Международный уголовный процесс

Международный уголовный процесс

Признавая верховенство общепризнанных международных норм в области прав человека, Российская Федерация предпринимает последовательные шаги по созданию института государственной защиты. Актуальность работы не вызывает сомнений. Неправомерное воздействие на потерпевших, свидетелей и других участников уголовного судопроизводства приобрело характер крупномасштабной социально-правовой проблемы, проявляющейся в чрезвычайно опасной оппозиции к раскрытию, расследованию и рассмотрению случаев преступлений организованными группами и преступными сообществами, в том числе с международными уголовными связями. Мировое сообщество признает угрозы и насилие в отношении лиц, сотрудничающих с правосудием, наиболее распространенных средств подрыва системы уголовного правосудия.

Авторы публикации

Рубрика

Право

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 7 (52), февраль ‘22

Дата публицакии 12.02.2022

Поделиться

С принятием Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и Федерального закона от 20 августа 2004 года № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и других участников уголовного судопроизводства», законодательной базы государственной защиты, в том числе Правительство Российской Федерации, одобряющее государственные программы «Обеспечение безопасности жертв, свидетелей и других участников уголовного судопроизводства», Правила применения определенных мер безопасности. В Министерстве внутренних дел России и других структурах, выполняющих функции по осуществлению мер безопасности, были разработаны ведомственные нормативные правовые акты.

Конечно, если рассматривать эту проблему с одной стороны, то ярко выражается ограничение зашиты, предоставляемой государством, но с другой стороны неопределенность оказывает значительное влияние на увеличение числа совершения противоправных деяний в отношении граждан, которые имеют право на государственную защиту.

Таким образом мы приходим к выводу, что угрозы жертве преступления, свидетелю или иному лицу, которое является участником уголовного производства, сделанные публично, несут в себе меньше опасности, нежели те, которые озвучиваются лично адресату.  Но при этом нельзя забывать о том, что нет способа определить, будут ли воплощены угрозы в жизнь или нет.

Проанализировав положения ФЗ о государственной защите, ярко выражается факт наличия дисбаланса между задачами, поставленными перед государственной защитой, и ресурсами. Это означает, что в первую очередь стоит сосредоточить внимание именно на работе соответствующих органов, на которые возложены функции осуществления защиты относительно особо опасных преступлений, например, терроризм, незаконный оборот наркотических средств и психотропных вещества, коррупция и т.д.

Далее стоит уделить внимание еще одному вопросу, который также немаловажен – здесь речь идет о процедуре принятия решения о назначении государственной защиты.

На данный момент решения подобного рода принимаются следователем на основе внутреннего убеждения, при этом не проводится необходимых мероприятий для установления необходимости в обеспечении защиты. Зачастую при принятии решения не интересуются позицией органов государственной защиты и не спрашивают мнение у лиц, принимающих участие в расследовании уголовного дела.

На практике часто возникают ситуации, в которых следователь назначает государственную защиту, опираясь на опасения жертвы, стараясь не допустить в его отношении совершения противоправного действия. Это абсолютно нормально, что большинство людей, которые столкнулись с преступными действиями в свой адрес в дальнейшем испытывают страх повторения преступления и стараются обезопасить себя. Тоже самое можно сказать и о свидетелях. Если человек обладает сведениями, которые могут поспособствовать привлечению виновного к ответственности, то он боится дать показания, несмотря на то, что нет реальной угрозы.

Часто меры государственной безопасности, предусмотренные ФЗ № 119 заменяются на меры, о которых говорится в УПК РФ, а именно в ст. 11. В некоторых случаях следователи стараются предоставить защиту лицам, имеющим непосредственное отношению к расследованию, чтобы они могли дать показания. Но это происходит далеко не всегда, некоторые должностные лица пренебрегают правилами обеспечения безопасности, как это устанавливает УПК РФ.

Следователь может указывать органам государственной защиты обратиться к помощи дополнительных мер защиты, даже если в данном деле можно обойтись псевдонимом.

Начальник органа следствия должен согласовать вопрос допроса защищаемых лиц под псевдонимом, он самостоятельно контролирует этот процесс с целью обеспечения безопасности потерпевших, свидетелей, их родственников – об этом говорится в ч. 9 ст. 166 УПК РФ.

Представляется, что для того, чтобы решение о назначении мер государственной защиты принималось более рационально и исходило из принципа разумности, стоит рассмотреть вопрос принятия решения подобного рода органом судебной власти. На данный момент, как определяют положения федерльного законодательства, данное решение принимается следователем по согласования с руководителем органа, а это вполне может стать причиной возникновения корпоративизма.

В качестве примера можно привести Германию, где на решение о необходимости обеспечения защиты со стороны государства предоставляется временной период в три месяца. Для сравнения скажем, что отечественный законодатель выделяет для этого только три дня. С одной стороны, такой большой период дает возможность сбора информации в полном объеме, сотрудники правоохранительных органов могут проверить и сопоставить все факты о реальности угрозы. Но с другой стороны вряд ли преступник, угрожающий жертве, станет оттягивать осуществление задуманного на столь длительный промежуток времени.

В странах ЕС решение подобного рода могут принимать сотрудники специальных организаций, которые наделены соответствующей компетенцией. Что касается России, то здесь решение принимается органом судебной власти или следователем по согласования с руководством органа следствия.

Федеральный закон о государственный защите предусматривает возможность замены документов с целью обеспечения безопасности лица, участвующего в уголовном процессе.

Но опять же, данный процесс зачастую сопровождается сложностями. Замена документов – это достаточно долгий процесс, ведь изначально необходимо сформировать легенду жизни защищаемого лица. Также в данном вопросе необходимо тесно взаимодействовать с различными службами, чтобы обеспечить подлинность заменяемых документов. В некоторых ситуациях требуется в кратчайшие сроки изменить личные данные участника уголовного производства. Чтобы не допустить ошибки из-за бумажной волокиты, следует рассмотреть вопрос об учреждении специализированных организаций, которые бы работали непосредственно с органами охраны правопорядка, наделив их полномочиями по сокрытию личных данных защищаемых лиц и также предоставив им возможность осуществлять функции по своевременной замене документов.

В данном случае нельзя забывать о том, что документы уязвимы в плане проверки на достоверность, ведь сегодня практически у каждой организации имеется собственная база данных, которая может участвовать в незаконном информационном обороте. Также сегодня распространены социальные сети, в которых также можно найти необходимую информацию о человеке, что значительным образом усложняет разработку легенды, которая будет устойчивой и не вызовет сомнений.

В Указе Президента РФ от 06.3.1997 г. отмечено, что сведения о лицах, в отношении которых действуют меры государственной защиты, должны быть конфиденциальными, полностью закрытыми от доступа для посторонних лиц.

В процессе деятельности органов государственной защиты постоянно появляются документы, в которых отражается вся информация о предпринимаемых мерах для обеспечения безопасности участника уголовного процесса. В них указываются методы, ресурсы, участвующие лица. Если сведения подобного рода будут доступны для широкого круга лиц, то это крайне негативно скажется на результативности процесса. Информация о сотрудниках органов охраны правового порядка в открытом доступе также является уязвимым местом, так как преступник может предпринять попытки воздействия на них с целью получения данных о защищаемом лице. Закон не допускает использование информации, которая относится к разряду государственной тайны.

Я придерживаюсь мнения, что указанная проблема может быть решена путем внесения соответствующих изменений и дополнений в ФЗ № 45.

Практика данного направления деятельности показывает, что реализация мер государственной безопасности требует законодательных изменений.

В первую очередь обратим внимание на такую меру, как переселение защищаемого участника уголовного производства в иное место жительства, которая предусмотрена ч. 2 ст. 10 ФЗ № 119.

Однако, законодатель не дает никакой конкретики, а только ссылается на общее правило, гласящее, что процесс переселения защищаемого лица регламентируется нормативно-правовыми актами Правительства РФ. Однако, на этом уровне также нет достаточной ясности.

Можно предположить, что финансирование происходит за счет бюджетных средств. Здесь не говорится о том, что защищаемый начинает владеть новым жильем на праве собственности, скорее всего жилое помещение сдается в аренду или же на условиях бесплатного пользования.

Если обратиться к опыту и практике иностранных государств в данном направлении, принимая во внимание материалы ООН, страны, финансирующие процесс переселения защищаемого на сегодняшний день не открывают данной информации.

Только законодательство Италии содержит положения, которые предусматривают возможность выкупа государственного жилья, которое свидетель имеет на праве собственности.

Отдельное исследование заслуживает практического осуществления этого права с учетом разнообразия форм владения и пользования жильем, а также необходимости учитывать интересы всех лиц, проживающих в нем, и (или) иметь право на Сделай так.

В других странах государство берет на себя обязательства по оказанию помощи защищенному лицу, которое в одиночку несет расходы на приобретение или аренду жилья.

Международный опыт предполагает проведение психологического обследования и оценку состояния защищенного потенциала. Заключение психолога, основанного на результатах такой работы, является обязательным фактором в определении возможности привлечения человека под защиту и позволяет разрабатывать рекомендации для служащих, которые его реализуют.

В связи с этим, принимая во внимание отсутствие профессионально значимых психологических знаний и навыков сотрудников органов государственной защиты, мы считаем целесообразным выработать вопрос о привлечении профессиональных психологов к работе с защищенными лицами.

Итак, в этом разделе мы даем промежуточные результаты обеспечения безопасности охраняемых лиц, а также указываем на проблемы, решение которых, на наш взгляд, возможно в рамках единого комплексного подхода к повышению эффективности обеспечения безопасности участников уголовного правосудия.

Список литературы

  1. Тарасов А.М. Криптография и электронная цифровая подпись (продолжение) // Российский следователь. 2014. N 2. С. 45
  2. Постановление Правительства РФ от 27 октября 2006 г. N 630 "Об утверждении Правил применения отдельных мер безопасности в отношении потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" (в ред. от 29.10.2010) // СПС Консультант Плюс
  3. Данные из выступления ВРИО начальника УОГЗ МВД России В.В. Белинского в Общественной палате Российской Федерации 22 февраля 2017 г.
  4. Холевчук А.Г. О необходимости внедрения средств криптографической защиты информации в уголовный процесс РФ // Российский следователь. 2016. N 14. С. 9
  5. Закон РФ от 21.07.1993 N 5485-1 (ред. от 26.07.2017) "О государственной тайне" // Собрание законодательства РФ, 13.10.1997, N 41, стр. 8220-8235.

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Осталось 4 дня до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary