Особенности и некоторые вопросы квалификации преступлений против военной службы

Особенности и некоторые вопросы квалификации преступлений против военной службы

Данная статья посвящена анализу особенностей и рассмотрению вопросов, возникающих при квалификации преступлений против военной службы.

Авторы публикации

Рубрика

Юриспруденция

Журнал

Журнал «Научный лидер» выпуск # 2 (47), январь ‘22

Дата публицакии 09.01.2022

Поделиться

Несмотря на разработанную систему правил квалификации преступлений против военной службы, у правоприменителей возникают трудности, а иногда и ошибки при квалификации такого вида преступлений.

Преступления против военной службы обладают высокой общественной опасностью по следующим критериям: во-первых, в большинстве случаев они совершаются непосредственно военнослужащими, которые наделяются определенными правами и обязанностями ввиду несения ими службы; во-вторых, совершенное преступление нарушает воинскую дисциплину и порядок прохождения военной службы; в-третьих, преступность среди военнослужащих способствует негативному мнению  среди населения Российской Федерации о системе Вооруженных сил РФ в целом, и ставится вопрос о безопасном нахождении в стране.

Для подтверждения вышесказанного приведу пример.

Так, 29 сентября в Амурской области военнослужащий А. расстрелял своих сослуживцев во время проведения  учебных стрельб. В результате преступного погибли три человека, двое получили ранения. Военнослужащий А. пытался скрыться с места происшествия, но был убит во время задержания.

Квалификация преступлений против военной службы имеет свои особенности, которые должны учитываться органами предварительного следствия и судом.

Перейдем к рассмотрению и разбору особенностей, а также вопросов квалификации преступлений против военной службы.

Если военнослужащие совершали преступления как в группе, так и единолично, то их действия необходимо квалифицировать как совокупность преступлений, предусмотренных за совершение как группового преступления, так и преступления без квалифицирующих признаков.

Так, рядовые А.,Д., К. обвинялись в том, что в течение длительного периода времени как совместно, так и единолично неоднократно применяли физическое насилие к военнослужащему более позднего срока призыва Л. Не выдержав избиений и издевательств со стороны названных лиц, Л. покончил жизнь самоубийством. Военным судом эти действия А.,Д., К. с учетом тяжести наступивших последствий правильно квалифицированы только по ч.3 ст.335 УК. Военным судом Северного флота другой рядовой Б. наряду с совершением других преступлений признан виновным в том, что дважды избил не состоявших с ним в отношениях подчиненности военнослужащих единолично и дважды - совместно с сослуживцами. Все эти действия Б. квалифицированы судом по пп."а", "б" и "в" ч.2 ст.335 УК1.

Субъект  преступления против военной службы специальный. Общие положения о соучастии в преступлениях со специальным субъектом полностью применимы и к соучастию гражданских лиц в преступлениях против военной службы. Гражданские лица могут быть организаторами, подстрекателями и пособниками в воинских преступлениях, но не исполнителями.

Нельзя не согласиться, опираясь на практику, что гражданские лица участвуют в совершении преступления против военной службы. Например, преступник, напав на часового, причиняет ущерб боевой готовности воинской части, гражданское лицо, нанеся побои военному начальнику, тоже причиняет ущерб нормальной деятельности аппарата военного управления, лицо, не являющееся субъектом воинского преступления, так же, как и военнослужащий, способно уничтожить боевую технику, сорвать военные мероприятия и так далее. В то же время лицо, не являющееся субъектом преступления против военной службы, совершая подобное деяние, не может при этом нарушить специальный порядок поведения, поскольку обязанности по соблюдению этого порядка на него не возлагались.

Если гражданское лицо совместно с военнослужащим непосредственно участвует в совершении действий, образующих объективную сторону того или иного преступления против военной службы и при этом их деяния подпадают под признаки преступления, считающегося совершенным группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, то такое преступление нельзя считать совершенным в группе. Так, военнослужащий был осужден по ч.1 ст.333 УК РФ, гражданское лицо по части 1 статьи 333 УК РФ со ссылкой на статью 33 УК РФ за то, что во время посещения своего товарища они оба  выразились в адрес начальника патруля военной комендатуры нецензурно и нанесли удар кулаком в лицо за то, что он сделал ему замечание за нарушения военной формы одежды, небритость и невыполнение воинского приветствия, а также потребовал проследовать в военную комендатуру для дальнейшего разбирательства.

Возникают проблемы при квалификации преступлений против военной службы при  разграничении со смежными составами .Здесь мы наблюдаем конкуренцию уголовно-правовых норм. Как указано в ч.3 ст.17 УК РФ: «Если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме».

Так, органы предварительного следствия квалифицировали действия рядового Х. по ч. 1 ст. 335 УК РФ и ч.1 ст. 119 УК  РФ за то, что он подошел к Ч. сзади, схватил его левой рукой за шею, ограничив движение последнего, приставил к его шее находящийся в другой руке нож и высказал Ч. насмешку положением, в котором тот оказался. Суд признал  состав преступления, предусмотренный ч.1 ст. 119 УК РФ, признан излишним.

Трудности возникают и при разграничении преступлений, предусмотренных ст. 346 УК РФ и ст. 167 УК РФ.

Например, если военнослужащий повреждает имущество, расположенное в комнате психологической разгрузки, то его действия будут квалицированы  по  ст. 167 УК РФ. Но если он повредит имущество в караульном помещении, то действия будут  квалифицированы по ст. 346 УК РФ.

На практике возникают вопросы, как квалифицировать действия

военнослужащего-дезертира, если он похитил оружие. Определяющее значение имеет тот факт, каким образом военнослужащий получил оружие. Если оружие было вверено ему по службе, то действия военнослужащего-дезертира квалифицируются по ч.2 ст. 338 УК РФ, а если военнослужащий-дезертир завладел оружием, не вверенным ему по службе, то в таком случае квалификация осуществляется по ч. 1 ст. 338 УК РФ и ст. 226 УК РФ, то есть по совокупности преступлений.

Так, сержант И. в целях уклонения от прохождения службы с вверенным ему оружием самовольно оставил пост выездного караула в период исполнения обязанности часового, после чего совершил ряд других преступлений с применением данного оружия. Его действия наряду с иными статьями обоснованно квалифицированы военным судом Благовещенского гарнизона по ч. 2 ст. 338 и ч. 1 ст. 226 УК.

Таким образом, при рассмотрении особенностей и некоторых вопросов квалификации преступлений против военной службы делается вывод о том, что органам предварительного следствия и судам при юридической оценке данных преступлений следует всесторонне учитывать всю совокупность объективных и субъективных признаков этих составов.

 

1Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор судебной практики по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях.

Список литературы

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 29.07.2017)(с изм. и доп., вступ. в силу с 27.12.2019) // «Собрание законодательства РФ», 17.06.1996, N 25, ст. 2954.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 30.10.2018) // Собрание законодательства РФ. - 24.12.2001. - № 52 (ч. I). - ст. 4921.
  3. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор судебной практики по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях [Электронный источник]/ https://sudrf.cntd.ru/rospravo/document/901819494 (дата обращения 09.01.2022).

Предоставляем бесплатную справку о публикации,  препринт статьи — сразу после оплаты.

Прием материалов
c по
Осталось 5 дней до окончания
Размещение электронной версии
Загрузка материалов в elibrary