Практическая проблема применения института отвода судьи в гражданском процессе

Практическая проблема применения института отвода судьи в гражданском процессе

В данной статье рассмотрена проблема применения на практике института отвода судьи в гражданском процессе, а именно рассмотрение судьей поступившего от лиц участвующих в деле заявления об отводе этим же судьей.

Авторы публикации

Рубрика

Юриспруденция

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 18 (63), май ‘22

Дата публицакии 30.04.2022

Поделиться

Институт отвода судьи в гражданском судопроизводстве призван обеспечить правильное, то есть объективное и беспристрастное рассмотрение и разрешение судом дела и как следствие достичь предусмотренные статьей 2 ГПК РФ конечные цели гражданского судопроизводства – защитить нарушенные или оспариваемые права, свободы и законные интересы [1, Ст. 2].

Так, статей 16 ГПК РФ установлено, что судья не может рассматривать дело и подлежит отводу в случае:

участия при предыдущем рассмотрении данного дела в статусе прокурора, помощника судьи, секретаря судебного заседания, представителя, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика;

если он являлся судебным примирителем по данному делу;

родства или свойства с кем-либо из лиц, участвующих в деле, либо их представителей;

личной, прямой или косвенной заинтересованности в исходе дела либо если имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его объективности и беспристрастности [1, Ст. 16].

Таким образом, совокупность оснований, предусмотренных ГПК РФ, для отвода судьи в совокупности выступают в качестве элементов, обеспечивающих действие механизма отвода судьи в гражданском судопроизводстве.

Согласно статье 20 ГПК РФ судья, рассматривающий дело единолично, вправе разрешить вопрос об отводе или самоотводе путем вынесения мотивированного протокольного определения без удаления в совещательную комнату [1. Ст. 20].

В случае же, если заявление об отводе судьи (судей) рассматривается судом коллегиально вопрос об отводе разрешается определением, вынесенным в совещательной комнате. Отвод, заявленный судье, разрешается этим же составом суда в отсутствие отводимого судьи. Отвод, заявленный нескольким судьям или всему составу суда, разрешается этим же судом в полном составе простым большинством голосов. При равном количестве голосов, поданных за отвод и против отвода, судья считается отведенным.

Так, следуя логике законодателя получается ситуация, при которой судья, получает заявление о собственном отводе по установленным законом основаниям, удаляется в совещательную комнату и решает вопрос о собственной беспристрастности и незаинтересованности в результате рассмотрения дела. Для любого лица будет очевидным какое решение по данному вопросу вынесет судья, что и подтверждается на практике многочисленными отказами судей в удовлетворении заявлений об отводе при единоличном рассмотрении гражданских дел.

Намного иначе и с объективной точки зрения справедливее законодатель подошел к вопросу отвода судьи из коллегии судей. Рассмотрение заявления об отводе одного судьи коллегиальным составом судей будет основываться не на мнении и убеждении судьи, подлежащего отводу, а на мнении других судей из коллегии.

Исходя из этого, можно выделить достаточно важную проблему, существующую в данном институте, а именно, проблему рассмотрению заявления об отводе самим судьей, который подлежит отводу. Кроме того, данное законодателем положение нарушает действие древнейшего правового принципа, сформулированного римскими юристами «nemo judex in propria causa» - никто не может быть судьей в собственном деле [4, с. 336].

Если представить ситуацию, когда суду было подано заявление об отводе и судья действительно имеет прямой или косвенный интерес в конечном исходе дела, то становится ясным, что, удовлетворять такое заявление он не будет, так потеряет контроль над процессом и не сможет повлиять на вынесение решения в собственных интересах.

Однако, если судья, не имеющий никаких оснований для отвода и исполняющий свои обязанности по осуществлению правосудия добросовестно, также отказывает в удовлетворении заявления об отводе, то у заявителя также как и в предыдущем случае очень частно возникают вопросы в его беспристрастности.

Вместе с этим, при заявлении отвода судье, единолично рассматривающему дело, такой судья может высказать свое отношение к заявленному отводу только после вынесения определения о его удовлетворении либо об отказе в его удовлетворении [3, с. 16].

Таким образом, данная процедура рассмотрения заявления об отводе самим же судьей, в случае отказа в удовлетворении заявления во всех случаях будет вызывать у заявителя и других лиц, участвующих в деле недоверие или даже неуважение к суду и лично к судье.

Но несмотря на это, Конституционный суд РФ в своем Определении от 25.09.2014 г. № 2091-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Бирюковой Марии Степановны, Калганова Николая Александровича и других на нарушение их конституционных прав пунктом 3 части первой статьи 16, частью первой и абзацем первым части второй статьи 20 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» указал, что законодательством РФ установлены специальные нормы, регулирующие основания и порядок отвода судей. И соблюдение принципов осуществления правосудия гарантируется всей совокупностью гражданско-процессуальных средств и процедур. В частности, контроль за объективностью и беспристрастностью при разрешении дела обеспечивается в вышестоящих судебных инстанциях. Они при выявлении оснований для отмены постановлений нижестоящих судов должны исходить из конституционных и общепризнанных международно-правовых принципов правосудия и применять их непосредственно. При этом вопрос об объективности и беспристрастности состава суда должен разрешаться в каждом конкретном деле с учетом фактических обстоятельств, установление которых находится в компетенции судов общей юрисдикции [2].

Невозможность же обжаловать определение судьи об отказе в удовлетворении отвода не приводит к неправомерному ограничению конституционного права на судебную защиту. Лицо, участвующее в деле, вправе включить возражения относительно данного определения в жалобу на постановление суда, принятое по результатам рассмотрения дела по существу.

Из вышеизложенного следует, что Конституционный суд РФ не видит никаких проблем в рассмотрении заявления об отводе самим же судьей.

Проанализировав законодательство зарубежных стран и юридическую практику, становится ясным, что самым, на мой взгляд, идеальным выходом из данной ситуации являлось бы передача полномочий по рассмотрению заявления об отводе судьи не самому судье, а, например, председателю суда или квалификационной коллегии судей субъекта РФ. В таком случае бы отпали многие вопросы в беспристрастности судьи, а также хоть и немного, но возросло доверие и авторитет суда.

Список литературы

  1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 16.04.2022 г.) // Российская газета. – 2002. – № 220. – Ст. 2, 16, 20.
  2. Определение Конституционного суда Российской Федерации от 25.09.2014 г. № 2091-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Бирюковой Марии Степановны, Калганова Николая Александровича и других на нарушение их конституционных прав пунктом 3 части первой статьи 16, частью первой и абзацем первым части второй статьи 20 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // https://base.garant.ru/70787590/? / (дата обращения: 24.04.2022).
  3. Михайлова А.А. Разрешение судьей заявления о собственном отводе при единоличном рассмотрении им гражданского дела, или Никто не судья в собственном деле // Арбитражный и гражданский процесс. 2015. № 5. С. 14 – 19.
  4. Римское право: учебное пособие / М.П. Морев; Издательско-торговая корпорация «Дашков и К». М.: Дашков и К, 2008. – 720 с.

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Остался последний день
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary