"Концепт снег в лирике Ю. Шесталова"

"Концепт снег в лирике Ю. Шесталова"

Авторы публикации

Рубрика

Педагогика

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 50 (95), Декабрь ‘22

Дата публикации 08.12.2022

Поделиться

В статье предпринята попытка анализа концепта «снег» в лирике Ю. Шесталова. Проанализированы стихотворные тексты автора, сделаны выводы по концептосфере данного ключевого понятия.

Материалы исследования. Материалами исследования послужили художественные произведения поэта.

Результаты исследования. Результатом исследования стало уточнение значения концепта «снег». Данный концепт встречается и в текстах других авторов: К. Бальмонта, З. Гиппиуса, В. Брюсова и др. Но в творчестве Ю. Шесталова концепт «снег» приобретает иное значение.

В статье предпринята попытка анализа концепта «снег» в лирике Ю. Шесталова. Проанализированы стихотворные тексты автора, сделаны выводы по концептосфере данного ключевого понятия.

Материалы исследования. Материалами исследования послужили художественные произведения поэта.

Результаты исследования. Результатом исследования стало уточнение значения концепта «снег». Данный концепт встречается и в текстах других авторов: К. Бальмонта, З. Гиппиуса, В. Брюсова и др. Но в творчестве Ю. Шесталова концепт «снег» приобретает иное значение.

Введение. Культура любого народа отражается через язык и обычаи, традиции и искусство. Большую роль в наследии играет литература, потому что она подробно описывает эпоху и быт определенного времени. К истокам мансийской литературы относятся устное народное творчество и мифология. Благодаря этим составляющим мы имеем целостное представление о духовном и материальном мире, который раскрывается через образную систему поэтики. Современная мансийская литература вместе с Ю. Шесталовым, представляла собой сложное, своеобразное, не однозначное, но очень интересное явление. Писатель ушел, творческое наследие осталось, и оно будет востребованным читателями и исследователями еще очень много лет.

Цель: проанализировать концепт «снег» в поэзии Ю. Шесталова.

Методы исследования: концептуальный анализ.

Полученные результаты. Тема, которая чаще остальных встречается в творчестве Ювана Шесталова – природа, что не удивительно, ведь природа севера очень колоритная по своему содержанию. Частые отсылки к ней и к теме своей «малой» родины заключаются в том, что все истоки зарождаются именно с родной земли. Писатель смог точно передать красоту родного края. Вспомним слова В. Косихина: «Прекрасно, что юноша закинул свои поэтические сети в тот омут, у того плеса, который ему был лучше знаком» [7, 205с]. Родина поэта – это река детства, это родные лес, небо, звери и птицы. В краях Шесталова «белым бисером звенит», «крыло вьюги пляшет, кружит», «снег хрустит, куда не встанешь», «слышен сосен сонный шорох», «звезды на снегу блистают». О снеге автор отзывается с особым теплом:

«Сияет луна - и снег неспокойно искрится» [9, 11с]; «Видишь, как они искрятся В белом пламени сугроба?» [19,149с]; «Вот снег пылает в золоченой раме» [10, 129с], снег сияет и ассоциируется со светом, пылает как солнце. 

Хотя снег несет нам холод и ассоциируется с зимой, в лирике Шесталова, он приобретает иное значение:

Весь в лучистых блестках —

Так сияет ясным днем

Иней на березках. [10, 56с]

 

Снег, как пух песца, кружится,

Пенясь под копытом.

Нарта в три оленя мчится

По сугробам взбитым. [9, 70с]

Белоснежный пух песца в первую очередь очень красивый и очень важный для промысла коренных жителей. Сравнение снега с животным и растительным миром так же часто встречается в лирике писателя: «Белыми песцовыми снегами» [9, 23с], «Снег словно лебедь- шум» [9, 273с], «Будто снег последний, Лебеди на Север Мчатся» [9,174с], «Ты как черемуха зимой, Она и в шубке снеговой» [9, 68с].

Характерной особенностью творчества Шесталова можно назвать то, что многие его произведения начинаются с мотива стихии, в данном случае это море, то есть вода: [«Уснула под снегом река…»  [11,318с], [«Как море – снег. Сугробов гребни / лежат загадками вдали» [11, 61с], Белые волны – как снежные гребни» [9, 215с]. Снег в первом случае выступает как покров, во втором случае снег служит представлением картины природы родного края.

Если рассмотреть мифологический аспект в творчестве Шесталова, можно отметить, что для мансийского народа солнце и звезды, деревья и реки, облака и снег являются одушевленными, живущими как люди или животные, которые выполняют свою функцию.

 Сакральный концепт находит отражение в античной мифологии Древней Греции:

Чужой землёю заново болея,

Снегам Олимпа присягнув давно,

Я подношу к губам Гиперборея

Элладу, как священное вино. [9, 115с]

 

Вот идет он, Вечный Прометей,

По снегам, по топям, и по льдам, [9, 20с]

В древней Греции не было снега. Ни снег, ни холодные зимние дожди, ни зимняя одежда, ни какое-либо упоминание о холодах не встречается в мифах Эллады. Соответственно, Вечный Прометей идет по лесам севера, возможно так же трактован и снег Олимпа.

Кроме античной мифологии, сакральное значение встречается в следующих строках: «Дух мой долго спал под снегом» [9, 145с], здесь снег выступает как защитный слой, в мансийской мифологии часто стихии или предметы выступают как защитники от злых духов.

«На снегу небесном души ушедших» [9, 17с]. Небесный снег — это место, куда отправляются души после смерти, вероятнее всего Рай.

 «Там наш край обетованный, Где могучи духи снега» [9, 270с], Шесталов через эти строки хочет показать величие родного края.

В некоторых стихотворениях Ювана Шесталов снег представляется дорогой:

«По сугробам пойду» [9,14с]

 

«Убежать по снегам

Я подарку не дам» [9, 66с]

 

«Зима спешит, снежком пыля» [9, 94с]

«В снегу по грудь проходит лось» [9, 194с]

 

«А снег идет, идет, идет» [10, 9с]

 

Снег является символом, олицетворяющим зиму.  Концепт снега реализуется через два образа, первый: это бесконечное движение, который представлен через снегопад, цикличность. Второй образ- образ тишины, когда снег уже выпали находится в состоянии покоя.

Попробуем сравнить тему зимы в творчестве Шесталова и в русской поэзии.

Концептом “снег” в русской литературе воплощается через мотивы смерти, сна, иномирия, грезы. Для мифологического типа мышления зима - время года, ассоциирующееся со смертью, природа в этот период “умирает”, “засыпает” (“Белый снег ложится, вьется над волной, / Воздух заполняя мертвой белизной. / Вьются хлопья, вьются, точно стая птиц, / Царству белой смерти нет нигде границ”, К.Бальмонт [1, 113с]). Сон в данном случае приравнивается к смерти. Умершие, согласно мифологическим представлениям, уходят в Иной мир, откуда возвращаются с приходом Весны – нового цикла. Снег, таким образом, является вестником Иного мира: он приносит в мир сон (“Мешается, сливается / Действительность и сон…”, З.Гиппиус [4, 83с]; “Это – область чьей-то грезы, / Это – призраки и сны!”, В.Брюсов [5, 78с]). Однако все, происходящее во сне, спящий часто воспринимает как чары, волшебство, которое закончится вместе с пробуждением. Поэтому выпавший снег воспринимается как свершившееся волшебство (“Скрипят полозья. Светел мертвый снег. / Волшебно лес торжественный заснежен”, В.Иванов [6, 382с]), кроме того, он сравнивается с серебром: этот металл, как в европейской, так и в русской традиции, считается более всех наделенным магическими свойствами: “Воплощение мечтаний,/ Жизни с грезою – игра,/ Этот мир очарований,/ Этот мир из серебра!” (“Первый снег”, В.Брюсов [3, 78с]).

В русской поэзии с образом снега также связывается мотив печали, грусти, тоски, однако он передает чувство одиночества: “Люблю деревню, вечер ранний, / И грусть серебряной зимы.” (“Зима”, А.Белый [2, 161с]). Со снегом также связан мотив быстротечности жизни (К.Бальмонт “Снежинки”).

В творчестве Шесталова снег всегда находится в движении:

Слышишь, небо звездное,

Как поет тайга?

Видишь, как морозные

Светятся снега? [9, 270с]

 

Как чудовище менкв1

в рослый кедр высотой,

Снежный вихрь просвистел

над моей головой. [5, 21с]

 

Я сделал лыжи.

Их золотистый камус

Уже несут на крыльях

Крылатые снежинки. [5, 43с]

 

Снег падает,

Кружится наугад… [10, 9с]

 

У снежинок век недолгий,

У снежинок нрав несмелый,

На бегу растопчет мышка

Те искринки-кружевинки. [10, 149с]

 

Следовательно, смысл снега приобретает совершенно иное значение. Создается ощущение, что снег живой: «Снег, как пух песца, кружится» [9, 70с], «Разметая снежный пух» [5, 7с], «А снежинки белой стайкой на ветвях сидели звонких» [5, 22с]. Кроме движения так же ощущается присутствие звучности снега: «Снег хрустит, куда ни встанешь» [9, 8с], «Снег хрустящий» [9, 66 с].

 В русской поэзии приход зимы и снега, наоборот, ассоциируется с засыпанием природы, а в произведениях Шесталова природа кипит и живет.

 

Выводы. Мир природы для Шесталова является одним из основных источников образного мышления. В каждом произведении, в зависимости от настроения героев, образ природы меняется, приобретая различные оттенки, коннотации её восприятия. Возникает ощущение, что у природы есть душа. Здесь рождается целостность и единство мира. Борьба за сохранение экологии пронизывает его книги, которые учат любить природу, не нарушать вековечного союза человека с землёй, тайгой, рекой.

Концептсфера лирики писателя очень обширная и имеет много значений, но также их всех объединяет мифология народов Севера и истоки.  Ёмкость концептсферы придает творчеству Шесталова многогранность и неповторимость. Снег представляется через сравнения с животным миром, представлен как дорога, имеет сакральное (мифопоэтическое) значение и очень часто используется для описания красоты родного края.

Список литературы

  1. Бальмонт К.Д. Избранное. – М.: Художественная литература, 1983.
  2. Шесталов Ю. Юван Шесталов. Собр. соч. В 5 т. – Ханты-Мансийск, 1997. Второй том
  3. Белый А. Сочинения: В 2 т. – Т.1.– М.: Худож. лит., 1990.
  4. Брюсов В.Я. Собрание сочинений: В 7 т. – Т.1. – М.: Худ. лит., 1973.
  5. Гиппиус З. Стихи, воспоминания, документальная проза. - М.: Наше наследие, 1991.
  6. Динисламова С. Мансийская литература – Тюмень, 2017. – с. 203
  7. Иванов Вяч. Стихотворения и поэмы. – Л.: Сов. Писатель, 1978.
  8. Косихин В. Литературный портрет // Москва. – 1972. – № 12. – С. 204-208.
  9. Чепкасов Е. Художественное осмысление шаманства в произведениях Ю. Н. Шесталова 1955–1988 гг. / науч. руководитель : доктор педагог. наук, профессор Г. Н. Ионин. – СПб. 2005. – С. 238.
  10. Шесталов Ю. Слово Гиперборея – Москва, 1984. – С. 310
  11. Шесталов Ю. Огонь и Снег – Москва, 1979. – С. 300
Справка о публикации и препринт статьи
предоставляется сразу после оплаты
Прием материалов
c по
Остался последний день
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary