УЧАСТИЕ ИКОРЕЦКОЙ ВЕРФИ В СТАНОВЛЕНИИ РОССИЙСКОГО ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА.

УЧАСТИЕ ИКОРЕЦКОЙ ВЕРФИ В СТАНОВЛЕНИИ РОССИЙСКОГО ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА.

Авторы публикации

Рубрика

Прочее

2

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 39 (84), сентябрь ‘22

Дата публикации 26.09.2022

Поделиться

В данной статье собраны воедино все разрозненные факты по зарождению Икорецкой верфи, её деятельности в разные периоды развития Российской империи, указаны основные характеристики некоторых судов, которые сходили с её стапелей и их внешний облик.

Также указаны исторические события, повлиявшие на деятельность верфи, и краткие сведения об исторических лицах, принявших непосредственное участие в её развитии.

  К сожалению, остаются не известными многие обстоятельства её деятельности. Не известен быт огромной массы людей, задействованных в строительстве судов. Можно только догадываться о не человеческих условиях труда и огромных жертвах, положенных на алтарь славы России.

В статье коротко затронуты вопросы экологии Воронежского края.

Тема участия Икорецкой верфи в становлении Российского Военного Флота  остаётся открытой и ждёт своих изыскателей.

До Азовских походов Петра (1695, 1696 гг.) южной границей России можно условно назвать Белгородскую оборонительную черту для защиты рубежей от набегов крымских татар. За этой чертой начиналась Дикое поле, которое  представляло собой почти безлюдную местность, где деятельность человека, была сопряжена с огромным риском подвергнуться татарскому нападению.

После распада Большой Орды это была ничейная территория, практически целина. Здесь были несметные богатства в виде вековых лесов с обилием самой разнообразной дичи, птиц. В изобилии водились лоси, медведи, волки, лисицы, козы, бобры; из птиц орлы, журавли, лебеди, гуси. Многочисленные озёра и реки изобиловали огромным количеством самой разнообразной рыбы. Мощные травы были настолько велики, что с головой покрывали всадника на коне. Велики были богатства, но осваивать их было некому, так как люди боялись набегов татар. Но, тем не менее, колонизация Дикого поля постепенно проходила, но она носила не государственный, а народный, сезонный характер. С наступлением тепла люди прибывали из центральных областей России и занимались охотой, рыболовством, бортничеством, собирательством. Свою деятельность добытчики старались проводить незаметно от степных людей и татар, так как была огромная опасность подвергнуться насилию с их стороны, быть убитыми или взятыми в плен.

Белгородская оборонительная черта проходила по территории Воронежской губернии, в том числе по территории нынешнего Лискинского района. Левый берег Дона являлся российской территорией, а правый берег уже был Диким полем.

После Азовских походов Петра, в результате которых в 1696 была взята крепость Азов, границы Российского государства были значительно отодвинуты к югу, и теперь Лискинская земля была глубоким тылом, что позволило ей интенсивно заселяться и осваиваться. Взятие Азова  было первой победой молодого государя, который поставил цель – выйти России к южным морям, но это не позволило выполнить главную задачу,    так как у России отсутствовал военный флот в этих морях, и там всецело владычествовала Турция.

20 октября 1696 году Боярская Дума провозгласила: «Морским судам быть…». Требовались корабли, верфи, гавани. По инициативе Петра в 1709 году были образованы новые судоверфи: Икорецкая, на территории современного Лискинского района Воронежской области на реке Икорец, в месте её слияния с Доном и Павловская на реке Осередь. Верфь представляла собой казённое предприятие мануфактурного типа и находилась в ведении Воронежского Адмиралтейства, по решению которого было построено 60 больших морских лодок для Донской флотилии и Азовского флота в период с 1709 по 1711 годы.

       

 

Ксерокопия карты с обозначением местонахождения Икорецкой верфи взята из Архива военно-морского флота в г. Санкт-Петербурге и представлена краеведом, капитаном третьего ранга Юрием Лесовским.

Схема ниже повторяет объекты, указанные на карте.

       

 

Лискинская земля была выбрана Петром не случайно. Это был край богатый строевым лесом. Здесь в изобилии произрастали вековые дубы, сосны, годные для кораблестроительного дела. Ещё до петровской эпохи  здесь строились сотни гребных судов, на которых отправлялся вниз по Дону «донской отпуск» - жалование казакам. После доставки груза эти суда обратно не возвращались, так как велики были затраты на их доставку против течения Дона. По этой причине было необходимо суда для «донского отпуска» строить вновь и вновь. Впоследствии, размещение на Воронежской земле многих корабельных производств вызвало подлинное экологическое бедствие, в связи с заметным истощением количества древесины для производства судов.

В основном, этими судами были струги, которые изготовлялись или из одного дерева – однодеревки, или из тёсаных досок. При изготовлении и тех и других, основным плотницким инструментом был топор, что требовало  большого расходования  древесины.   Струги – это плоскодонные гребные суда, оборудованные небольшим прямым, съёмным парусом, складной мачтой и небольшими пушками.  Наряду со стругами строились и более крупные плоскодонные дощаники. Эти суда имели длину 20-45 метров, ширину 4-10 метров и вёсел от 6 до 20 штук.

Казачий струг

На их производство шли исполинские стволы деревьев. Также попутно уничтожались деревья, вырубаемые для просек по их доставке к воде на катках. Только в 1715 году по распоряжению Петра строительство этих судов было прекращено,  но к этому времени деревья – исполины были почти повсеместно вырублены.

С началом кораблестроительных работ нагрузка на леса выросла многократно. Для строительства одного крупного судна вырубался лес на площади 6-8 гектаров. Кроме того лес вырубался для производства смолы для проконопачивания судов смоляной пенькой. Для изготовления одной бочки смолы расходовалось 80 деревьев, бочек требовалось для Российского флота от 20 до 30 тысяч. Кроме того лес в огромных количествах расходовался на производство канифоли, поташа, дёгтя, скипидара. В разгаре было производство древесного угля для выплавки металла по производству пушек, ядер, якорей, цепей. А ведь для изготовления одного пуда железа требовалось 10 пудов древесного угля. Также лес расходовался на отопление, приготовление пищи.

Уже в то время неравнодушные россияне начали бить тревогу по поводу вырубки лесов и их деградации. Стали применяться меры по резкому уменьшению расхода леса на всех видах работ. Но размах кораблестроительных работ был таков, что уже ничто не могло помочь воронежским лесам.  Лискинская земля, ранее богатая лесом, превратилась в степь. Лишь значительно позже, в советское время на пустующих землях начали высаживать молодые сосны. Со временем выросли леса, на месте прежних дубрав,  деревья которых  превратились  в боевые корабли, ушедшие к Азовскому морю добывать славу российскому оружию.

Икорецкая верфь занимала значительную площадь вдоль рек Дон и Икорец;  затрагивала такие населённые пункты как Никольское (ныне Нижний Икорец), Масловку и Духовое. В нынешнее время только на территории санатория имени Цурюпы сохранился лес, способный дать представление о тех могучих дубравах, произрастающих ранее на Лискинской земле.

Остаётся в тени каторжный труд на кораблестроительных работах тысяч и тысяч русских мужиков, многие из которых из-за систематического недоедания и болезней нашли здесь свою гибель. Были и случаи бегства. С беглецами был разговор короткий, Пётр приказывал их вешать.

В то время Россия вела войну со Швецией, а турки активно помогали шведам. Российская дипломатия прилагала колоссальные усилия для вывода турок из этой борьбы, и это удалось. Принятые меры охладили воинственный пыл турок, предотвратили их вмешательство в военный конфликт русских со шведами, что позволило России одержать убедительную победу в 1709 году под Полтавой.

В этот период Икорецкая верфь работала с 1709   по 1711 годы. В 1711 году верфь приостановила свою деятельность, так как по условиям Прутского мира крепость Азов была возвращена туркам.   Русским кораблям запрещалось ходить в акватории Азовского моря, и по условиям договора Икорецкая верфь должна была быть закрыта.

После смерти Петра наступил период упадка. Никто не мог решить, что делать с флотом, но потом было решено продолжить дело Петра по строительству военно-морского флота.

Работы на верфи возобновились в 1735 -  1739 годах в связи с русско-турецкой войной. В этот период на Икорецкой верфи построено двадцать 16-ти баночных галер, пятьдесят 12-баночных каек и 481 морская казачья лодка.

Плоскодонная казачья лодка

Каждая казачья лодка имела две мачты с парусами, была оснащена 24 веслами и двумя 3-х фунтовыми пушками. Казачья лодка была в длину 18,3 метра и в ширину 4,3 метра, имела осадку 0, 81 метра. Вооружалась такая лодка двумя 3-х фунтовыми пушками. Лодка могла брать на борт 40 человек. Таким образом, за 4-х летний период войны на Икорецкой верфи была построена флотилия типа «река – море» для армии численностью 25 000 человек.

                                                  

Морская лодка

Морская лодка имела длину до 9 метров, ширину до 3 метров, грузоподъёмность до 5-ти тонн.

прам

С мая по июнь 1739 года на Икорецкой верфи были заложены 5 больших 44-х пушечных и 4 малых 8-ми пушечных прамов. Прам – это плавучая артиллерийская батарея. Прам имел в длину 32 метра, ширину 9,45 метра. На вооружении прама состояло 44 пушки.

На строительство этих судов Адмиралтейская коллегия направила в Тавров и Икорец 6 000 конных и пеших работных людей.

Спустя 4 месяца последовало высочайшее указание императрицы Анны Иоанновны об упразднении Донской военной флотилии в связи с окончанием русско-турецкой войны. Прамы законсервировали. Строительство остановилось на 29 лет.

Наиболее продуктивным этапом работы Икорецкой верфи был третий (1768 – 1770 гг.). Этот этап совпал с русско-турецкой войной 1768 – 1674 годов. Руководство по строительству судов осуществлял контр-адмирал А.Н.Сенявин и генерал-кригс-комиссар Селиванов И.М.

Контр-адмирал А.Н.Сенявин

Сенявин Алексей Наумович родился 5 октября  1722 года. Его отец Наум Акимович Сенявин, известный адмирал петровского флота, был родоначальником знаменитой семьи моряков. Он начал военно-морскую службу простым матросом и был непосредственным участником борьбы русского государства за выход в Балтийское море. Умер А.Н.Сенявин 11 августа 1797 года в возрасте 74 года.

Сенявиным и Селивановым были предложены и затем под их руководством построены «новоизобретённые суда». Это суда форматом «река – море»,   имели низкую осадку и могли быть построены на мелководной реке, которым являлся Дон в среднем течении и использоваться на море. Эти суда в полной мере не отвечали требованиям, предъявляемым к судам на море, но на первом этапе опыт их строительства мог быть использован  для постройки больших морских кораблей.

Эти корабли были вынужденным компромиссом в судостроении между мелководьем верховьев Дона и его притоков, где строились корабли и раздольем морских просторов, для которых они предназначались. «Новоизобретённые» корабли были плоскодонными, имели скверные мореходные качества, но великолепное артиллерийское вооружение. И на этих полуречных, полуморских судах русские моряки выходили в штормовые просторы Азовского, а затем и Чёрного морей, в составе сводных отрядов русских кораблей искали встречи с турецким флотом, находили его и в сражениях одерживали первые убедительные победы.

Предстояла огромная работа. Контр-адмирал Сенявин ещё в Петербурге по документам и донесениям ознакомился с состоянием воронежских верфей, сильно разрушенных за 29 лет забвения.

В ноябре 1768 года императрица Екатерина своим Указом повелевала достроить и спустить на воду 5 плавучих артиллерийских батарей – пармов, заложенных на Икорецкой верфи ещё в 1739 году и оставленных затем на консервации, а также построить к ним потребное количество мелких судов и 60 военных лодок. Строительство 44-х пушечных прамов было закончено в 1769 году, и именно они стали первыми боевыми судами воссозданной контр – адмиралом А.Н.Сенявиным Азовской флотилии. Шесть «новоизобретённых кораблей» строились на Икорецкой верфи. Они получили названия: «Морея». «Модон», «Первый», «Второй», «Яссы», «Бухарест».

В 1771 году эти корабли в составе Азовской флотилии вышли в Азовское море, вытеснили из них все турецкие суда и проложили русскому флоту в Черное море.

Корабль «Морея» участвовал в первом боевом походе русских кораблей в Черном море.

Один из «новоизобретённых» кораблей

Корабль «Модон» был заложен на верфи в сентябре 1769 года, спущен на воду 19 марта1770 года. Он имел в длину 103 фута, ширину 28 футов, глубину трюма 8,5 фута, 2 мачты. На борту размещалось 16 орудий. «Мадон» 30 июня 1773 года в составе отряда капитана 1 ранга Я.Сухотина захватил один и сжёг один турецкие транспорты у Таманского полуострова. В августе 1773 года в составе отряда кораблей капитана 2 ранга В. Кинсбергена у Суджук-Кале (Новороссийск) упорно преследовал позорно убегавшую турецкую эскадру.

На корабле «Модон» в 1783 году в Севастопольскую бухту (тогда – Ахтиарская бухта) была направлена описная партия, которая составила первую рукописную карту этой бухты и промеряла её глубины. Эта карта сохранилась до нашего времени и находится в Центральном военно-морском музее Санкт-Петербурга.

На  Икорецкой верфи начиналась морская служба Ф.Ф.Ушакова: в начале 1769 года он в звании мичмана прибыл на верфь и участвовал в достройке и спуске на воду прама №5 «Троил», который впоследствии принял под своё командование.

  Адмирал Ф.Ф.Ушаков

Затем Ф.Ф.Ушаков был переведён на парм №3, также построенный на Икорецкой верфи. Боевой задачей прамов была защита устья Дона от неприятельского флота. Впоследствии Ф.Ф.Ушаков в звании лейтенанта командовал кораблями «Морея» и «Модон».

Ф.Ф. Ушаков был участником 40 военных кампаний и не проиграл ни одного сражения, ни один его подчинённый не оказался в плену врага. Своей отвагой и великим трудолюбием он заслужил звание «Адмирал флота Российского» и в 2004 году был канонизирован как святой Русской Православной Церкви. Иконописный лик Ф.Ф.Ушакова и частица мощей хранятся в Свято-Никольском храме села Масловка Лискинского района.

Строительство кораблей на Икорецкой верфи имело особенность. Со стапелей суда спускались в половодье, в период высокой воды, затем они переправлялись на Дон, где и достраивались.

Икорецкая корабельная верфь была закрыта по распоряжению контр-адмирала А.Н.Сенявина в 1770 году. Причина – сложность  спуска на большую воду построенных на её стапелях кораблей по мелководному Дону.

В мае 1771 года флот, созданный на воронежских верфях, в том числе и Икорецкой, вышел в Азовское море и в полной мере содействовал взятию крепостей Перекоп и Керчь.

А летом 1773 года Азовский флот в 40 вымпелов (среди них были два корабля, построенных на Икорецкой верфи) вышел в Черное море и стал первой Черноморской эскадрой ВМФ России.

Икорецкая  верфь была лишь частицей, и притом не самой значительной, в  том огромном количестве верфей, заводов, различных производств и артелей, в той огромной массе людей, задействованных в Воронежском регионе всей мощью государства для достижения главной цели – выхода России в южные моря.

И этим участием Икорецкой верфи в достижении поставленных целей нам, потомкам, безусловно, надо гордиться.

Памятный знак на месте Икорецкой верфи.

                     

Список литературы

  1. Википедия – Икорецкая верфь
  2. Лискиведение - И.А.Афанасьев 2006 г.
  3. Литературно-художественный журнал «Подъём»
  4. Сетевое издание «Наша история» «Корабль времени»
  5. Браво, Воронеж. Виват, Россия. Икорецкая верфь.
  6. Нижнеикорецкая верфь. Московский журнал
Справка о публикации и препринт статьи
предоставляется сразу после оплаты
Прием материалов
c по
Осталось 6 дней до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary
Публикация за 24 часа
Узнать подробнее
Акция
Cкидка 20% на размещение статьи, начиная со второй
Бонусная программа
Узнать подробнее