Исторический аспект категории «дееспособность»

Исторический аспект категории «дееспособность»

Первое упоминание о дееспособности относится к периоду Римской империи. В классический период расцвета правоспособности получает широкое распространение и изучение категории «дееспособность» в римском праве. В фундаментальных работах юристов той эпохи самой дефиниции  категории «дееспособность» не давалось. Но правоведы  римской империи довольно широко применяли и использовали критерий « самостоятельного пользования», при осуществлении прав и исполнения обязанностей.

Авторы публикации

Рубрика

Право

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 5 (50), февраль ‘22

Дата публицакии 28.01.2022

Поделиться

Первое упоминание о дееспособности относится к периоду Римской империи, это событие к 19 году нашей эры. В классический период расцвета правоспособности  получает широкое распространение  и изучение категории «дееспособность» в римском праве. В фундаментальных работах юристов той эпохи самой дефиниции категории «дееспособность» не давалось. Но правоведы  римской империи довольно широко применяли и использовали критерий « самостоятельного пользования», при осуществлении прав и исполнения обязанностей.  «Правовое содержание  дееспособности состояло из юридического и интеллектуального критерия, поэтому в Римской империи граждане признавались дееспособными только в том случае, если,  во-первых, они способны были от своего имени совершать юридически значимые действия, это является правовым критерием, а во вторых, они способны по собственной воли исполнять принятые на себя обязанности, это интеллектуальная составляющая категории «дееспособность»». К этой категории граждан римское частное право  не относила ни душевнобольных, ни детей.  Законодательно закрепленные определения раскрывали правовое положение граждан Рима, иностранных граждан,  вольноотпущенников, женщин, детей, а так же иных категорий лиц, проживающих в пределах Древнеримской империи. При всем этом положение рабов по правовым канонам того времени было приравнено в вещи, которая находилась под неограниченной властью своего господина.

Римское частное право знало основания прекращения и ограничения дееспособности, к которым в частности относились: смерть, зависимость от ряда обстоятельств, таких как плен, кабала, рабство, рождение от рабыни, в этом случае дееспособность презюмировалась, но ее реализации на практике была невозможна.

Проводя и отслеживая историю права древнего Рима, можно сделать однозначный вывод о том, что содержание и объем дееспособности  было подвержено динамике и изменению по мере развития римского частного права.  Так, например, каждая женщина в римской империи  наделялась большей свободой в осуществлении своих прав при рождении ребенка, после развода или же смерти мужа. А мужское население самостоятельно могло решать вопрос об отпущении на волю, но только при условии достижения ими возрастного ценза. По законам Рима,  властные полномочия отца могли распространяться на одного из потомков по мужской восходящей линии, а могли и вообще отсутствовать.  Поэтому с течением некоторого количества времени правовая категория «дееспособность»  начинала носить все более лояльный характер и стала иметь несколько трактовок, но все они  сводились к следующему постулату: человек в своих действиях волен поступать как ему лучше, но при этом его желания и  волеизъявление должно имеет законодательно установленный и регламентированный предел.

«В правовых нормах гражданского права России на протяжении всей истории становления правовой системы существовал целый ряд правовых норм, в которых закреплялись  основные положения  о дееспособности физических лиц, а так же рассматривались  проблемные аспекты, касаемые  законодательного закрепления не только понятия дееспособности в России в дореволюционный период, но и совокупность критериев, который влияли на объем дееспособности,  устанавливаемые русскими  цивилистами в Российской империи в дореволюционное время».

Так с эпохи Древнерусского государства понятие категории «дееспособность» не была подвержена изменению, определения  правовой сущности отсутствовало, хотя целый ряд теоретиком гражданского права и законодательство того времени применительно к этой категории права априори выделяли зависимость граждан от совокупности различных обстоятельств, которые в последствие подверглись систематизации. Так в древних летописях довольно часто встречаются категории «правоспособность» и «дееспособность», но при этом отсутствует смысловая нагрузка, которая разделяла эти понятия.

В законах древней Руси  главным  критерием, который определял возможность осуществление юридически значимых действий, была воля  субъекта права, а к ограничениям гражданской дееспособности относились следующие признаки: рождение, социальный статус, пол, образование,  исповедуемая религия. Например, у ребенка рожденного незаконно отсутствовало право на причастность к сословию, на принятие наследства, на фамилию, но в последствие комплекс этих прав стал доступен, поскольку такое законодательно закрепленное положение было в обществе признанно не гуманным по отношению к детям.

А правовое положение женщин в обществе отличалось следующей  особенностью, так за ними повсеместно устанавливались ограничения в дееспособности, при этом эти ограничения являлись следствием патриархального уклада общества, и были продиктованы властью  со стороны родителей, или мужа, или старших родственников. Поэтому женщинам запрещалось совершать, дозволенные им юридически значимые действия, не получив на это согласия мужчины. В дальнейшем ряд правоведов придерживались мнения о признании за женщиной основного комплекс прав и обязанностей, но при этом какие-либо кардинальные  изменения законодательства  на этот счет отсутствовали. Но вместе с тем, гражданское общество стало признавать за женщиной   возможность самостоятельно осуществлять целого ряда гражданских прав: в отношении имущества, детей, участия в процессах, которые затрагивали ее права  обязанности.

Что же касается лиц, которые являлись психически нездоровыми и душевнобольными, то государство стало относиться к ним снисходительно, поэтому  с целью их поддержки начали открываться приюты и больницы. Граждан этой категории стали считать членами общества, но при этом за ними закреплялся конкретный  набор прав и обязанностей. И гарантом  соблюдения их прав  начал выступать общественный институт опекунства. Стали регламентироваться процедуры признания гражданина душевнобольным, а так же стала реализоваться возможность  признания физического лица дееспособным.

Особую роль при определении объема дееспособности в России играл сословный фактор, поэтому,  чем выше сословный статус, тем шире было содержание дееспособности,  и тем большим набором прав обладал  индивид.

Особо следует обратить внимание на то, что ни образование, ни религия не являлись базовыми критериями при определении волеспособности дееспособного лица,  но при этом они могли оказать существенное влияние на весь комплекс прав и обязанностей при их самостоятельной реализации.

Дискуссионные выводы теоретиков-цивилистов о самостоятельности правовой категории «дееспособность» основываются на следующих постулатах:

сама дееспособность носит неотчуждаемый характер, этого мнения придерживались ученый правоведы Мейер Д. И. и Покровский И.А.;

не следует проводить разграничение между следующими категориями «правосубъектность», «правоспособность», «дееспособность»,  этих взглядов придерживался Кечекьян С. Ф.;

такие категории права как «правосубъектность» и « правоспособность»  находятся в прямой зависимости от предпосылок, которые законодательно регламентированы, то мнение поддерживал Венедиктов А. В.;

гражданско-правовые категории «правоспособность» и «дееспособность» являются по своей сущности и содержанию тождественными  понятиями, это мнение Толстого Ю. К.;

правосубъектность, как таковая состоит из правоспособности и дееспособности, такие мысли по этому поводу высказывал Иоффе О.С.;

правосубъектность, дееспособность и деликтоспособность являются составными элементами правосубъектности, это положение высказали в своих научных трудах Алексеев С. С. и Халфина Р.О.

Цивилистическая наука  многовекторно относилась к понятийному аппарату категории «дееспособность», поэтому в науке гражданского права по поводу дефиниции дееспособность существовало множество мнений и взглядов, начиная с 1917 года, стал  наблюдаться регрессный характер в законодательном, закреплении этого  понятия, но в 50-е годы 20 века наметился целый комплекс положительных моментов в развитии понятия правосубъектности, при этом «дееспособность» получила легальное закрепление на законодательном уровне, определился ее самостоятельный статус.

Современное гражданское право Российской Федерации содержит легально закрепленное определение понятия дееспособность, которая представляет собой способность гражданина своими действиями приобретать гражданские права и осуществлять их, создавая для себя гражданские обязанности  и исполнять их, данное положение содержится в ст. 21 ГК РФ.

Наиболее главным и существенным элементом содержания дееспособности физических лиц  является возможность заключения гражданско-правовых сделок, то есть сделкоспособность, и возможность самостоятельно нести имущественную ответственность, то есть деликтоспособность.

В гражданском  кодексе законодатель в качестве элемента дееспособности выделил возможность физических лиц осуществлять предпринимательскую деятельность, такая норма закреплена в ст. 23 Гражданского кодекса. Так на основании ст. 2 ГК РФ предпринимательской деятельностью признается деятельность, которая осуществляется самостоятельно на свой риск, которая направлена на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, которые зарегистрированы в качестве предпринимателей,  в порядке,  установленном действующим законодательством.

«Дееспособность в отличие от правоспособности, тесным образом  связана с совершением гражданами  волевых действий, предполагающие достижения уровня психической зрелости. Законодатель определяет возрастной критерий,  достигнув которого физическое лицо приобретает возможность своими самостоятельными действиями приобретать права и нести обязанности».

Так в соответствие с нормами  права гражданин признается полностью дееспособным при достижении им восемнадцатилетнего возраста, но законодатель допускает возможность исключений из этого правила, такая ситуация возможно только в двух случаях. Во-первых, в результате вступления брак лица, который не достиг возрастного критерия  восемнадцати лет,  при условии, что ему законодательно  снижен установленный  порог брачного возраста,  а во-вторых,  в результате процесса эмансипации.

Список литературы

  1. Нечаева А.М. О правоспособности и дееспособности физических лиц. // Государство и право. 2008- №2.
  2. Конституция Российской Федерации. // Принята Всенародным Голосованием 12 декабря 1993 г. Российская газета, 25.12.1993.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 № 51-ФЗ ред. от 02.11.2013.
  4. Гражданско-процессуальный кодекс от 14.11.2002 г. № 138-ФЗ в ред. от 2.04.2014.
  5. Веберс Я. Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. 2009 М.: с. 26.
  6. Козлова Н. В. Правосубъектность юридического лица. - М.: Статус, 2008. С. 37.
  7. Матузов Н.И. Субъективные права граждан СССР. Саратов, 1989 г. с. 45.

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Осталось 5 дней до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary