К вопросу об условиях проведения оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан.

К вопросу об условиях проведения оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан.

В данной статье рассматриваются актуальные вопросы касательно условий проведения оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан. Сформированы выводы по решению данного вопроса.

Авторы публикации

Рубрика

Криминалистика

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 18 (63), май ‘22

Дата публицакии 02.05.2022

Поделиться

По настоящее время востребованным и актуальным является изучение вопросов касательно условий проведения оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают права граждан. Многими учеными справедливо подмечено, что действующие Ст. 8 и Ст. 9 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – об ОРД), не отвечают современным требованиям в порядке проведения, указанных ранее оперативно-розыскных мероприятий (далее – ОРМ), говоря о необходимости в их совершенствовании.

Если проводить дискуссию, касательно правомерного ограничения прав данных гражданам Конституцией РФ, то в первую очередь, оно действительно не должно выходить за рамки законности, необоснованных и незаконных ограничений прав, а также не мешать исполнению оперативно-розыскных мер, направленных на борьбу с преступностью.

Ныне действующий ФЗ об ОРД регламентирует следующий порядок проведения ОРМ, которые ограничивают конституционные права граждан:

  1. «наличие судебного решения для начала и продления указанных ОРМ;
  2. наличие ОРИ;
  3. наличие мотивированного постановления о проведении необходимых ОРМ, оформленного уполномоченным на то руководителем органа, осуществляющего ОРД;
  4. проведение ОРМ с использованием сетевого подключения к аппаратуре учреждений, предприятий, физ. и юр. лиц, а также с использованием необходимых оперативно-технических сил и средств органов ФСБ и ОВД;
  5. прослушивание всех видов переговоров, только если лицо подозревается в совершении преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого;
  6. вето на проведение ОРМ, которые ограничивают права граждан, но только на основаниях указанных в нормах Ст.7 ч. 2 ФЗ об ОРД»[2].

Согласно мнению А.А. Городилова на основании судебной санкции нужно производить не только отдельные оперативно-розыскные мероприятия, которые способны ограничивать права граждан, а именно порядок проводимых мероприятий, который несомненно должен находиться под прокурорским надзором и заканчиваться с соблюдением особой формы судебного контроля и прокурорского надзора. Следует признаться такой подход действительно вызывает в рядах ученых множество дискуссий. Если привести подобный порядок в процесс реализации, следует высказаться, что он способен негативно сказаться на принципе оперативности проведения, того или иного вида ОРМ, не забывая также случаи нетерпящие отлагательств и случаи при которых возникает угроза жизни, здоровью и собственности граждан [3 c. 25].

Наиболее целесообразным будет признание действующего порядка получения судебного решения на проведение ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан, в соответствии с вынесенным мотивированным постановлением, вынесенным уполномоченным руководителем органа, производящего ОРД. Не стоит забывать тот факт, что все судья в своей деятельности руководствуются судебной этикой и придерживаются высокой морали, в следствии чего при принятии решения они независимы и беспристрастны, что является некой гарантией в реализации конституционного принципа охрана личной жизни граждан. Тем не менее, подобное обстоятельство никак не препятствует прокурорскому надзору в проведении ограничивающих конституционные права граждан ОРМ.

А вот при анализе нормы Ст. 9 ФЗ об ОРД становится отчетливо видно, что данной статье не хватает конкретизации в процедуре судебного рассмотрения материалов дел, в которых при проведении ОРМ ограничиваются конституционные права граждан. Так в статье, недостаточно ясно указаны круг субъектов судебного разбирательства, а также необходимость в участии при разбирательстве лица, который ходатайствует о проведении ОРМ.  Также имеется представления, что с согласии судьи при рассмотрении подобных дел в которых при проведении ОРМ ограничиваются права граждан необходимо участие и дача пояснения руководителя органа, уполномоченного проводить ОРД, поскольку за ним закреплено права подписи ранее обозначенных постановлений. В связи с чем, нами предлагается в соответствии с аналогией Ст. 165 УПК РФ ч.3, внести изменения в Ст. 9 ФЗ об ОРД, в виде правовой нормы, которая предоставляла бы непосредственное участие вышеуказанного руководствующего субъекта в судебном заседании [1].

Стоит также указать еще один диапазон вопросов, которые касаются исчисления сроков проведения ОРМ, которые ограничивают конституционные права граждан. В ранее упомянутой Ст. 9 ФЗ об ОРД расписано следующее: «Срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется в сутках со дня его вынесения и не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. При этом течение срока не прерывается. При необходимости продления срока действия постановления судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов». При исполнении данной нормы в реальной действительности ОРО вызывает ряд трудностей. Подобные сложности возникают с момента при котором происходит исчисление сроков проведения ОРМ: необходимо исчислять с момента вынесения постановления судьей; необходимо исчислять с момента его фактического исполнения. В этом заключается двойственность данной нормы. Но так или иначе, данную ситуацию выносили на рассмотрение Верховному суду РФ и его позиция такова, что при проведение ограничивающих конституционные права ОРМ, необходимо исчислять сроки с момента вынесения соответствующего постановления судьей, иное не предусматривается [4 c.19].

Следует обозначить еще одну проблему, в рамках дискуссии об условиях проведения ОРМ ограничивающих конституционные права граждан, речь идет об указанных в Ст. 2 ФЗ об ОРД - задачах ОРД, а именно абстрагирована задача касательно без вести пропавших лиц. Проблемы данной категории лиц, зачастую связывают с борьбой против насильственных видов преступлений, в том числе наиболее тяжкие преступления, такие как: любые виды убийств, похищение человека и т.д. Реализовывать данную задачу вполне возможно по средствам проведения ОРМ, основанием проведения которых будут являться сведения, полученные ОРО, в том числе и о лицах, которые относятся в категорию без вести пропавших или об обнаружении неопознанных трупов. Соответственно, согласно Ст. 8 ФЗ об ОРД, ОРМ ограничивающие конституционные права граждан, то есть тайна переписки, любых видов переговоров и сообщений, неприкосновенность жилища, с точки зрения полученной информации или сведений о без вести пропавшем лице проведение таких ОРМ незаконно и недопустимо [5].

Таким образом, в связи с отсутствием в норме Ст. 8 ФЗ об ОРД регламентации предписаний по обозначенным проблемам, образуются ограничения в проведении комплекса ОРМ у оперативных сотрудников, что в конечном итоге затрудняет решение задач вышеупомянутой категории лиц. В рамках совершенствования нормы Ст. 8 ФЗ об ОРД, здесь следует разделить наше мнение с выдающимся ученым Д.А. Гриневой. Предлагается дополнить предписание, которые позволяет реализовывать весь потенциал комплекса ОРМ при розыске лиц, которые пропакли без вести при сложившихся криминальных обстоятельствах, и которые так или иначе затрагивают непоколебимые конституционные права и свободы граждан.

Список литературы

  1. Российская Федерация. Уголовно–процессуальный кодекс Российской Федерации: офиц. текст: по состоянию на 9 марта 2022 г. // Российская газета. – 2022. – № 52. – ISSN 1606-5484.
  2. Российская Федерация. Законы. Об оперативно-розыскной деятельности: [принят Гоc. Думой 5 июля 1995 г.: одобр. Советом Федерации 12 августа 1995 г.: по состоянию на 1 июля 2021 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 2021. – № 23. – Ст. 4258. – ISSN 1560-0580.
  3. Городилов А.А. Права и свободы личности в ОРД и меры прокурорского надзора за их соблюдением: Автореф. дисс. … к.ю.н. Калининград, 2016.
  4. Гринева Д.А. Розыск без вести пропавших лиц (аспеткы права): дисс. … к.ю.н. Калининград, 2016.
  5. Постановление Пленума ВС РФ от 24 декабря 1993 г. №13 «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции РФ» // бюллетень ВС РФ. 1994. №3.

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Остался последний день
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary