Проблемы квалификации и правоприменения мошенничества в сфере компьютерной информации

Проблемы квалификации и правоприменения мошенничества в сфере компьютерной информации

В статье раскрывается проблема квалификации состава мошенничества в сфере компьютерной информации. При проведении исследования была проанализирована правоприменительная практика по рассматриваемому преступлению. Было установлено, что квалификация мошенничества в сфере компьютерной информации имеет ряд трудностей, связанных с наличием близких по содержанию составов преступлений, не раскрытых в полной мере существенных признаков состава, а также с общими проблемами квалификации постоянно растущих преступлений в области информационных технологий. Данная тема является актуальной в связи с возросшей в современном мире необходимостью борьбы с указанными преступлениями.

Авторы публикации

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 37 (82), Сентябрь ‘22

Дата публикации 07.09.2022

Поделиться

Изменение способов передачи, обмена и хранения  информации, то есть, процесс развития информационных технологий, не обошел и преступную среду, как следствие появилась новая форма преступлений - преступления в сфере информационных технологий.

Тенденция роста указанных преступлений стала причиной введения в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. N 207-ФЗ нового состава преступления — "Мошенничество в сфере компьютерной информации" (ст. 159.6 УК РФ).

В свою очередь, понятие «компьютерная информация» раскрывается непосредственно в тексте уголовного закона, а именно в примечании 1 к ст. 272 УК РФ, Так, согласно указанной нормы под компьютерной информацией понимаются сведения (сообщения, данные), представленные в форме электрических сигналов, независимо от средств их хранения, обработки и передачи.

Однако, следует отметить, что при всей необходимости для уголовно-правовой защиты имущества и имущественных прав, состава  преступления, предусмотренный ст. 159.6 УК РФ, обладает существенными недостатками, снижающими его эффективность на практике.

Так, рассматриваемый состав преступления структурно связан с основным составом мошенничества (ст. 159 УК РФ), подразумевая тем самым, что мошенничество в сфере компьютерной информации является разновидностью мошенничества и содержит его признаки.

При этом, в составе мошенничества в сфере компьютерной информации отсутствует основной признак мошенничества, выражающийся в хищении посредством обмана или злоупотребления доверием.

В пояснительной записке к проекту федерального закона "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и иные законодательные акты Российской Федерации" предложено выделить в самостоятельный состав компьютерное мошенничество как хищение или приобретение права на чужое имущество, сопряженное с преодолением компьютерной защиты имущества (имущественных прав)[1]. Мы видим, что авторы законопроекта изначально указали, что данное преступление совершается не путем обмана или злоупотребления доверием конкретного субъекта, а путем получения доступа к компьютерной системе. Можем сделать вывод, что данное деяние не является мошенничеством.

В результате произошло «размытие» понятия «мошенничество» при формулировании диспозиции ст. 159.6 УК. Ведь общепринято, что мошенничество — это хищение путем обмана или злоупотребления доверием"[2].

Как следствие, появление ст. 159.6 в уголовном кодексе породило ряд дискуссий в научной среде. Ряд авторов считает, что в статье 159.6 предусмотрена самостоятельная форма хищения путем использования компьютерных технологий, что означает исключение из УК РФ нормы о мошенничестве в сфере компьютерной информации [3]. Некоторые авторы полагают, что необходимо изменить название ст. 159.6 и квалифицировать данные деяния как хищение с помощью компьютерной информации, введя в гл. 21 УК РФ новую соответствующую норму [4].

Позиция законодателя при формулировании ст. 159.6 УК вошла в противоречие и с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате", где говорится об обмане или злоупотреблении доверием как об объективной стороне состава мошенничества; при этом в роли объекта обмана всегда выступает физическое лицо, соответственно, другими словами, в составе преступления мошенничества потерпевшим лицом всегда является физическое лицо, а никак не компьютер или компьютерная информация.

Помимо прочего, отмечаем, что норма о мошенничестве в сфере компьютерной информации, предусмотренная ст. 159.6 УК РФ, конкурирует с иными уголовно-правовыми нормами об ответственности за хищения, а именно за  кражу, присвоение и растрату.

Если имело место использование компьютерной информации или информационно – компьютерных сетей, деяние следует квалифицировать по ст. 159.6 УК РФ, независимо от того, являлся ли преступник материально ответственным лицом, а похищаемое имущество было вверенным ему, осуществлялось ли изъятие имущества тайно для собственника или иного владельца. Именно такой подход нашел свое отражение в правоприменительной практике.

Например, следует квалифицировать по ст. 159.6 УК РФ деяние лиц, которые из корыстных побуждений, посредством сети интернет, незаконно получив удаленный доступ к управлению расчетным счетом потерпевшего, произвели копирование пароля, логина и электронного аналога собственноручной подписи физического или юридического лица, похитили с расчетного счета денежные средства.

По аналогии со способами совершения хищения, допустим, с подбором отмычки к банковской ячейки или ключа к врезному замку входной двери квартиры, вмешательство в функционирование средств хранения, обработки и передачи компьютерной информации, например путем взлома компьютерной защиты банковского счета, не является обманом, то есть в зависимости от степени очевидности данного деяния для потерпевшего должно квалифицироваться как кража (ст. 158 УК) или грабеж (ст. 161 УК).

Так, исходя из сложившейся судебной практики, суды необоснованно квалифицируют как мошенничество в сфере компьютерных технологий любые хищения, если способ их совершения связан с использованием компьютерной информации либо в качестве технических средств совершения преступления использованы компьютерные технологии. Считаем, что данный подход к квалификации приводит к нормативной неразберихи, вызванной включением в УК РФ ст. 159.6.

Исследователи предлагают исправить возникшую проблему, предлагая различие способы ее решения. Н. А. Лопашенко считает, что в деянии, представленном в ст. 159.6 УК РФ «правильнее говорить как о тайном хищении, то есть краже, так как речь идет фактически о фальсификации компьютерной информации, не предполагающей участие в этой схеме конкретного собственника имущества» [5].

Объективная сторона мошенничества в сфере компьютерной информации исключает общие способы совершения преступления. Так, вместо обмана и злоупотребления доверием здесь применяются такие способы как ввод, удаление или блокирование компьютерной информации либо иное вмешательство. Считаем, что данная конструкция спорна в связи с тем, что ряд деяний можно квалифицировать как кражу с использованием компьютерных технологий, так как в соответствии с общими правилами квалификации преступлений мошенничеством признаётся хищение, при котором совершается деяние путём обмана или злоупотребления доверием. То есть мошенничество в сфере компьютерной информации может иметь место в системе, где отсутствует потерпевший в традиционном понимании. То есть деяния направлены на взаимодействие с машиной, а признак добровольности отсутствует.

Таким образом, разделяем, точку зрения Ю.О. Алферова и О.М. Дементьева, которые предлагают альтернативный вариант: ввести в качестве квалифицирующего признака кражи (ст. 158 УК РФ), когда речь идет не об обмане конкретных потерпевших с использованием ИТ-технологий, "хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем ввода, удаления, блокирования, модификации компьютерной информации либо иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей" или же вводить дополнительные статьи, регулирующие ответственность за любые виды хищения с применением компьютерных технологий[6].

Разделяя точку зрения Ю.О. Алферова и О.М. Дементьева, видим данный подход более обоснованным с уточнением, а именно о введении указанного способа в качестве квалифицирующего признака ст. 158 УК РФ "Кража", когда  отсутствует обман конкретных потерпевших, либо                      ст. 160 УК РФ "Присвоение или растрата", соответственно при незаконном присвоении или растрате вверенного имущества с использованием IT-технологий. В свою очередь, состав ст. 159.6 УК целесообразно сузить, указав в качестве признака "обман или злоупотребление доверием".

Список литературы

  1. Законопроект N 53700-6 "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации". URL: www.sozd.parliament.gov.ru/bill/53700-6.
  2. Иванченко Р.Б., Малышев А.Л. Проблемы квалификации мошенничества в сфере компьютерной информации // Вестник Воронежского института МВД России. 2014. N 1. С. 197.
  3. Болсуновская, Л. М. Криминализация мошенничества в сфере компьютерной информации в российском праве / Л. М. Болсуновская // Библиотека криминалиста. — 2016. — № 3. — С. 15–20.
  4. Чупрова, А. Ю. Проблемы квалификации мошенничества с использованием информационных технологий / А. Ю. Чупрова // Уголовное право. — 2015. — № 5. — С. 131–134.
  5. Лопашенко, Н. А. Законодательная форма мошенничества: вынужденные вопросы и вынужденные ответы // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. — 2015. — Т. 9. — № 3. — С. 504–513
  6. Алферова Ю.О., Дементьев О.М. Проблемы квалификации компьютерного мошенничества // Science Time. 2014. N 7. С. 15.

Предоставляем бесплатную справку о публикации, препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Осталось 5 дней до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary