К вопросу о соотношении норм о причинении вреда в состоянии крайней необходимости и вреда, причиненного деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих

К вопросу о соотношении норм о причинении вреда в состоянии крайней необходимости и вреда, причиненного деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих

В статье авторы обращаются к вопросу о разграничении случаев применения норм о причинении вреда в состоянии крайней необходимости и вреда, причиненного деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих. Рассмотрены разные точки зрения соотношения данных институтов.

Авторы публикации

Рубрика

Юриспруденция

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 28 (73), июль ‘22

Дата публицакии 12.07.2022

Поделиться

Гражданское законодательство в рамках обязательств, возникающих вследствие причинения вреда, предусматривает определенные случаи, когда субъект, причинивший вред, несёт повышенную ответственность. Речь идёт, например, о вреде, причиненном деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих. Тем не менее, такая ответственность не является безграничной и безусловной: законодателем закреплены основания для освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности. Одним из таких, в частности, является норма о причинении вреда в состоянии крайней необходимости

Согласно положениям статьи 1067 Гражданского кодекса РФ (далее также – ГК РФ), вред, возникший по крайней необходимости, то есть причинение которого произошло в связи с устранением опасности, угрожающей непосредственному причинителю вреда или иным лицам, если такая опасность не могла быть устранена иначе, должен быть возмещен причинителем вреда.

Оценив обстоятельства конкретной ситуации с причинением вреда по крайней необходимости, суд вправе возложить обязанность его возмещения либо на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред.

В случае, если вред от деятельности, которая создает повышенную опасность для окружающих, причинен в состоянии крайней необходимости, то возникает неоднозначная ситуация: необходимо ли применить только специальную норму, посвященную повышенной опасности (статья 1079 ГК РФ); основывать ли ответственность владельца источника повышенной опасности на вине и, соответственно, разрешать вопрос об освобождении такого лица от ответственности в силу статьи 1067 ГК РФ [1].

В цивилистической науке нет однозначного подхода к решению этого вопроса. В доктрине выделяются три основных подхода по поводу конкуренции статей 1067 и 1079 ГК РФ.

Сторонники первой точки зрения сходятся во мнении, что нормы о крайней необходимости действуют применительно к причинению вреда источником повышенной опасности [2]. По мнению Беляковой А.М., такой подход не всегда оправдан, хотя и отмечает, что крайняя необходимость включает также в себя «случаи, при которых в целях предотвращения наезда на человека в жертву приносятся имущественные ценности» [3]. Интересно заметить, что в отношении ситуаций, связанных с причинением вреда в результате дорожно-транспортных происшествий (ДТП), суды ошибаются в установлении признаков крайней необходимости. Всё же думается, что касательно ДТП вряд ли можно достоверно установить умысел на причинение вреда, поскольку действия водителя в подобного рода ситуациях, по большей части, не ориентированы на причинение кому-либо вреда, а часто попросту рефлекторны.

Вторая точка зрения, связанная с рассматриваемым вопросом, предполагает абсолютную невозможность использования положений закона о причинении вреда при крайней необходимости в случае причинения вреда источником повышенной опасности. Так, например, К. Б. Ярошенко считает, что в случае причинения вреда источником повышенной опасности стоит применять только «нормы об ответственности за причинение вреда источником повышенной опасности» [4]. По мнению автора, такая ответственность может быть возложена на лицо при выполнении двух условий: наличие вреда и причинной связи между действиями лица и наступившими последствиями. Следовательно, уяснение субъективной стороны не имеет смысла (что необходимо при квалификации по ст. 1067 ГК РФ).

Приверженцы третьей точки зрения аналогично высказывались против одновременного применения норм ст. 1067 и 1079 ГК, но аргументируя это иначе. Авторы полагают, что нормы о причинении вреда в состоянии крайней необходимости и норм об источнике повышенной опасности вообще не коррелируют друг с другом. В частности, О. А. Красавчиков считает, что определенные вредоносные действия владельцев источников повышенной опасности следует признать правомерными, если деятельность субъектов предполагает такие вредоносные действия необходимыми в процессе её осуществления. Автор рассматривает это положение на примере использования специальной техники при сносе аварийного жилья.

Судебная практика показывает, что суды привержены использовать два варианта практического решения обозначенной проблемы:

  1. если вред причинен источником повышенной опасности в состоянии крайней необходимости следует применять статьи 1079 ГК РФ. Этот вывод вытекает из толкования статьи 1067 ГК РФ, в которой значение придается лишь правомерному вреду;
  2. если вред причинен источником повышенной опасности намеренно, но при том правомерно, то сомнений по поводу применения норм статьи 1079 возникать не должно, поскольку понятие умышленного причинения вреда несовместимо с деятельностью владельца источника повышенной опасности.

При таких обстоятельствах следует полагать, что особенности ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, не влияют как на объективную, так и на субъективную сторону правонарушения, совершенного при крайней необходимости. Именно поэтому суд должен указать лишь на тот факт, что вред причинен источником повышенной опасности. Выяснять обстоятельства возникновения состояния крайней необходимости не нужно, а именно нет необходимости указывать, что такие обстоятельства стали следствием свойств источника повышенной опасности.

Также хочется отметить, что в статье 1079 ГК РФ указаны основания освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности. Среди них перечислены непреодолимая сила, умысел потерпевшего, грубая неосторожность потерпевшего (п. 2 ст. 1083 ГК РФ), имущественное положение гражданина причинителя вреда (п. 3 ст. 1083 ГК РФ).

Как видно из приведённых норм, среди оснований освобождения от ответственности за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих не указана крайняя необходимость.

Также нужно отметить тот факт, что крайняя необходимость по общему правилу не освобождает от ответственности причинителя вреда. При этом нормы об источнике повышенной опасности являются специальными формируют повышенную ответственность владельцев соответствующих источников.

Несмотря на это, говорить о чисто формальном применении специальной нормы перед общей в данном случае на наш взгляд нельзя, поскольку это противоречит общему смыслу норм о деликтах.

Таким образом, если вред причиняется источником повышенной опасности в состоянии крайней необходимости, необходимо использовать нормы статьи 1067 ГК РФ, а в случае их недостаточности - правилами статьи 1079 ГК РФ, так как нормы о крайней необходимости предполагают общее правило определения ответственности за причинение вреда в состоянии крайней необходимости для всех случаев (включая и причинение вреда деятельностью, представляющей повышенную опасность для окружающих), а статья 1079 ГК РФ содержит специальные правила ответственности за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих, но при этом в нашем понимании в данном случае общая норма применяется приоритетно по отношению к специальной. Следовательно мы считаем, что в случае причинения вреда источником повышенной опасности первоначально должны применяться нормы о крайней необходимости, и лишь затем нормы об ответственности за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих.

Список литературы

  1. Кулешов Г.В. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности // Право в вооруженных силах. - М., 2008, № 3. - С. 21-26.
  2. Быков А. Возмещение вреда, причиненного взаимодействием источников повышенной опасности. // Советская юстиция. - 1970. - № 13. - С. 10.
  3. Белякова А.М. Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда. М.: Юристъ, 2004. - С.132.
  4. Ярошенко К.Б. Специальные случаи ответственности за причинение вреда. М.: Юридическая литература, 1977. - С. 35.

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Осталось 2 дня до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary