки их как сделки. Иными словами, применительно к делам о несостоятельности (банкротстве) понятие «сделка» может трактоваться достаточно широко.

Нередко в преддверии банкротства должник предпринимает меры по выводу своих активов с целью недопущения обращения на них взыскания со стороны кредиторов. В настоящее время подобные ситуации являются частой практикой, встречающейся при банкротстве физических и юридических лиц.

Таким образом, в настоящее время сформирована не точная формулировка понятия сделки в деле о несостоятельности должника. Обратим внимание на несоответствие легального определения «сделки». В деле о банкротстве, сделкой следует понимать любое юридически значимое действие должника, контрагента и иных лиц.

Анализируя Постановление Пленума ВАС № 63 и Постановление Пленума ВАС № 32, можно сделать вывод о том, что круг подлежащих к оспариванию юридически значимых действий гораздо шире, чем предлагает легальное определение «сделки». Таким образом, возможно оспаривать действия уполномоченных должником третьих лиц, действия регулируемые налоговым, трудовым, семейным, таможенным, гражданским и иным законодательством, в том числе и действий должника, его контрагентов и третьих лиц в публичной сфере[8].

Полагаем, что востребованными являются обновление формулировки положений ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» применительно к определению термина «сделка» в процедуре несостоятельности. Необходима разработка новых механизмов применения последствий оспоренных сделок, в частности допущение сальдо-расчетов встречных требований между кредитором и должником. Важны единообразные подходы к формированию практики в вопросе определения неравноценности встречного исполнения. Предлагается закрепить такую разницу в размере двадцати процентов от рыночной стоимости имущества в худшую для должника сторону.

Также, полагаем, следует рассмотреть правовые пределы возможности оспаривания сделок по общегражданским основаниям (ст. 10 и 168 ГК РФ), поскольку подобный подход дает возможность всем участникам дела о несостоятельности защитить свои права, а также возможность пополнения конкурсной массы должника.

Таким образом, на основании вышеизложенного следует выделить следующие признаки сделки. Во - первых, сделка представляет собой действие – волевой акт. Во-вторых, сделка – это правомерное действие. В-третьих, сделка – это действие субъектов гражданского (частного) права. В-четвертых, сделка всегда направлен на наступление гражданско-правовых последствий. Также, правомерный характер действия обеспечивает реальное наступление правовых последствий. Конечно, указанный перечень признаков сделки не является исчерпывающим, что дает возможность говорить о перспективности проведения исследований в этой сфере. Поскольку рассмотренные признаки носят общий характер для всех сделок, то, учитывая каждый из них, целесообразно предложить следующее доктринальное определение сделки.

Сделка – это волевое действие субъектов гражданского (частного) права, которое направлено на реальное наступление гражданско-правовых последствий, обеспеченных правомерностью такого действия.

Обобщая положения Постановлений Пленума ВАС РФ №63 и №32, а также положения ст. 61.1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и анализируя мнения цивилистов, предлагаем новое понятие сделки в деле о банкротстве:

  • это юридическими значимое действие должника, его контрагентов, и иных лиц связанных с кредитором (поручительством, доверенностью и др.), влекущее возможность уменьшения имущественной массы должника, и/или влекущее оказание предпочтения в удовлетворении конкурсных требований кредиторов, вытекающее из семейных, налоговых, таможенных, трудовых, гражданских и иных правоотношений, тем самым, причиняющее вред кредиторам.

Кроме того, предлагаем переименовать главу III.1 Закона о банкротстве с нынешней формулировки на «Оспаривание сделок, и иных юридических действий должника, и иных лиц», а также дополнить текст Постановления Пленума ВАС №63 о том, что оспариваться могут любые юридические факты, уменьшающие конкурсную массу должника.

Список литературы

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая" от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 25.02.2022) // Собрание законодательства РФ. – 1994. - № 32. - Ст. 3301.
  2. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 28.06.2022, с изм. от 21.07.2022) "О несостоятельности (банкротстве)" // Собрание законодательства РФ. – 2002. - № 43. - Ст. 4190.
  3. Сделки. Исковая давность / Новицкий И.Б. - М.: Госюриздат, 1954.
  4. Слепышев В.А. Становление и развитие законодательства о несостоятельности (банкротстве) в России // Вестник Челябинского государственного университета. - 2020. - № 9 (190). - С. 35-41.
  5. Советское гражданское право / под ред. В. А. Рясенцева - Москва: [б. и.], 1955.
  6. Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву / Хейфец Ф.С.. - 2-е изд., доп. - М.: Юрайт, 2000.
  7. Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 (ред. от 30.07.2013) "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" // Вестник ВАС РФ. – 2011. - № 3.
  8. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 июня 2017 года по делу № А32-26991/2017 // Вестник ВАС РФ. - 2018. - № 10.
Справка о публикации и препринт статьи
предоставляется сразу после оплаты
Прием материалов
c по
Осталось 4 дня до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary