Общая характеристика принципа свободы договора в гражданском праве

Общая характеристика принципа свободы договора в гражданском праве

В статье рассмотрена проблема свободы договора в правоприменительной практике.

Авторы публикации

Рубрика

Право

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 35 (80), август ‘22

Дата публицакии 30.08.2022

Поделиться

В Гражданском кодексе Российской Федерации принцип свободы договора рассматривается как одно из основных начал гражданского законодательства наряду с его иными основными началами — равенства участников гражданских правоотношений, неприкосновенности собственности, недопустимости по произвольному вмешательству какого-либо лица в частные дела, беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты, а также добросовестного поведения.

Под свободой преимущественно принято понимать свою волю, простор, возможность осуществления действий по своему усмотрению, без какого-либо стеснения или подчинения чужой воле. Не вызывает сомнений тот факт, что договор не может быть свободно заключен без наличия автономии воли либо без гарантий от чрезмерного вмешательства государственных органов в дела частных субъектов.

Совместно с другими принципами, а также такими требованиями, как добросовестность, разумность и справедливость принцип свободы договора подлежит использованию в целях восполнения пробелов в гражданском законодательстве, т. е. с помощью применения аналогии права.

Сугубо цивилистическим понятием в национальном праве является понятие «договор». Содержание и объем понятие определяется гражданским законодательство. Правовое регулирование порядка заключение, исполнения и расторжения договора отличается высокой долей императивности.

Внешними видовыми признаками конкретного гражданско-правового договора являются наименование договора и его сторон. Как показывает анализ законодательства и разных видов юридической практики, это абсолютно взаимозависимые категории для целей идентификации договора по его виду. Отнесение договора к определенному виду именуется его квалификацией.

Классификация договоров на виды в своей основе имеет практический смысл. При этом законодательная идея видового деления договоров основана на том, что, признавая принципиальную однородность всех договорных отношений, регулируемых гражданским правом, необходимо учитывать различия внутри этого единства, используя для этой цели понятия «виды», «разновидности», «типы» договоров.

Обычно выбирая договорную конструкцию стороны, обходятся нормами раздела IV ГК РФ «Отдельные виды обязательств», который содержит поименованные разновидности гражданско-правовых договоров (гл. гл. 30 - 45, 47 - 49, 51 - 55 ГК РФ) [1]. Указанный раздел можно обозначать как нормативный перечень, традиционно используемый в правоприменительной практике. Такое положение дел вовсе не исключает различного рода риски. Дело в том, что выбор договорной конструкции может осуществлять людьми, не имеющими опыта в договорной работе. Тогда риски возрастают с неправильным пониманием целей правового регулирования то или иной договорной конструкции.

Здесь, конечно же, можно вспомнить принцип свободы договора и законодательную типологию, указанную в главе 27 ГК РФ (публичный договор, договор присоединения, договор в пользу третьего лица, предварительный договор, опционный, рамочный, договор с исполнением по требованию), которые указывают на то, что законодатель оставляет видовой перечень договоров открытым. При этом нужно указать на возможность применения аналогии закона к отдельным отношениям сторон по договору.

Таким образом, существует возможность заключения непоименованного договора. Это вовсе не означает, что правоприменительная практика должна игнорировать законодательно-видовую градацию договоров, которая охватывает абсолютное большинство фактических имущественных отношений, основанных на равенстве сторон. Как показывает судебная практика, чаще всего новый вид договора, избираемый сторонами со ссылкой на свободу договора, на самом деле оказывается вполне известным видом гражданско-правового договора. Причина чаще оказывается в том, что в основе создания нового вида договора лежит либо отказ от правовой риторики (в угоду экономической) в его наименовании либо в игнорировании системных юридических признаков уже известного вида договора.

Выбирая вид договора, необходимо понимать, что единого правового основания для деления договоров на виды в законодательстве не существует.

Далее приведён некоторую статистику. Так, в 2020 году в арбитражных судах было рассмотрено 3233 исков, вытекающих из споров о заключении договоров (1652 удовлетворено или 51 %), 4061 – из споров о признании договоров недействительными (1713 удовлетворено или 42 %), 488731 – из споров по договорам купли-продажи и поставки (406689 удовлетворено или 83 %), 1359 – из споров по договорам купли-продажи недвижимости и предприятий (837 удовлетворено или 61 %), 4450 – по спорам об изменении или расторжение договора (2545 удовлетворено или 57 %), 896 – по спорам о признании сделок недействительными (233 удовлетворено или 26 %).

В 2019 году в арбитражных судах было рассмотрено 3416 исков, вытекающих из споров о заключении договоров (1663 удовлетворено или 48 %), 4878 – из споров о признании договоров недействительными (2071 удовлетворено или 42 %), 514212 – из споров по договорам купли-продажи и поставки (416493 удовлетворено или 81 %), 1732 – из споров по договорам купли-продажи недвижимости и предприятий (1073 удовлетворено или 62 %), 5801 – по спорам об изменении или расторжение договора (3587 удовлетворено или 61 %), 1038 – по спорам о признании сделок недействительными (238 удовлетворено или 22 %).

В 2018 году в арбитражных судах было рассмотрено 3733 исков, вытекающих из споров о заключении договоров (1538 удовлетворено или 41,2 %), 5734 – из споров о признании договоров недействительными (2320 удовлетворено или 40,5 %), 504555 – из споров по договорам купли-продажи и поставки (408106 удовлетворено или 80,9 %), 2235 – из споров по договорам купли-продажи недвижимости и предприятий (1719 удовлетворено или 76,9 %), 5327 – по спорам об изменении или расторжение договора (3255 удовлетворено или 61,1%), 1212 – по спорам о признании сделок недействительными (330 удовлетворено или 27,2 %).

Конечно, здесь не представляется возможным привести судебную статистику по спорам, вытекающим из каждой разновидности договора. Однако её анализ показал [2], что наиболее массовый характер носят споры, вытекающие из договоров купли-продажи, аренды и подряда. Видимо такое положение дел связанно с наибольшей востребованностью данных правовых конструкций.

В последние годы не уделялось должного внимания на изучение такой проблемы как ограничение свободы договора, что является весьма непонятным, поскольку граждане всё чаще сталкиваются с такой проблемой, вступая в договорные правоотношения. Гражданское законодательство оперирует различным множеством договоров, диспозитивные условия которых граждане вправе устанавливать самостоятельно при взаимном согласии. Зачастую контрагенты и вовсе игнорируют принцип свободы договора, пытаясь ограничить договорные возможности контрагента, извлекая выгоду для себя. К примеру, принцип свободы договора часто ограничивается в рамках такой разновидности договоров присоединения, как кредитный договор. Условия кредитного договора устанавливает банк в стандартных формах, поэтому гражданин-заемщик вынужден присоединиться к условиям этого договора в целом. Судебная практика показывает, что банки и иные кредитные организации иногда трактуют положения гражданского законодательства, допускающего ограничение свободы договора, расширительно для себя и ограничительно — для граждан-заемщиков. В связи с этим гражданам приходится добиваться признания дискриминационных и несправедливых условий договора недействительными и не соответствующими воле и волеизъявлению сторон в суде. На сегодняшний день суды всё чаще сталкиваются с проблемой ограничения свободы договора путём толкования норм договорного права, с целью указания на их диспозитивный или императивный характер, и условий договора. Определение характера нормы договорного права имеет прямое влияние на свободу договора, так как императивный характер нормы лишает возможности использовать все преимущества свободы договора, а определение той или иной нормы договорного права в качестве диспозитивной–предоставляет контрагентам возможность использовать весь инструментарий договорной свободы. Следовательно, чтобы понять всю сущность и смысловое содержание данного принципа, необходимо определить ограничения и пределы осуществления свободы договора в рамках обновлённого гражданского законодательства, с учётом сложившейся судебной практики. Несмотря на многочисленные постановления Пленума Высшего Арбитражного суда РФ, а также Пленума Верховного суда РФ, принятые в последние пять лет, относящиеся к различным ограничениям свободы договора, данная тема не исчерпывает своей актуальности и по сей день.

Нам, представляется, что система договоров должна давать ответ на вопрос о том, чем обусловлены правовые особенности того или иного типа (вида) договора и почему он по своей регламентации отличается от иных договоров. Для решения этой задачи система договоров должна строиться и, соответственно, анализироваться на основе тех признаков, которые предопределяют регулирование.

Список литературы

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ (с изм. и доп. от 03.07.2019 г.) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – №5. – Ст. 410; Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru (дата обращения 20.03.2022)
  2. Арбитражное судопроизводство: Общие показатели по категориям дел [электронный ресурс] // Судебная статистика РФ [сайт]: http://stat.xn----7sbqk8achja.xn--p1ai/ (дата обращения 20.04.2022)

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Осталось 5 дней до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary