Цифровые права личности в конституционном праве

Цифровые права личности в конституционном праве

В начале 21 века с ускоренным развитием всемирной сети Интернет электронные устройства стали постоянными спутниками людей, предоставляя им свободный доступ к всевозможным услугам и сервисам.

Можно однозначно утверждать, что развитие информационно-цифровых технологий за два последних десятилетия привело к формированию новой области общественных отношений, так называемой цифровой или виртуальной реальности, которая существенным образом влияет на право. По сути информационно-цифровое пространство, наряду с наземной территорией, водным и воздушным пространствами, становится новой средой нашей жизни и деятельности.

Вместе с тем, формирующееся информационно-цифровое пространство объективно становится качественно новой сферой правового, в том числе конституционно-правового, влияния. Совершенствование системы государственных гарантий конституционных прав и свобод человека и гражданина в информационной сфере было заявлено в качестве одной из целей реализации государственной программы "Информационное общество (2011- 2020 годы)".

Итогом указанных встречных процессов стало выделение так называемых цифровых (информационно-цифровых) прав личности, которые уже сегодня находят подтверждение в законотворчестве и правоприменении как на национальном, так и на международном уровнях.

Не вызывает сомнения, что процесс цифровизации общественных отношений необратим. Новые информационно-цифровые технологии позволяют вывести управление государством и экономикой на совершенно новый технологический уровень. Однако внедряемые информационно-цифровые технологии порождают не только новые возможности, но и угрозы для человека и человечества, порождая проблему соблюдения и защиты прав и свобод личности со стороны государства и предпринимательского сообщества.

В настоящей статье исследуются сущность цифровых прав личности, а также проблема согласования интересов государства, корпораций и личности в эпоху цифровизации.

Авторы публикации

Рубрика

Право

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 31 (76), август ‘22

Дата публицакии 20.07.2022

Поделиться

В настоящее время одним из наиболее развивающихся правовых институтов цифровой сферы выступает "цифровая личность", основным элементом конституционного статуса которой являются так называемые цифровые права.

Первоначально права, возникновение которых обусловлено появлением новых информационных и коммуникационных технологий, главенствующей из которых стал Интернет, обычно обозначали как "интернет-права" или "киберправа". Одна из первых попыток перечисления интернет-прав была предпринята Ассоциацией прогрессивных коммуникаций в "Хартии прав Интернета".

Термин "цифровые (информационно-цифровые) права", являясь по своему содержанию более широким, не так давно вошел в отечественный и международный правовой лексикон. Сегодня под цифровыми правами обычно понимаются права человека на:

  1. использование компьютеров и иных электронных устройств, включая доступ к сети интернет и цифровой телефонной связи;
  2. свободное получение и распространение цифровой информации;
  3. защиту цифровой персональной информации;
  4. защиту цифровых интеллектуальных прав;
  5. доступ к инструментам "электронной демократии".

Правовой основой всех перечисленных цифровых прав личности является общепризнанное право человека на свободу информации в его многообразном проявлении, включая права свободного поиска, получения, передачи, производства и распространения информации любым законным способом, которое закреплено как на международном, так и на национальном уровнях.

Право на свободу информации конкретизируется иными фундаментальными конституционными правами на определенные виды и способы передачи информации, а именно: право каждого на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ч. 2 ст. 23 Конституции Российской Федерации (далее также - КРФ); право каждого на дачу согласия на сбор, использование и распространение информации о его частной жизни (ч. 1 ст. 24 КРФ); право каждого на обеспечение органами государственной власти и местного самоуправления, их должностными лицами возможности ознакомления его с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом (ч. 2 ст. 24 КРФ); право на свободу массовой информации (ч. 5 ст. 29 КРФ).

На наш взгляд корректно определение сущности цифровых прав личности, предложенное Председателем Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькиным: "Цифровые права человека - это, по сути, конкретизация (посредством закона и правоприменительных, в том числе судебных, актов) универсальных прав человека, гарантированных международным правом и конституциями государств, - применительно к потребностям человека и гражданина в обществе, основанном на информации. Задача государства - на основе Конституции и с учетом указанных международных документов - признавать и защищать цифровые права граждан от всевозможных нарушений, обеспечивая при этом конституционно-правовую безопасность личности, общества и государства".

Исходя из понимания цифровых прав, как прав конкретизирующих основные права и свободы в цифровом виртуальном пространстве можно предположить, что значительная часть конституционных прав человека и гражданина будет иметь свою цифровую интерпретацию. Конституционное право на объединение (ст. 30 КРФ) будет конкретизироваться на уровне объединения в интернет-сообщества, социальные сети, тематические группы в социальных сетях. Право на подачу коллективных электронных петиций будет конкретизировать конституционное право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33 КРФ). Право на охрану здоровья и медицинскую помощь (ч. 1 ст. 41 КРФ) может конкретизироваться правом на электронную запись на официальном портале медицинских услуг. Конституционное право на образование (ч. 1 ст. 43 КРФ) предполагает право на дистанционные формы обучения. Таким образом, сформировать полный и исчерпывающий перечень цифровых прав на сегодняшний день задача труднодостижимая.

Аналогичный подход к пониманию природы цифровых прав отражен и в п. 3 Резолюции Генеральной Ассамблеей ООН от 18.12.2013 г. "Право на неприкосновенность личной жизни в цифровой век", который подтверждает, что те же права, которые человек имеет в офлайновой среде, должны также защищаться и в онлайновой среде, включая право на неприкосновенность личной жизни.

Вместе с тем, согласно мнению некоторых ученых, в связи с недостаточной изученностью проблемы на сегодняшний день сложно однозначно утверждать, являются ли цифровые права новым поколением или видом прав человека, либо они выступают только средством реализации традиционных прав человека в информационной среде.

Таким образом, правовая природа информационно-цифровых прав личности характеризуется отнесением их и международным правом, и Конституцией Российской Федерации к основным правам человека, декларируемым в качестве выcшей общественной ценности, которую государство обязано признавать, соблюдать и защищать (ст. 2 КРФ), провозглашаемым неотчуждаемым и принадлежащим каждому от рождения (ч. 2 ст. 17 КРФ), непосредственно действующим, определяющим смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваемым правосудием (ст. 18 КРФ).

Однако на сегодня в отечественном законодательстве понятие "цифровые права" имеет частно-правовую природу. Гражданский кодекс Российской Федерации (далее также – ГК РФ) понимает в качестве таких прав обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам (ст. 141.1 ГК РФ). Включение указанной новеллы Федеральным законом от 18.03.2019 г. № 34-ФЗ было связано с попыткой регулирования криптовалют и цифровых активов и никак не связано c обеспечением гарантий конституционных прав человека в киберпространстве.

Появление информационно-цифровых прав человека актуализировало проблему баланса интересов государства, частных корпораций и личности. Все чаще проявляется нежелание государства в новых информационно-телекоммуникационных условиях обеспечивать гармонизацию отношений между интересами правительства и индивида.

Проблему согласования интересов государства и человека в условиях цифровизации общественных отношений можно проиллюстрировать двумя подходами: "Сторонники первого подхода среди основных принципов называют принципы приоритета интересов государства, строгого соблюдения верховенства закона и уважения прав человека и личных интересов… Согласно второму подходу, перечень принципов информационного права начинается с принципов приоритета прав личности, свободного производства и распространения информации, запрета производства и распространения информации, вредной и опасной для развития личности, общества и государства".

Следует заметить, что оба приведенных подхода подвергаются критике, в том числе из-за акцента на принципах приоритета государства или личности. "Как всегда сложным будет отыскание баланса между регулятивными и охранительными нормами. С одной стороны, государство не должно оставлять человека в cети Интернет один на один c преступными посягательствами на его права, законные интересы и имущество. Но, с другой стороны, применяемые меры (технологии) противодействия преступности не должны превращаться в чрезмерные ограничения, посягая на саму суть (основное содержание) конституционного права на информацию и находящейся под его защитой свободы поведения человека в интернете".

В Российской Федерации первые попытки осмыслить роль новых информационных технологий начались около тридцати лет назад. Итогом процесса стала разработка и принятие ряда концепций, наиболее значимой из которых стала "Концепция формирования информационного общества в России" (одобрена решением Государственной комиссии по информатизации при Государственном комитете Российской Федерации по связи и информатизации от 28 мая 1999 г. № 32), согласно которой России необходимо интегрироваться в глобальное информационное пространство. Для этого государство было обязано обеспечить право населения на свободный доступ к информации, свободу слова и возможность диалога между обществом и правительством.

Современный этап государственного регулирования связан с принятием Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и защите информации" и Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ "О персональные данных".

В частности, Федеральный закон от 27.07.2006 № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и защите информации":

1. определил правовой режим информации в сети Интернет и обеспечил право доступа к информации в сети Интернет;

2. определил основания для ограничения доступа к информации в сети Интернет;

3. установил доступность и бесплатность информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, размещаемой в информационно-телекоммуникационных сетях;

4. ввел обязательство по защите информации;

5. предусмотрел ответственность в области информации, информационных технологий и информационной безопасности.

Федеральный закон от 27.07.2006 № 152-ФЗ "О персональные данных":

1. признал важность идентификации личности, в том числе в Интернете, посредством информации, характеризующей ее, и необходимость защиты прав и свобод;

2. предусмотрел обязательное согласие физического лица на обработку персональных данных и право отозвать такое согласие;

3. установил общие правила конфиденциальности и запрета на передачу персональных данных третьим лицам;

4. установил требования к сбору персональных данных, их безопасности;

5. определил государственный орган по защите прав субъектов персональных данных.

Также необходимо отметить Федеральный закон от 13.07.2015 № 264-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и статьи 29 и 402 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" (закон о "праве на забвение"). Он установил, что с 01.01.2016 г. поисковые системы Интернета обязаны прекратить выдачу сведений об указателе страницы сайта в сети Интернет, позволяющих получить доступ к информации о заявителе, распространяемой с нарушением законодательства Российской Федерации, являющейся недостоверной, а также неактуальной, утратившей значение для заявителя в силу последующих событий или действий заявителя, за исключением информации о событиях, содержащих признаки уголовно наказуемых деяний, сроки привлечения к уголовной ответственности по которым не истекли, и информации о совершении гражданином преступления, по которому не снята или не погашена судимость.

Выполнение Российской Федерацией международных рекомендаций по обеспечению доступа пользователей к электронным средствам связи и электронным услугам во многом обеспечивается за cчет реализации таких государственных программ, как "Информационное общество" и "Цифровая экономика". Эти программы направлены на:

1. ускоренное внедрение цифровых технологий в экономику и социальную сферу;

2. обеспечение населения и социально значимых организаций качественным доступом в Интернет;

3. создание сети беспроводной связи и подключение социально значимых объектов к сети Интернет;

4. предоставление гражданам и организациям доступа к приоритетным государственным услугам и услугам в цифровой форме, создание национальной системы управления данными, развитие инфраструктуры электронного правительства;

5. повышение удобства использования гражданами, организациями и органами государственной власти и органами местного самоуправления государственных (муниципальных) информационных систем и сервисов.

В частности, в целях реализации программы "Цифровая экономика" утверждена "Концепция создания и функционирования национальной системы управления данными и план мероприятий по созданию национальной системы управления данными на 2019-2021 гг.".

В первом разделе указанная концепция вводит понятие "государственные данные", которое представляет собой "информацию, содержащуюся в информационных ресурсах органов и организаций государственного сектора, а также в информационных ресурсах, созданных в целях осуществления полномочий органов и организаций государственного сектора". Такой подход в потенциале приведет к оценке персональных данных граждан, вводимых в информационные системы государственных структур, как "государственных" данных, что дает больше полномочий органам государственной власти по сбору, обработке и передаче их третьим лицам, которые, в свою очередь, негативно скажется на защите прав граждан в области обработки персональных данных.

Таким образом, реализация подхода, предложенного в концепции "Национальной системы управления данными", может лишить граждан права управлять своими персональными данными и создать угрозу злоупотреблений со стороны третьих лиц, в том числе со стороны корпораций.

На основании проведенного исследования необходимо сделать следующие выводы:

1. В эпоху развития информационных технологий обновляется содержание основных прав человека с выделением специфических информационно-цифровых прав личности, которые неразрывно связаны с иными конституционными правами личности, конкретизируя и повышая эффективность их реализации.

2. Возникновение информационно-цифровых прав личности актуализирует проблему поиска баланса интересов государства, корпораций и человека в информационно-телекоммуникационном пространстве, прежде всего, в сети Интернет.

Список литературы

  1. Баранов П.П. Конституционные права и свободы человека в цифровую эпоху // Северо-Кавказский юридический вестник. 2019. № 2. С. 63-69.
  2. Баранов П.П. Права и свободы человека в цифровую эпоху: проблемы и перспективы политико-правовой динамики // Балтийский гуманитарный журнал. 2019. Т. 8. № 4(29). С. 320-324.
  3. Варламова Н.В. Цифровые права - новое поколение прав человека? // Труды Института государства и права РАН / Proceedings of the Institute of State and Law of the RAS. 2019. Т. 14. № 4. С. 9-46.
  4. Доклад Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека. Цифровая трансформация и защита прав граждан в цифровом пространстве // URL: http://www.presidentsovet.ru/presscenter/news/spch_podgotovil_doklad_o_polozhenii_del_s_pravami_i_svobodami_cheloveka_i_grazhdanina_v_tsifrovom_pr/ (дата обращения 05.06.2022).
  5. Зорькин В.Д. Размышление на полях Петербургского международного юридического форума // URL: https://rg.ru/2018/05/29/zorkin-zadacha-gosudarstva-priznavat-i-zashchishchat-cifrovye-prava-grazhdan.html (дата обращения 08.06.2022).
  6. Невинский В.В. "Цифровые права" человека: сущность, система, значение // Конституционное и муниципальное право. 2019. № 10 // СПС КонсультантПлюс.
  7. Рожкова М.А. Цифровые права: публично-правовая концепция и понятие в российском гражданском праве // Хозяйство и право. 2020. № 10 (525). С. 3-12.

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Остался последний день
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary