Проблемы имущественных отношений, возникающих в «гражданском браке»

Проблемы имущественных отношений, возникающих в «гражданском браке»

Данная статья подробно рассматривает положения Семейного Кодекса РФ, устанавливает понятие официально зарегистрированного брака, условия, при которых брак может быть заключен и возрастной ценз, позволяющий «узаконить отношения», противопоставляя заявленное «гражданскому браку». Особую ценность представляют рассмотренные в ходе написания статьи проблемы имущественных отношений, которые образуются в период «гражданского брака» субъектов, что позволило нам глубоко исследовать судебную практику по заявленному вопросу, а также дать практические рекомендации, которые могут помочь как гражданам без узкоспециализированного образования, так и юристам в разрешении отдельных вопросов и даже дел. Кроме того, автор подмечает необходимость модернизации законодательства в России с учетом существования, но непризнания института «гражданского брака», чему отведена особая роль в работе.

Авторы публикации

Рубрика

Юриспруденция

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 8 (53), февраль ‘22

Поделиться

Первостепенно для раскрытия заявленной темы необходимо исследовать положения Семейного Кодекса РФ [2], разграничив понятие «законного» или «официально зарегистрированного» брака от «гражданского» брака.

Примечательно, что в соответствии с частью 2 статьи 1 СК РФ, мы можем наблюдать, что семейное законодательство базируется на важности укрепления семьи, постройке семейных отношений, основанных на взаимной любви и уважении, взаимной помощи и ответственности перед семьей всех лиц, входящих в состав семьи <…>. Из этого мы можем сделать вывод, что семья – это коллектив людей, скрепленных семейными отношениями, уважающих и любящих друг друга, следовательно, когда пары – мужчины и женщины создают семью рано или поздно они приходят к тому, чтобы «узаконить свои отношения» и приобрести новый статус – мужа и жены. Исходя из содержания статьи 12, мы видим, что для заключения брака необходимо обоюдное согласие сторон и достижение ими возрастного ценза, установленного российским законодательством. Согласно пункту 2 статьи 1 СК РФ, в России официально признают «браком» именно тот союз, который зарегистрирован в ЗАГСЕ, тогда, основываясь на пункте 2 статьи 10 СК РФ, со дня проведения государственной регистрации заключения брака в ЗАГСЕ образуются права и обязанности супругов. Все вышесказанное позволяет нам сделать вывод о том, что же такое «законный брак»? Так, в рамках данного исследования под «законным браком» мы будем понимать союз мужчины и женщины, достигших восемнадцатилетия (либо в строго очерченных обстоятельствах более раннего возраста) [3], любящих и уважающих друг друга, согласных быть друг другу мужем и женой и прошедших регистрацию брака в ЗАГСЕ. Однако, в реальной жизни, как показывает практика, граждане не спешат официально регистрировать свои отношения в ЗАГСЕ. В данном случае уместно провести параллель между обозначенными нами ранее критериями относительно условий заключения брака, возраста лиц и «гражданским браком». Во втором случае мы можем сказать, что мужчины и женщины также образуют союз, основанный на взаимной любви и уважении, согласных, как правило, проживать на одной территории, вести совместное хозяйство, быт, но при этом возрастной ценз «сожителей» никоим образом не регламентирован. Все это позволяет нам установить важное отличие «официально зарегистрированного брака» от «гражданского», оно заключается в том, что в последнем случае не предполагается официально зарегистрированного союза в ЗАГСЕ, отдельно необходимо подчеркнуть, что законодательного определения «гражданского брака» не существует, то есть такие отношения существуют де-факто, но де-юре они не закреплены.

Между тем, проживая в «гражданском браке», граждане зачастую обретают движимые и недвижимые вещи [1], например, жилые и/или нежилые объекты (их доли), машиноместа, ценные бумаги и.т.п. [4, с.17-21]. В реальной жизни нередко складываются различные ситуации, например, расставание гражданских «супругов», что порождает пласт имущественных проблем. Рассмотрим их более детально.

Во-первых, в «гражданском браке» лица не несут друг перед другом юридической ответственности, т.е. в таких ситуациях, когда «сожитель» теряет трудоспособность или, например, имущество зарегистрировано на одного из сожителей и при этом не выделена доля второго «сожителя» в данном имуществе, то обязанности делить имущество напополам не возникает. Данный довод активно поддерживает судебная практика, приведем пример. В рамках дела №2-766/2020 [6]гражданка Степанова Г.А. обратилась с иском о признании права общей долей собственности на имущество, разделе имущества к гражданину Холькину С.Н. Как следует из материалов дела, Степанова Г.А. просила признать право общей долевой собственности на денежные средства, находящиеся на вкладах Холькина С.Н. в одном из российских банков, тридцати пяти овец и двух лошадей и, соответственно, выделить ей n-ную долю денежных средств на счетах Холькина С.Н., а также половину овец и одну лошадь. В ходе изложения обстоятельств в своем исковом заявлении истцом было указано, что с Холькиным С.Н. они проживали, начиная с весны 1994-го года по лето 2020-го года, при этом брак зарегистрирован в ЗАГСе не был. В период совместного проживания граждане покупали домашний скот и совместно занимались его выпасом, что было их источником дохода, которые были внесены ответчиком на свои счета в российском банке. Когда пара решила прекратить совместное проживание, у Холькина С.Н. было два вклада, совокупная сумма денежных средств на них приравнивалась к двумстам тысячам рублей. Стоимость мелкого рогатого скота и лошадей по подсчетам истца составила двести шестьдесят тысяч рублей. Истец полагала, что, на основании статьи 252 ГК РФ вышеперечисленное имущество должно быть разделено пополам, так как является общей долевой собственностью. Однако, по словам ответчика, приобретение животных осуществлялось на его личные денежные средства, истица не помогала в содержании овец и лошадей, а сумма на счетах – это ничто иное как его пенсия. При этом необходимо отметить, что соглашения о создании общей собственности между сторонами не было и это не было доказано в ходе судебного разбирательства. Так, суд, исследовав все аргументы и доказательства сторон, пришел к решению оставить без удовлетворения требования Степановой Г.А. к Холькину С.Н.

Приведенный нами выше пример позволяет сделать умозаключение о том, что мало лишь доказать факт совместного проживания, необходимо также подтвердить, что стороны пришли к договоренности о том, чтобы создать именно долевую собственность на имущество, а также обеспечить доказательную базу, позволяющую достоверно установить трудовое и денежное участие в покупке спорного имущества. Этот тезис позволяет нам дать рекомендацию о том, что, находясь в гражданском браке, необходимо помнить о том, что каким бы положительным не был бы «сожитель», может сложиться ситуация, когда вы заходите выйти из этих отношений и приобретенное имущество захочется разделить. Дабы избежать возможного решения не в вашу пользу, стоит позаботиться о правильной доказательной базе, зафиксировав письменно и засвидетельствовав размер доли каждого из сожителей, подкрепить это платежными поручениями, позволяющими установить, что именно с вашего банковского счета была совершена оплата в определенном размере такого-то имущества, не лишним будет заключать и сохранять договоры, если этого требует форма сделки, как, например, в случае с недвижимостью.

Судебная практика содержит множество примеров подобных попыток выделить долю в объектах недвижимости при условии, что граждане не состоят в официально зарегистрированном браке. В качестве примера можно привести дело №2-4113/2019 [5], в рамках которого Можегов С.Н. обратился в суд с исковым заявлением к Сердитовой М.И. о признании общим имуществом квартиры и установлении долевой собственности на нее. Истец указывал, что эта квартира была куплена в период их совместного проживания с гражданкой Сердитовой М.И., что дает ему основания полагать, что доля его вложений в процентном соотношении от общей цены квартиры равна 65,57% или двум третьим, а Сердитовой М.И. лишь одной третьей. Немногим позже истец увеличил свои исковые требования до трех четвертых доли в праве собстенности на квартиру, предполагая, что Сердитовой М.И. должна принадлежать только одна четвертая. В ходе судебного разбирательства была установлено, что квартира была приобретена лицами в кредит, в рамках этой сделки истец и ответчик являются созаемщиками. Собственником квартиры является гражданка Сердитова М.И., она же и внесла n-ную часть собственных денежных средств, взяв оставшуюся «в кредит». Принимая решение по делу, суд учел, что лица состояли в гражданском браке, проживая совместно, что само по себе не может породить правовых последствий, установленных российским законодательством и, следовательно, на образовавшиеся имущественные отношения субъектов право совместной собственности супругов распространения не имеет, в данном случае применяются нормы гражданского законодательства. Важен тот факт, что квартира могла бы быть признана общей собственностью только при наличии доказательств, что стороны достигли соглашения о создании общей собственности на нее, если бы это получилось сделать, то на истца возлагается обязанность доказать размер собственного участия в покупке квартиры, в противном случае определить размер его доли в общей собственности не представляется возможным. Между тем, суд отметил наличие волеизъявления на создание общей собственности лишь у гражданина Можегова С.Н., но не у гражданки Сердитовой М.И., это указывает на отсутствие договорённости между собой, доказательств против этого довода стороны не представили. Кроме того, указать еще одного созаемщика в кредитном договоре было лишь требованием банка, а не желанием ответчика, т.е. выступало мерой обеспечения обязательства, при этом, заемные средства банк предоставил не гражданке Сердитовой М.И., а продавцу квартиры. Денежные средства на погашение долга по ипотеке Можегов С.Н. перечислял Сердитовой М.И., однако, невозможно достоверно установить, что именно они были направлены в банк, потому как есть вероятность, что данные денежные средства могли бы быть направлены истцом на ведение общего совместного хозяйства или, например, для оплаты коммунальных услуг. Учитывая все вышеизложенное, суд пришел к решению оставить без удовлетворения исковые требования Можегова С.Н. к Сердитовой М.И.

Из данной ситуации мы можем также вынести еще одну рекомендацию: кроме того, чтобы достигнуть между собой соглашения по спорному имуществу и желательно отразить его письменно, возможно было бы направлять денежные средства для погашения ипотеки напрямую в банк, а не на личную карту сожительницы, кроме того, делая переводы на личные банковские карты, всегда представляется возможным посредством мобильного банка указать назначение платежа, чего не сделал истец.

Во-вторых, как следует из ранее рассмотренного нами тезиса об отсутствии юридической ответственности сожителей друг перед другом, выступает еще один важный аспект относительно объектов недвижимости. Если бы лица состояли в официально зарегистрированном браке, то как в случае совместной жизни при таких условиях, так и после развода, если не последовала подача искового заявления о разделе совместно нажитого имущества, было бы необходимо письменное нотариально удостоверенном согласие супруга (-и) на продажу конкретного имущества. В это же время такого согласия от гражданского супруга не требуется, что определено специфичностью российского законодательства и непризнанием института гражданского брака как такового. По нашему мнению, законодателю стоит идти рука об руку с судебной практикой, в рамках которой очень часто можно встретить понятие «гражданского брака», а вместе с тем, как нам кажется, необходимо ввести особые способы защиты возникших прав «сожителей», нежели просто имеющиеся гражданские, потому как в подавляющем количестве случаев крайне тяжело подготовить доказательную базу и полноценно защитить себя в суде, чтобы решение было положительным в пользу истца, хотя на то могут быть подтверждающие фактические обстоятельства по делу, которые юридически не могут быть в полной мере учтены за отсутствием некоторых фактов.

Таким образом, подводя итог статьи, мы можем сказать, что по сей день институт «гражданского брака» все также не признан законодателем, но судам все чаще и чаще предстоит с ним сталкиваться, ввиду особенностей финансового, имущественного положения лиц и в общем их нежелания создавать официальный союз. Мы выяснили, что текущая судебная практика в большинстве своем поддерживает понятие «гражданского брака», но при этом очень часто встречаются решения об оставлении без удовлетворения исковых требований сторон, виной чему слабая доказательная база. Данные нами рекомендации, по нашему мнению, могут поспособствовать недопущению ошибок, могут быть полезны как для граждан, не обладающих юридическими знаниями, так и специалистам в правовой сфере, что особо ценно при разрешении того или иного спора.

Список литературы

  1. Гражданский Кодекс Российской Федерации. Части первая, вторая, третья и четвертая: офиц. текст: по состоянию на 20 февраля 2022 г. – М. : Омега-Л, 2022. – 624 с.
  2. Семейный Кодекс Российской Федерации: офиц. текст по состоянию на 01марта 2022 г. – М. : Омега-Л, 2022. – 63с.
  3. О внесении изменений и дополнений в Семейный кодекс Российской Федерации: Федер. закон Рос. Федерации от 15.11.1997 г. №140-ФЗ: принят Гос. Думой 19 июня 1997 г.: одобр. Советом Федерации 05 ноября 1997 г. // Собрание законодательства РФ. - 1997. №46. Ст. 5243
  4. Борисова Л.В. Вещное право: Учебное пособие / С.А. Иванова, М.В. Короткова. – М. : Прометей, 2019. – 260 с.
  5. Решение Ухтинского городского суда Республики Коми от 20 мая 2020 г. по делу №2-4113/2019 // Судебные и нормативные акты РФ: интернет-ресурс. – URL: https://sudact.ru/regular/doc/
  6. Решение Павловского районного суда с. Павловск от 26 ноября 2020 г. по делу №2-766/2020 // Судебные и нормативные акты РФ: интернет-ресурс. – URL: https://sudact.ru/regular/doc/ (дата обращения: 15.02.2022).

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Остался последний день
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary