Понятие конфискации имуществе и ее место в системе мер государственного принуждения

Понятие конфискации имуществе и ее место в системе мер государственного принуждения

Авторы публикации

Рубрика

Уголовное право

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 50 (95), Декабрь ‘22

Дата публикации 10.12.2022

Поделиться

В статье рассматриваются законодательные и авторские определения конфискации имущества. Изучаются особенности его закрепления в гражданском, уголовном и уголовно-процессуальном праве. Формулируется авторское определение конфискации имущества в уголовном праве. Обращается внимание на то, что п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ не точно воспроизводит п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ и предлагается вариант устранения неточности.

Термин «конфискация» латинского проис­хождения (confiscatio), в дословном переводе озна­чает «отобрание чего-либо в казну». В юридическом словаре конфискация имущества определяется как принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства всего или части имущества в качестве санкции за преступление, либо за гражданское или административное правонарушение[1].

Если рассматривать термин «конфискация», то под ним в законодательстве подразумевается основание прекращения права собственности (ст. 235 ГК РФ). В ст. 243 ГК РФ, посвященной вопросам конфискации, указано, что она осуществляется в предусмотренных законом случаях и представляет собой санкцию за совершение преступления или иного правонарушения в форме безвозмездного изъятия у собственника его имущества. По общему правилу она производится в судебном порядке, однако возможна и административная процедура.

Н. Б. Саркисян отмечает, что законодатель поставил конфискацию имущества в один ряд с такими понятиями, как «принудительные меры» и «имущественные санкции». Исходя из этого, ее можно рассматривать как самостоятельную правовую меру, которая имеет разные формы проявления и разные цели[2]. В уголовном праве легальное определение конфискации имущества содержится в тексте УК РФ. Так, согласно ст. 104.1 УК РФ конфискация имущества – это его принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора следующего имущества:

– полученного в результате совершения преступлений, перечисленных в п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, в том числе, тех объектов, в которые вышеуказанное имущество было превращено или преобразовано (п.п. «а», «б» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ);

– используемого или предназначенного для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества или организации (п. «в» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ);

– орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому (п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ);

– транспортного средства, принадлежащего обвиняемому и использованного им при совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 264.1- 264.3 УК РФ (п. «д» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ).

При этом кроме УК РФ регулирование данного института основано на нормах Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнитель­ном производстве», согласно которому под конфискацией имущества понимается «принудительное безвозмездное изъятие у должника или иных лиц имущества, указанного в исполнительном документе, и пе­редачу его государственным органам или организациям для обращения в государственную собственность в соответствии с их компетенцией, кото­рая устанавливается Правительством Российской Федерации»[3].

Анализ представленных в официальных источниках определе­ний понятия «конфискация» показывает, что во всех случаях ее суть состоит в изъятии (лишении, отчуждении). Объектом тако­го изъятия выступает имущество (вещи, предметы).

Несмотря на наличие законодательных определений, в научной доктрине предлагаются свои авторские понятия конфискации имущества. Например, А. А. Романенко определяет ее как назначаемую решением суда меру уголовно-правового харак­тера, состоящую в «безвозмездном изъятии в пользу государства (в некоторых случаях – в пользу лица, которому был причинен ущерб) определенных объектов, закрытый пе­речень которых содержится в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, или, в случае невозможности изъятия такого имущества, денежных средств или иного имущества, соответствующих стоимости подле­жащих изъятию предметов»[4].
Н. Б. Саркисян пишет, что конфискация имущества в уголовном праве – это изъятие орудий преступления и средств его совершения, которые принадлежат виновному, а также имущества, указанного в п. «в» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, в случае если оно также принадлежит виновному на законных основаниях[5].

По мнению Г. А. Хаматшиной, конфискация имущества – это уголовно-правовой институт, сущностью которого является принудительное изъятие и обращение в собственность государства всего или части имущества лица, совершившего преступление[6]. А. П. Брагин, давая, по сути, аналогичное определение, подчеркивает, что изъятие осуществляется именно у осужденного лица[7].

Кроме того, необходимо отметить, что в уголовно-процессуальном праве применяется специальная конфискация. Согласно п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ конфискации подлежат в качестве вещественных доказательств орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому. Несмотря на то, что подобное положение содержится в п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, понятие конфискации по уголовному и уголовно-процессуальному праву не идентичны. Конфискация как процессуальная мера является обязательной, чего нельзя сказать о конфискации как иной мере уголовно-правового характера, которая может быть применена по усмотрению суда. Различны и основания применения данных мер. Конфискация по уголовному праву может быть назначена только по приговору суда, в то время как процессуальная конфискация назначается приговором суда, определением или постановлением о прекращении уголовного дела, то есть может быть назначена до вынесения обвинительного приговора суда.

Таким образом, п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ отчасти воспроизводит положения УПК РФ. Такой подход законодателя ставит перед судом вопрос о том, на основании материального или процессуального права следует принимать решение о судьбе орудий преступления, признанных вещественными доказательствами. Как показал анализ судебной практики, суды, как правило, ссылаются одновременно на п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ и п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ. Однако есть и другие примеры. Так, приговором Пятигорского городского суда Ставропольского края № 1-430/2019 от 29.11.2019 по делу № 1-430/2019. Б. и Ш. были осуждены за незаконную рубку лесных насаждений группой лиц по предварительному сговору в значительном размере по ч. 3 ст. 260 УК РФ. Как было указано в приговоре, «в силу п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ по решению суда в доход государства конфискуются орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому, в связи с чем, вещественное доказательство – бензопила – подлежит конфискации в доход государства»[8]. В другом деле приговором Вельского районного суда Архангельской области № 12-87/2020 от 06.10.2020 по делу № 12-87/2020 А. был осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ за приобретение и хранение амфетамина. Как было установлено судом, А., посредством своего телефона, договорился с продавцом данного вещества, получив также на телефон инструкции о времени и месте его передачи. При задержании А. телефон был изъят в качестве вещественного доказательства. Суд признал его средством совершения преступления и сослался на п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ [9].

В данном случае, по мнению Д. А. Печегина, с учетом примата материальных норм уголовного права над уголовно-процессуальным, следует применять именно норму УК РФ о конфискации имущества, а именно п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ[10]. Т. В. Непомнящая, напротив, считает, что эту норму лучше убрать из текста данной статьи УК РФ в силу того, что в УПК РФ давно используется институт специальной конфискации (орудий преступления)[11].

Однако мы полагаем, что подробную разработку положений ст. 104.1 УК РФ следует признать рациональным шагом законодателя и не отказываться от ее отдельных частей. В этой связи, предлагаем внести большую четкость в рамках конфискации орудий преступления посредством изложения п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ в той же законодательной технике, что и п. 4.1 той же части, то есть со ссылкой на ст. 104.1 УК РФ. В противном случае создается впечатление, что в п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ речь идет о какой-то иной конфискации имущества, нежели в статьях гл.15.1 УК РФ. Для этого следует дополнить п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ, изложив его следующим образом:

«орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, указанные в пункте «г» части первой статьи 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются».

Таким образом, рассмотрев законодательные и авторские определения конфискации имущества, предлагаем следующую трактовку: конфискация имущества по действующему уголовному законодательству – это мера уголовно-правового характера, которая состоит в принудительном изъятии у осужденного лица в пользу государства части имущества, которое так или иначе было задействовано в совершении преступлении или явилось его результатом.

Список литературы

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 21.11.2022) // СЗ РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954; 2022. – № 45. – Ст. 2.
  2. Приговор Вельского районного суда Архангельской области № 12-87/2020 от 6 октября 2020 г. по делу № 12-87/2020. – URL: https://sudact.ru/regular/doc/Fuj2VGvQ91Lp/ (дата обращения: 01.11.2022).
  3. Саркисян, Н. Б. Конфискация имущества в системе мер уголовно-правового воздействия / Н. Б. Саркисян // Уголовная политики Российской Федерации: проблемы формирования и реализации: сборник материалов Всероссийской научно-теоретической конференции. – Ростов-на-Дону, 2017. – С. 100-104.
  4. Печегин Д. А. Орудие преступления и его конфискация по УПК РФ: проблемы правового регулирования / Д. А. Печегин // Российское правосудие. – 2017. – № 10 (138). – С. 72-77.
  5. Юридический словарь онлайн. Конфискация имущества. – URL: http://www.bravica.ws/ru/legal/word_11583.htm (дата обращения: 10.11.2022).
  6. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 25.02.2022) // СЗ РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301; 2022. – № 15. – Ст. 214.
  7. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 14.07.2022) // СЗ РФ. – 2001. – № 52 (ч. I). – Ст. 4921; 2022. – № 31. – Ст. 121.
  8. Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ (ред. от 14.07.2022) «Об исполнительном производстве» // СЗ РФ. – 2007. – № 41. – Ст. 4849; 2022. – № 25. – Ст. 121.
  9. Брагин А. П. Российское уголовное право: учебно-методический комплекс / А. П. Брагин. – М.: Норма, 2018. – 654 с. – ISBN 978-5-8377-0145-3.
  10. Непомнящая, Т. В. Проблемы назначения и исполнения конфискации имущества как иной меры уголовно-правового характера / Т. В. Непомнящая // Вестник Омского университета. Серия: Право. – 2017. –№ 2 (51). – С. 145-150.
  11. Приговор Пятигорского городского суда Ставропольского края № 1-430/2019 от 29 ноября 2019 г. по делу № 1-430/2019. – URL: https://sudact.ru/regular/doc/Qo4J8iwP5Wxq// (дата обращения: 01.11.2022).
  12. Романенко, А. А. Уголовно-процессуальная реализация института конфискации имущества на стадии предварительного расследования (уголовно-процессуальные аспекты конфискации имущества) / А. А. Романенко // Актуальные проблемы теории и практики уголовного процесса: сборник материалов Международной научно-практической конференции. – Ростов-на-Дону, 2019. – С. 188-193.
  13. Хаматшина, Г. А. Конфискация имущества как уголовно-правовой институт в законодательстве России и зарубежных стран / Г. А. Хаматшина // Science Time. – 2017. – № 1 (37). – С. 432-439.
Справка о публикации и препринт статьи
предоставляется сразу после оплаты
Прием материалов
c по
Осталось 5 дней до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary